Главная / Статьи /Вы здесь

Пастырь, исполнивший долг до конца

10/26/2022
2180
0
Пастырь, исполнивший долг до конца

Священнослужители вместе с простыми солдатами и офицерами стойко служили Отечеству в годы Первой Мировой войны. Отец Антоний (в миру – Василий Смирнов) стал первым военным священником, который в годы конфликта удостоился ордена Святого Георгия. Посмертно. 

«В последний раз о. Антония видели, когда он в ризе и с крестом и Евангелием в руках, благословив в последний раз своих духовных чад на спасение, спустился внутрь корабля. Зачем он туда пошел, осталось неизвестным. Вскоре корабль затонул, и пастыря, исполнившего долг до конца, не стало,» - сообщали о подвиге священника в конце 1914 года «Самарские епархиальные ведомости». Поступок отца Антония, корабельного священника на минном заградителе «Прут», был красноречивым примером героизма русских духовных служителей в годы Первой Мировой войны. 

Потомственный священнослужитель

Биография отца Антония (в миру – Василия Смирнова) до Первой Мировой войны не отличалась чем-то выдающимся. Духовный путь будущего героя был предопределён с рождения: он родился в 1843 году в Самарской губернии в семье священнослужителя и связал свою жизнь с религией, поступив в Самарское духовное училище. После окончания учебного заведения Василий прибыл в Мойский Свято-Троицкий монастырь, где провёл долгие годы. Уже в 1879 году, по собственному прошению, Василий был переведён под юрисдикцию Казанской епархии. Он перебрался в Седмиозерную Богородецкую пустынь, где через 2 года, в возрасте 38 лет, принял монашеский обет под именем Антония. 

Отец Антоний.

До поры жизнь отца Антония не была связана с армией. Он служил в разных монастырях Поволжья, справно отдавая долг Господу, пока в 1909 году не был призван в военно-морской флот. Новое назначение отражало высокий авторитет отца Антония – не каждого священнослужителя отправляли на военные корабли. Судовой священник должен был быть примером христианской добродетели для матросов, в его задачи входило воспитание паствы и поддержание в ней боевого духа. Сама традиция прохождения духовными лицами службы на флоте восходит ещё ко временам Петра I – император в Морском уставе 1720 года зафиксировал необходимость в присутствии священника на военных суднах: «В корабельном флоте на каждом корабле иметь по одному иеромонаху»

Минный заградитель «Прут»

Отец Антоний отправился на службу на минный заградитель «Прут». Изначально корабль не предназначался для выполнения боевых задач. Пароход был построен в Англии в 1879 году (и получил название Kinfauns Castle), а спустя 5 лет его приобрело общество «Добровольный флот» для коммерческих целей. Переименованный в «Москву», пароход выполнял коммерческие рейсы на протяжении 11 лет, после чего был продан в военно-морской флот. 

Минный заградитель «Прут».

Вновь переименованный, теперь уже в «Прут», корабль стал учебным судном на Чёрном море. Впервые в историю страны он вошёл во время революционных событий 1905 года. 19 июля на «Пруте» вспыхнуло восстание, которое привело к аресту 42 членов экипажа вместе с лидером, матросом Александром Петровым. После подавления выступления судно некоторое время использовалось в качестве плавучей тюрьмы, а в 1909 году из «Прута» сделали минный заградитель – в связи с этим на корабль и был призван отец Антоний. 

До конца верен священному долгу

В 1914 году Антонию был уже 71 год, а время службы на корабле приближалось к пяти годам. В июле разразилась Первая Мировая война – испытание для уже немолодого священника довольно тяжёлое. Тем более, что Чёрное море с первых дней войны стало ареной активного противостояния русского флота и турецких военно-морских сил, укреплённых немецкими крейсерами «Гебен» и «Бреслау». 

15 октября 1914 года минному заградителю «Прут» была поручена переброска батальон пехоты из Ялты в Севастополь. Выполнение, казалось бы, дежурной задачи омрачалось не самыми приятными известиями, приходившими в штаб: сообщалось, что немецкий крейсер «Гебен» в сопровождении двух османских миноносцев направляется в сторону российского черноморского побережья. Несмотря на то, что официально состояния войны между Турцией и Российской империей ещё не было, морское командование активно готовилось к будущему столкновению. 

Линкор «Гебен».

В 5 часов вечера «Прут» снялся с якоря и направился к Ялте. Около полуночи корабль был близок к месту назначения, но из штаба флота пришло сообщение: «Ночь держаться в море. После рассвета возвращайтесь в Севастополь, вскрыв, если появится неприятель, пакет 4-Ш». Пакет 4-Ш содержал сведения на случай начала войны с Османской империей. Изменение в планах было вызвано приближением морских сил противника. 

Утром следующего дня «Прут» в сопровождении трёх эсминцев отправился обратно в Севастополь, В 5 часов на корабль по радио сообщили – война началась, в связи с чем поступил приказ начать ставить минные заграждения у Севастополя. Однако минный заградитель не успел выполнить задачу – уже через полтора часа главную базу Черноморского флота обстреливала корабельная артиллерия противника. 

Тогда атаке подверглись многие русские черноморские порты. В частности, Новороссийск.

«Прут» наблюдал за происходящим со стороны, ожидая дальнейшего развития событий. Незамеченным, тем не менее, минному заградителю не суждено было остаться – вскоре русский корабль был обнаружен на немецком крейсере «Гебен». Начался морской бой. Сопровождавшие «Прут» эсминцы попытались прикрыть своих братьев по оружию, но залпы головных орудий противника сильно повредили корабли. После этого «Гебен» предложил «Пруту» добровольно сдаться, но командир корабля, капитан второго ранга Георгий Быков принял решение затопить судно. 

В это же время «Гебен» начал обстреливать корабль. Точное попадание накрыло полубак минного заградителя. Команда открыла кингстоны – «Прут» начал стремительно тонуть. Оставшиеся в живых члены экипажа начали эвакуацию в шлюпки – существовал риск детонации мин, находившихся в трюме, что могло привести к катастрофическим жертвам. По непонятным причинам «Гебен» бросил свою добычу и прекратил стрельбу. 

 Минный заградитель «Прут».

Отец Антоний до конца оставался со своей паствой, разделяя с моряками выпавшую на них тяжёлую долю. Пожилой священник отказался эвакуироваться с корабля, освободив место в шлюпке одному из матросов, несмотря на настойчивые просьбы команды покинуть погибающее судно. Он решил остаться с раненными, которых не могли вывезти с «Прута». Вплоть до полного погружения «Прута» под воду Антоний оставался на палубе и благословлял отбывающих выживших на берег. 

Подвиг отца Антония не остался незамеченным. Он первым из священнослужителей был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени, посмертно. В течение Первой Мировой войны ещё 13 коллег отца Антония по цеху получили эту награду, но Антоний был единственным среди них флотским священником.

Обложка: http://navsource.narod.ru/

Рекомендуем