Главная / Статьи /Вы здесь

Как генерал Тормасов и адмирал Чичагов закрыли Наполеону путь на юг

0
1355
2
Как генерал Тормасов и адмирал Чичагов закрыли Наполеону путь на юг

История Отечественной войны 1812 года представляется многим из нас в основном по событиям на главном направлении удара Большой армии императора Наполеона: Смоленск, Бородино, Малоярославец… Между тем южнее и севернее коридора, который пробила от Березины до Москвы французская армия, тоже шли сражения, во многом определившие судьбу наполеоновского вторжения в Россию. Достаточно сказать, что именно на юге русские войска одержали первую заметную победу в первой Отечественной войне.

«Он ничтожен перед Вами…»

Готовясь к вторжению в Россию, император Наполеон I должен был уделить серьезное внимание разведке. Но почему-то именно в случае с вторжением на русскую землю французский император, как никогда прежде, решил следовать своему знаменитому рецепту побед: «Главное – ввязаться в драку, а там посмотрим!» А посмотреть было на что. Помимо 1-й и 2-й Западных армий, которыми командовали соответственно генерал от инфантерии Михаил Барклай-де-Толли и генерал от инфантерии Петр Багратион, южные провинции России прикрывала 3-я Западная обсервационная армия под командованием генерала от кавалерии Алексея Тормасова.

«Переправа наполеоновской армии через Неман». Картина неизвестного художника, 1810-е годы

Слабым местом этой армии был боевой состав: в основном она состояла из относительно недавно призванных рекрутов. Этот факт, в отличие от множества других, не ускользнул от внимания Наполеона. Он так напутствовал отряженного воевать с Тормасовым командующего 7-м корпусом бригадного генерала Жана-Луи Ренье: «Тормасов ничтожен перед Вами, у него остатки трех батальонов, плохие рекруты, негодные в дело…»

Рекруты оказались куда лучше, чем ожидал французский император. Да и было их куда больше, чем «остатки трех батальонов». В действительности в 3-ю Западную обсервационную Западную армию входили четыре армейских корпуса общей численностью от 43 до 49 тысяч человек при 164 пушках. Это было существенно больше, чем выставили французы: под началом генерала Ренье было всего 16 тысяч штыков с небольшим количеством артиллерии. Размеры армии генерала Тормасова соответствовали той задаче, которая была поставлена перед нею. Она должна была сдерживать возможное наступление Австрии, если бы та решилась выступить на стороне Наполеона.

«Портрет генерала А.П. Тормасова». Лубочная гравюра неизвестного художника, 1852 год

Когда же австрийский император Франц II и российский государь Александр I сумели договориться между собой, Тормасову поставили иную задачу. Она определялась планом отражения агрессии Наполеона, разработанным вступившим в русскую службу в 1806 году генерал-майором Карлом Людвигом фон Пфулем. Согласно этому плану, 3-я Западная обсервационная армия должна была нанести фланговый удар по французам, отрезая их с тыла от путей снабжения.

«Портрет генерала А.П. Тормасова». Лубочная гравюра неизвестного художника, 1852 год

Реальность опровергла расчеты и французских, и русских теоретиков и генералов. Наполеону удалось гораздо быстрее, чем он ожидал, пройти приграничные губернии и выйти к Смоленску, но навязать русским генеральное сражение все никак не удавалось. Задумки пруссака фон Пфуля оказались непригодными в условиях маневренной войны, а армия генерала Тормасова была слишком рассредоточена, чтобы выполнить первоначальную задачу. Но нанести наполеоновским войскам серьезный удар, который лишил Большую армию серьезных сил, ему все-таки удалось.

Самый строгий генерал

Называя Тормасова «ничтожным», император Наполеон выдавал желаемое за действительное. Генерал от кавалерии Алексей Тормасов не пользовался большой популярностью в русской армии, но это не говорило о слабости его полководческого таланта. Скорее, напротив, это свидетельствовало о высочайшей требовательности к себе и к подчиненным, с которыми генерал никогда не устанавливал приятельских отношений, но поддерживал строгую армейскую дисциплину.

Переход французской армии через Неман. Гравюра Леопольда Бейера по рисунку Огюста Раффе

Все это не прибавляло ему любви ни у солдат, ни у офицеров, но они многое прощали Тормасову за его военную удачу. А похвастаться генералу было чем. Начавший службу в 1772 году в чине поручика, он быстро продвинулся, уже спустя два года получив чин премьер-майора. Дальше – больше: в 1783 году Тормасов уже командует Далматским гусарским (позднее Александрийским легкоконным) полком, через год становится полковником, а во время Русско-турецкой войны 1787-1791 годов воюет вместе с Кутузовым под Измаилом и получает по окончании кампании орден Святого Георгия 3-й степени. Забегая вперед, надо сказать, что генерал от кавалерии Алексей Тормасов к концу жизни станет кавалером почти всех существующих на тот момент российских орденов, в том числе и высшего – Святого апостола Андрея Первозванного.

