Прежде всего, я хотел бы отреагировать на выступление Ирины Яровой, которая подняла правильную тему, связанную с созданием специального интернет-ресурса — электронной карты, на которую были бы нанесены все существующие военные памятники, как на территории России и республик бывшего Советского Союза, так и находящиеся за рубежом, в том числе и те, которые сейчас подвергаются попыткам сноса, либо уже снесены и уничтожены.

Такая общественная электронная карта уже существует. Она ведется инициативно рядом общественных организаций при поддержке Министерства иностранных дел и всех посольств. На карту нанесены памятники, их сейчас около восьмидесяти тысяч. Более того, карта сделана в формате социальной сети, то есть каждый желающий может там разместить свои фотографии памятников, описать их нынешнее состояние, с помощью этой карты провести или организовать субботники, которые проходят сотнями и тысячами. Люди приходят в свободное время — красят, чинят. Обращаются к муниципальным властям с просьбой привести в порядок то или иное место.

Эта карта полностью интегрирована с Яндекс. Картами, что тоже очень удобно. Называется проект: «Местопамяти.рф» Но, конечно, любое дело можно сделать ещё лучше, и будет очень здорово, если наши парламентарии в своих округах, используя партийный и личный ресурс, взаимодействуя с местными властями, будут эту карту дальше развивать и улучшать. Поэтому вопрос, который поставлен, это важный правильный вопрос.

По теме моего выступления я бы хотел начать с того, что, еще до начала собственно «Нюрнбергского процесса» состоялось несколько подобных судебных процессов непосредственно на территории Советского Союза. Эти процессы продолжались и после войны: Харьковский, Краснодарский, Киевский, Смоленский, Ленинградский и ряд других, по совокупности, в историографии они получили название «Советский Нюрнберг». На них в судебном порядке рассматривались злодеяния нацистов, в основном, коллаборационистов, но и нацистских немецких преступников тоже, по уничтожению мирного населения и совершения иных воинских преступлений.

По их итогам более 250 человек получили заслуженное наказание. Процессы проходили публично. В некоторых местах и казнь по требованию наших граждан была также проведена публично. Есть известные кадры, посмотрите их, эти кадры поразительны, как, например, приведение в исполнение через повешение приговора над главными нацистскими преступниками, зверствовавшими на территории Украины. Они были повешены непосредственно на площади Калинина в присутствии ста тысяч наших негодующих граждан. Площадь Калинина — это Майдан Незалежности — так сегодня называется это место.

Эти процессы имели широкий резонанс не только в Советском Союзе, но и во всем мире. Я думаю, что не в последнюю очередь наши союзники согласились на открытый суд над нацистами именно из-за тех наглядных доказательств, свидетельствующих об их преступлениях, которые были получены как раз в ходе «Советских Нюрнбергов». Иначе они могли просто потерять лицо. На Нюрнбергском процессе раскрылись страшные картины убийства людей, поставленные на промышленный поток.

Владимир Мединский


И в обвинении прозвучал ряд понятий, которые раньше мало использовались в правовой практике. Это и «преступление против человечности» или «человечества», если правильно перевести, и понятие «геноцида». Вообще, автором термина «геноцид» является уроженец Российской империи Рафаэль Лемкин, который еще в 1933 году предложил на одной из конференций, посвященных унификации норм международного права, ввести этот термин и принять международную конвенцию против геноцида. Раньше для описания преднамеренных систематических убийств использовались другие термины: «резня», «истребление», «преступление против граждан». Черчилль в 1941 году, говоря о начале вторжения Германии в Советский Союз, употребил выражение «преступления без имени».

В Нюрнберге слово «геноцид» использовалось еще не как юридический, а скорее, как публицистический термин, но уже совсем скоро, оно приобретет строго правовой характер. И сегодня мы говорим о признании международным сообществом явления геноцида против евреев, носящего название «холокост». Во многих государствах отрицание холокоста уже само по себе является уголовным преступлением. Как мы знаем, более шести миллионов евреев стали жертвами геноцида. Следует еще говорить о геноциде против цыган, геноциде сербов, в основном, осуществленном нацистами вместе с хорватским профашистским режимом. Число сербов, ставших жертвами геноцида, оценивается в диапазоне от двухсот до восьмисот тысяч человек. Некоторыми государствами, также как и в целом ряде международных документов, признается факт геноцида армян во времена Первой мировой войны, жертвами которого стали от шестисот тысяч до полутора миллионов армян.

И, этим, собственно, список исчерпывается. А ведь известно, что нацисты относились к народам СССР, в целом, к славянским народам Советского Союза, как к «недочеловекам». Предполагалось некоторую часть славянских народов Советского Союза оставить в качестве рабов, может быть кого-то германизировать, остальных уничтожить, либо выслать в необитаемые территории, куда-то в Сибирь, за Урал и на Север. План «Ост» предусматривал, что на зачищенном от «недочеловеков» пространстве будут проживать миллионы немцев, которым будут помогать рабы: славяне и иные народы Советского Союза. Некоторые территории, такие, как Крым, предполагались к тотальной стопроцентной зачистке от местного населения и расселения там только этнических немцев.

Я приведу несколько цитат политических руководителей рейха: «Славяне должны работать на нас. В той мере, в какой они нам не нужны, они должны умереть... проведение прививок и медицинское обслуживание является излишним. Размножение славян нежелательным. Образование вредным. Для них достаточно уметь считать до ста», — это вещает видный «глубоко образованный» нацистский политический руководитель Мартин Борман, который, к слову, даже не окончил школу. «Мы должны... вести себя по-товарищески по отношению к тем, кто с нами одной крови. Меня ни в малейшей степени не интересует жизнь русского или чеха [чехи, почему-то, вызывали не меньшее презрение со стороны нацистов, чем славянские народы Советского Союза — В. М.]. Мы возьмем то, что эти народы могут нам предложить, а дальше — живут они или умирают с голоду — нас не интересует. Решение проблемы заселения пространств должно предусматривать “полное уничтожение русских” или подрыв их биологической силы», — это уже говорил Генрих Гиммлер, как известно, недоучившийся агроном.

По данным историков, только до конца 1941-ого года айнзацкомандами на территории оккупированного Советского Союза был истреблен примерно один миллион мирных жителей. Миллионы советских граждан были уничтожены, либо умерли от голода, холода, неимоверных условий существования в немецких лагерях и в последующих — 1942-ом, 1943-ем, 1944-ом годах. Я напомню, кстати, когда мы говорим о геноциде в отношении народов Советского Союза, не следует забывать и о чудовищной судьбе наших военнопленных.

Немцы, фашисты любили порассуждать на тему Женевской конвенции «Об обращении с военнопленными», которую в свое время Советский Союз не подписал по идеологическим соображениям. Но мы не могли представить себе — у нас все-таки было общество равенства — что нужно офицеров содержать отдельно от солдат, выделять им денщиков, как-то обеспечивать особые условия питания. А вот они-то как раз все подписали и ничего не соблюдали. Из пяти с половиной миллионов советских военнопленных, находившихся в фашистском плену, погибло, по разным оценкам, до трех с половиной миллионов, то есть почти шестьдесят процентов. Для сравнения: пленных англичан в фашистском плену погибло три процента, ну, конечно, англичане — это ведь англы и саксы, можно сказать, германские племена, поэтому отношение к ним было совсем другое.

Среди ученых сегодня нет единой оценки, каково общее число погибших мирных жителей на оккупированных территориях Советского Союза. Цифры разнятся примерно от тринадцати с половиной до восемнадцати миллионов человек. И, наверное, установить точное число погибших — это важная, хотя и непросто осуществимая, задача историков. Но, тем не менее, мы говорим о шести миллионах погибших евреев, двухсот, трехсот, нескольких сотнях тысячах сербов, цыган, но мы не говорим о геноциде, точнее, не говорили раньше о геноциде в отношении граждан и народов Советского Союза, которых, по минимальным оценкам, погибло тринадцать с половиной миллионов человек.

Форум «Уроки Нюрнберга»


Почему? Почему СССР на этом не настаивал? Почему об этом было просто не принято говорить? Возможно, это объясняется разными причинами.

Во-первых, подчеркивалось, что, прежде всего, мы — победители, а потом уже жертвы. Всем было понятно, кто агрессор, кто победители, и никто не ставил это под сомнение.

Во-вторых, и, возможно, в этом была главная причина, нам было неудобно принимать роль жертвы, мы же не «недочеловеки», мы — «сверхчеловеки», сломавшие хребет фашистскому зверю и всей объединенной фашистской Европе.

В-третьих, как мы знаем сейчас, хотя мы знали это и ранее, в уничтожении мирного населения принимали активнейшее участие коллаборационисты — пособники нацистов из числа украинцев, латышей, литовцев, других народов Советского Союза. Мы это знали и стремились особо не афишировать. Собственно, поэтому так неизвестна была в советские годы, хотя и не засекречена, история лагеря смерти Собибор. Героическая история.

Кто осуществлял уничтожение в Собиборе сотен тысяч евреев? Эсэсовцы, нацисты — это была верхушка, остальные — набранное на западной Украине карательное подразделение. Сейчас, благодаря усилиям Следственного комитета РФ, руководства Новгородской области, исторического сообщества Генеральной прокуратурой проведено большое расследование страшного преступления — массового расстрела мирных жителей — женщин и детей в Новгородской области в районе Жестяной горки. Буквально пару недель назад там установлен мемориал — пронзительный по настроению памятник — в том самом месте, где были уничтожены три с половиной тысячи женщин и детей. Командовали всем нацисты, но работала айнзацкоманда добровольцев из Латвии — латыши по национальности. Поэтому мы как-то на этом не акцентировали внимания. Но, раньше ведь никому никогда не приходило в голову, как это делается сейчас, что Советский Союз можно исключить из числа победителей. Или, в лучшем случае, просто не упоминать, а в худшем — как в официальных документах европейского руководства, Европарламента — называть нас виновниками развязывания Второй мировой войны. Отдельные политики, не хочу здесь называть их фамилии, умудряются в своих речах на территории Освенцима высказать мысль, что СССР, оказывается, был и косвенным виновником холокоста.

В силу этого пора поставить вопрос о признании политики нацистов на территории оккупированного Советского Союза сознательным геноцидом народов СССР. Возможно, это позволит прекратить все эти бесконечные попытки обвинения нашей страны в развязывании Второй мировой войны, поскольку евреев, как и сербов, хотя бы не обвиняли в том, что они развязали войну.

В этой связи особенно важна работа всех общественных организаций, поискового движения России, Следственного комитета, прокуратуры, исторических обществ. Тех, кто объединил свои усилия под эгидой большого проекта под названием «Без срока давности». Важно выявлять места массового уничтожения мирных жителей, а их ещё много предстоит нам найти. Следует по-человечески предать земле останки наших погибших сограждан, как в той же Жестяной горке, так и в лагерях для пересыльных, о которых мы почти ничего не знаем.

Мы много знаем о лагерях смерти, но были ещё лагеря для пересыльных советских военнопленных, как, например, вот этот лагерь «Дулаг», или точнее, «Дулаг-184». Мы продолжаем в этом году обустраивать мемориал в этом страшном скорбном месте в Смоленской области. Там десятки тысяч пленных красноармейцев были брошены без одежды, без еды, без крыши над головой зимой 1941-го—1942-го годов. Смертность была за восемьдесят процентов. Пересылали тех, кто остался в живых, каким-то чудом выжил. Вы знаете, есть такое образное выражение: кору с деревьев ели. Вот в этих лагерях деревья буквально ели полностью, там только корневая система оставалась. Все, что могло быть растительной пищей, съедалось подчистую. Надо об этом не забывать, рассказывать.

Владимир Мединский


У нас в стране много памятников солдатам, генералам, героям, и это правильно, их должно быть еще больше. Но, наверно, имеет смысл сделать мемориал жертвам геноцида — в память о мирных жителях, народах Советского Союза, которые стали жертвами человеконенавистнической политики нацистов. Есть же такие мемориалы — мемориал жертвам Холокоста в Германии, мемориал холокоста в Израиле, в Армении создан мемориал Геноцида армян, они поразительные, пронзительные, заставляющие задуматься. Я думаю, что эту инициативу [Спасибо, спасибо за поддержку...] стоит реализовать к восьмидесятилетию победы. Но только надо подумать, как сделать так, чтобы это было действительно соразмерно тому чудовищному масштабу преступлений, невиданных в истории человечества, которые были совершены нацистами на нашей земле.

В заключение хочу сказать, что мы много говорим о фальсификации истории, и сегодня с утра на эту тему в Министерстве обороны была очень содержательная конференция, подготовленная военными историками. Это правильно. Но надо потихоньку отходить от борьбы с фальсификациями. Надо переходить в наступление. Надо навязывать, продавливать свою правильную правдивую точку зрения на те события, которые были и до Второй мировой войны, и во время её, и после — и на Нюрнберге, и после Нюрнберга. Мы должны понимать, что историческая политика, исторический суверенитет — это неотъемлемая часть национального суверенитета. Или ты сам формируешь представление о своей истории, сам его доносишь до молодежи, до граждан, до мирового сообщества, или за тебя это сделают другие «товарищи». И будем мы учить историю по, в лучшем случае, голливудским фильмам типа «Спасти рядового Райана» — хотя, есть у нас на памяти и много других, намного более печальных, примеров.

Большое спасибо за внимание. И спасибо организаторам этой конференции за поднятую архиважную тему.