Кроме знаменитого Ленинградского Нахимовского училища, в СССР существовали еще Тбилисское и Рижское

Сегодня в России действует всего одно Нахимовское училище – Санкт-Петербургское. Но зато у него есть три филиала: во Владивостоке, Мурманске и Севастополе. Начало тогда еще Ленинградскому военно-морскому Нахимовскому училищу было положено 21 июня 1944 года, когда Совнарком принял постановление о его создании. Но это военно-учебное заведение не было первым на флоте. Почти на год раньше, в октябре 1943 года, по приказу наркома военно-морского флота Николая Кузнецова первое Нахимовское училище появилось в Тбилиси. А третье (и последнее) открылось летом 1945 года в Риге.

«Типа старых кадетских корпусов»

Нахимовцы, как и суворовцы (воспитанники военных Суворовских училищ), ведут отсчет своим альма-матер с 21 августа 1943 года, когда было принято совместное постановление ЦК партии и Совнаркома № 901 «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Но внимательный исследователь ни за что не найдет в этом документе упоминаний о военно-морских Нахимовских училищах в том самом совместном. В постановлении прямо говорится об открытии девяти Суворовских училищ, но больше ни о каких подобных военно-учебных заведениях речи не идет.

5gfArEf2eS5FeSnUGJTknxqUPLug0tAbDODs0mWz

Зато в этом документе есть примечательная оговорка: «типа старых кадетских корпусов». Такие военно-учебные заведения давали хорошую предварительную подготовку тем, кто в дальнейшем шел получать офицерские погоны в военных училищах. И флот, конечно, не мог упустить шанса завести подобную систему у себя. А раз этот вопрос не продумали на самом верху, народный комиссар флота адмирал Николай Кузнецов, как он делал это уже многократно, взял инициативу на себя. Поэтому первое в СССР Нахимовское училище – Тбилисское – появилось не по распоряжению высших инстанций страны, а по приказу наркомфлота, изданному 16 октября 1943 года.

pJdUNJWsUZvlLNc4IUXWoMeK1cmonFk1tgJd7E0K

Стоит заметить, что, создавая «свое» военно-учебное заведение, которое бы готовило будущих курсантов, Николай Кузнецов ни на шаг не отступил от практики создания Суворовских училищ. На флоте воюющей страны хватало малолетних матросов – сирот, подобранных моряками или прибившихся к ним. Да и просто осиротевших мальчишек, чьи отцы погибли на море или в морской пехоте, тоже было немало. Достаточно сказать, что в Рижском Нахимовском училище, появившемся последним, даже в 1949 году воспитанники-сироты составляли 93% набора! Что уж говорить о Тбилисском, в которое будущих воспитанников собирали по всем воюющим флотам и освобожденным районам страны.

Курсантов надо растить с детства

Создание Нахимовских училищ позволяло не только обеспечить осиротевшим мальчишкам образование и будущую профессию. Флот нес серьезные потери офицерского корпуса – пусть и не столь тяжелые, как армия, но все равно весьма ощутимые. Было очевидно, что в течение 5-10 лет после окончания войны ВМФ потребуются новые офицерские кадры, на подготовку которых будет отведено не слишком много времени. А опыт показывал, что наилучшие результаты в обучении в высших военно-морских учебных заведениях дают заранее подготовленные юноши, например, выпускники созданных в 1940 году военно-морских спецшкол.

G9nuhzkgHLDHYYNWE1ZMdJ3tkPophCkhcOGzd6qN

К тому времени все шесть таких школ уже переформированы в одно-единственное Бакинское военно-морское подготовительное училище. Но у Тбилисского Нахимовского училища было заметное преимущество перед ним: длительность обучения. Если в спецшколы ВМФ принимали с 15 лет, то нахимовцами становились с десяти. А стало быть, времени на то, чтобы сделать из вчерашнего сироты, а то и беспризорника, будущего курсанта высшего военно-морского училища было заметно больше, а результат оказывался лучше. Ведь существенную часть образовательного процесса в Нахимовских училищах занимали спецпредметы. В течение учебного года будущие моряки получали теоретическую подготовку по военно-морским и общевойсковым дисциплинам, а летом закрепляли эти знания в учебных лагерях. Начиналось все с гребли и навыков управления небольшими парусными шлюпками, а заканчивалось – флажным семафором, азбукой Морзе и боцманским делом, включавшим вязание узлов и плетение матов.

flSb3vCrN0GAo0yds1cLd1If6wdN6eITg6o1Pwze

Поступая в высшие военно-морские учебные заведения, вчерашние нахимовцы, и это стало ясно по итогам первого выпуска тбилисцев, имели преимущества даже перед курсантами подготовительных училищ. И флот оценил это: подготовительные училища просуществовали всего четыре года, до 1948-го, а Нахимовское училище существует по сей день.

Тбилисское – всё впервой в первом

Октябрьский приказ 1943 года, изданный Николаем Кузнецовым, предусматривал, что к 1 января 1944 года в Тбилисское военно-морское Нахимовское училище будет набрано шестьсот воспитанников. Требования были простые и очевидные: возраст – от 10 лет, образование – не меньше двух классов (то есть как минимум мальчишки должны были успеть отучиться в них до начала войны), социальный статус – сирота или ребенок из семьи погибших военнослужащих, преимущественно моряков. Порой в училище попадали дети, которые выросли в очень глухих местах: им даже телефон-автомат на улице столицы Грузии был в диковинку. Были среди первых нахимовцев и мальчишки, успевшие повоевать: командование кораблей и воинских частей получило строгое указание направлять несовершеннолетних моряков в Тбилиси.