«Переход французской армии через Неман 12 июня 1812 года». Гравюра Игнатия Себастьяна Клаубера по рисунку участника похода Дж-П. Бажетти

Свой военный талант накануне Отечественной войны 1812 года генерал Алексей Тормасов успеет закалить в сражениях на Северном Кавказе, командуя Кавказским корпусом. Всего за два года ему удастся не просто успокоить этот регион, но и добиться присяги князя Гурии на верность российскому престолу и смены правителя в Абхазии. В итоге Черноморское побережье Кавказа станет безоговорочно российским вплоть до Поти. Нетрудно понять, почему именно этому полководцу была отведена столь важная роль – обеспечивать спокойствие южных рубежей России и готовиться к фланговому удару по армии Наполеона. И не его вина, что события стали развиваться совершенно иначе.

Кобринская виктория

Слабостью 3-й Западной обсервационной армии можно считать только то, что к моменту начала Отечественной войны ее силы были рассредоточены на довольно большом пространстве. В распоряжении самого генерала Тормасова, занимавшего ставку в Луцке, находилось едва ли 20 тысяч человек; правда, там же находилась и практически вся отданная под его начало артиллерия – 132 пушки. С этими силами Тормасов и решил нанести удар по французам, как ему и предписывалось планом фон Пфуля.

Капитуляция саксонцев в Кобрине. Картина современного художника

Первым боем, который приняли подчиненные генерала Тормасова, стал бой за Брест. 24 (11 по ст. ст.) июля 1812 года два эскадрона саксонцев из тех, которыми командовал Ренье, выбили оттуда части 18-й пехотной дивизии генерала Алексея Щербатова. На следующий день то же повторилось в Пинске, откуда французов выгнал Лубенский гусарский полк под командованием генерал-майора Алексея Мелессино. События эти насторожили Жана-Луи Ренье, не ожидавшего такой прыти от «негодных рекрутов», но не настолько, чтобы озаботиться ими всерьез. Он отдал приказ пятитысячной бригаде саксонцев под командованием генерал-майора Генриха фон Кленгеля занять городок Кобрин, не ведая, что отправляет того в тщательно подготовленную ловушку.

Открытка с видом памятника в честь победы русских войск в битве под Кобрином, начало ХХ века

Генерал Тормасов превратил Кобрин в западню, расположив вокруг него три своих отряда общей численностью около 25 тысяч человек. Окруженные в городе саксонцы Кленгеля отчаянно сопротивлялись, но держаться долго в полном окружении и под плотным артиллерийским огнем не могли. В итоге бригада сдалась: в плен русским частям сдались 77 офицеров, в том числе генерал-майор Кленгель, и свыше 2000 солдат и унтер-офицеров, а русскими трофеями стали четыре знамени и восемь орудий. Причем русский генерал проявит необычайное уважение к своим соперникам и прикажет вернуть им шпаги, которые те по военному обычаю тех лет сдадут победителям.

«27 июля 1812 года. Бой под Кобрином». Картина художника Виктора Болтышева, 1999 год

Это была первая безусловная виктория русского оружия в Отечественной войне 1812 года. Позже, когда от Большой армии останется едва ли десятая часть, которая с трудом сумеет покинуть Россию, победу под Кобрином кое-кто из недолюбливающих генерала Тормасова презрительно назовет «пустяшной». Но это будет проявление откровенной зависти. Да, надолго удержать в своих руках южный фланг армии Наполеона Тормасову не удастся. Генерал Ренье вместе с пришедшим ему на помощь австрийским корпусом Карла Шварценберга дадут сражение под Городечно, после которого командующий 3-й Западной обсервационной армией вынужден будет оставить Кобрин и отойти к Луцку. Но это будет не разгром, а организованная ретирада. К тому же австрийцы, верные договоренностям своего монарха, совершенно не будут рваться в драку. А боевой пыл саксонцев Тормасов быстро и резко охладит настолько, что больше они не будут стремиться сойтись с ним в сражении.

Забытые герои

Пока граф Алексей Тормасов оттягивал на себя саксонцев и австрийцев, лишая основные силы Наполеона подкреплений, к нему на помощь спешила Дунайская армия под командованием адмирала Петра Чичагова. В большинстве своем она состояла из ветеранов русско-турецких войн и была грозной боевой силой. