15 апреля 1765 года от воспаления легких скончался выдающийся русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов. Даже сегодня имя Ломоносова продолжает оставаться на слуху. Большинство наших граждан с уверенностью ответят на вопросы о деятельности Михаила Васильевича, о его вкладе в развитие науки в России. Блестящий ученый-энциклопедист, человек широчайшей эрудиции и великого таланта, он первым продвинул российскую науку того времени на очень высокий уровень. Этому человеку были подвластны практически все науки: физика и химия, география и астрономия, минералогия и почвоведение, геология, геодезия и картография, метеорология и оптика, история и русский язык… Вот как раз об истории и вкладе Михаила Васильевича в эту науку мы и постараемся рассказать.

Немцы и русская история

Так получилось, что одними из первых начали заниматься исторической наукой в России немцы. В разные годы просвещенного XVIII столетия к нам заехали такие ученые-историки, как Готлиб Зигфрид Байер (1694-1738) из Кенигсберга, Август Людвиг Шлёцер (1735-1809) из Гагштадта и Герхард Фридрих Миллер (1705-1783) из Херфорда. Раньше всех умерший Байер русского языка не знал, но мыслил теоретически, двое же других немцев стали изучать древние русские летописи в подлиннике, благо русский язык они изучили неплохо. В XVIII веке в России появилась Академия наук, а русских ученых было очень мало. Пришлось приглашать «варягов»-иностранцев. Заманивали их высокими жалованьями и прочими льготами, а вот проверить знания у залетных научных специалистов было некому.

Так вот, историки, занявшие нашу Академию наук, особой любви к России не испытывали, поэтому и русскую историю выдавали в своеобразном виде. Именно они стали творцами «норманской теории» происхождения Русского государства. Именно они придумали, что восточные славяне были настолько беспомощными, что свое государство не могли создать и обратились за этим к норманнам-варягам. Наши правители в эту теорию верили. И происходило это неспроста, ведь стоит только вспомнить, из кого состояло правительство. Особенно во времена Анны Иоанновны в Россию хлынул поток иностранцев. Это были не те мастеровые, ученые и специалисты, которых приглашал Петр I, а искатели приключений и легкой наживы.

Но в те далекие времена не все безропотно наблюдали, как нашу историю перевирали. Главным противником пришлых историков стал Михаил Васильевич Ломоносов.

Постоим за родину

Ломоносов еще до спора об истории попал в опалу из-за своих разногласий с немецкими учеными, составлявшими костяк Академии наук. Рассказывают, что он даже дрался с ними. На этом фоне в 1748 году в Академии наук появился Исторический департамент, и он выступил против исторических взглядов Миллера и Байера и всей «норманской теории» становления России. Михаил Васильевич высказывал свое отношение очень жестко: «Каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях допущенная в них скотина». Есть версия, что высказывание это относится к Шлецеру, самому молодому среди норманистов. Ломоносова поддержали и русские ученые, которые были в академии.

Сколько Ломоносов ни «воевал» за историю России и ни требовал от немцев писать правду, они упорно писали свое. Источников по ранней истории Руси в XVIII веке было немного, сделать из них однозначный вывод о происхождении государства было невозможно. Немцы и Ломоносов, что интересно, сходились в одном. Они считали, что государство может создать один человек, и все знают этого человека. Легендарный Рюрик считался немецкими историками скандинавом, Ломоносов считал его выходцем из полабских славян, а роль варягов в создании древнерусской державы отрицал. Хитроумный русский историк Василий Никитич Татищев предлагал и компромиссный вариант: соглашаясь с иноземным происхождением отца Рюрика, он считал славянкой его мать.

Стоит заметить, что спор Ломоносова с Байером и Шлёцером обошелся без рукоприкладства и мордобоя и закончился в то время практически вничью. А вот Николай Михайлович Карамзин, считая важным европейское происхождение первоначальной династии Рюриковичей, сумел соединить свой несомненный патриотизм с выводами Шлецера. Обе точки зрения – норманистов и антинорманистов – дожили и до наших дней, но предмет спора уже совсем иной. Борьба же Ломоносова с немецким засильем в науке имела вполне положительный итог: русские ученые со временем успешно заместили должности пришлых иностранцев.

Смотрите также:

М.В. Ломоносов и становление исторической науки в России

Рейтар Его Величества: как Ломоносов в прусской армии служил

Кислые щи для императрицы: как Екатерина II у Ломоносова гостила

Что стало с давним спором «Откуда взялась Русь»?