RTmdjBaBDZb52lTOeEuRlVaCHiEqQNdvO9qq5mVZ

Место для нового училища выбрали быстро: здание бывшей второй средней школы, в котором после начала войны разместился госпиталь №40. Труднее было с преподавательским и воспитательским составом. Учителей по общеобразовательным предметам набрать было проще, чем воспитателей и их помощников, которые должны были в первую очередь прививать мальчишкам навыки будущих морских офицеров. Их пришлось собирать и из действующих военно-морских училищ, и из действующего флота. Кого-то отправляли в Тбилиси после ранения, не позволявшего продолжить службу на кораблях, но дающего возможность остаться в строю и воспитывать новых моряков. Кого-то приходилось едва ли не со скандалом откомандировывать с линии фронта, если оказывалось, что офицер имеет опыт работы с подростками.

zzSn3BTeOLC2rh4uuVPFSXehq2KFqEuc6FX9SbfV

Опыт этот был ой как нужен, поскольку контингент в Тбилисском Нахимовском училище собрался разношерстный. Были 12-14-летние мальчишки, которых пришлось зачислять в младшие взводы (так именовались нахимовские классы), потому что образование у них было ниже, чем требовалось для их возраста. Труднее было сделать так, чтобы училище заменило воспитанникам потерянные семьи, помогло забыть пережитые ужасы войны и вернуться к нормальной жизни.

… А также три языка и танцы

Далеко не сразу вчерашние воины и беспризорники сумели втянуться в учебную программу. Что и сказать, легкой она не была. Помимо обычных школьных предметов –русского языка и литературы, математики (в том числе алгебры и геометрии), ботаники и зоологии, физики и химии, история и географии, черчения и астрономии – в программу включили три иностранных языка. Английский – как язык общения на море, французский – как язык мировой культуры, и немецкий – как непременный для военного человека. Кроме того, нахимовцам преподавали рисование, музыку, пение и танцы, явно ориентируясь на программы «старых кадетских корпусов». А вместо обычной физкультуры была физическая подготовка, существенно более серьезная, чем в обычной школе.

X12DyKznxX5othRMRIwHaiIMLHxAnBjqQJiwyzxY

Отдельной проблемой стало обеспечение воспитанников Нахимовского училища форменной одеждой. Она была во всем подобна морской форме, но размеры-то у мальчишек были существенно меньше. Пришлось что-то перешивать, а что-то, прежде всего для самых маленьких, и вовсе шить заново. Другим непростым вопросом было продовольственное снабжение. Нахимовцам установили одну из высочайших норм питания в стране – такую же, как у подводников. Но далеко не сразу удалось, например, сообразить, что такая норма по силам быстро растущему подростку лет пятнадцати, а десятилетний парень, даже изголодавшийся, не сможет доесть свой паек. В итоге приходилось даже издавать специальные приказы, определявшие перераспределение питания внутри училища с учетом разницы в возрасте и потребностях нахимовцев.

Pf9vUim0ZnKOU1F6ThX4JIjgnAgtCjkcmpsOZKK5

Опыт Тбилисского Нахимовского училища был уникальным. И когда 21 июня 1944 года появилось постановление о создании Ленинградского Нахимовского училища на 500 человек, туда для обмена опытом и подготовки к приему первых воспитанников отправились не только группа офицеров и воспитателей из Тбилиси, но и 43 нахимовца. Они должны были помочь подготовить здание училища – Училищный дом имени Петра Великого – к началу занятий, поделиться накопленным опытом, наладить быт. И все равно первый звонок для нахимовцев-ленинградцев прозвенел только 7 ноября 1944 года. Да и то не для всех: более-менее нормально в здании сумела разместиться и начать учебу только одна рота, сформированная из нахимовцев-тбилисцев, а остальные четыре прибывали из временного лагеря в Карелии вплоть до 20 декабря!

zpoqkfHFBzBoynwEswq9G1pcY0ivFJWCvXnqAx9n

Последним, третьим Нахимовским училищем, стало Рижское: приказ о его создании адмирал Николай Кузнецов подписал 21 июля 1945 года. Оно разместилось в здании бывшего Военного музея, знаменитого своей Пороховой башней. Это училище было самым небольшим из трех: в первом наборе было всего 343 кандидата, больше половины из которых составляли дети-сироты. И просуществовало оно меньше всех остальных – всего восемь лет. В 1953 году его расформировали, воспитанников отправили доучиваться в Ленинград, а на базе училища создали Высшее военно-морское училище подводного плавания. Что закономерно – существенную часть его первых курсантов составили рижские нахимовцы.

q0ytkxeqCbHwvmEMn6MO96hF9P80C8uHGcaMXYQg

Два года спустя, в 1955 году, закрылось и Тбилисское Нахимовское училище. С тех пор в СССР, а теперь и в России действует всего одно нахимовское училище – Ленинградское, ныне Санкт-Петербургское. В советские времена туда поступали выпускники восьмых классов. Сегодня же срок обучения в Нахимовском училище и его филиалах приблизился к прежнему, послевоенному: с пятого по одиннадцатый классы. Но как бы ни менялись сроки и программы обучения, главное остается неизменным: выпускники-нахимовцы остаются гордостью отечественного флота.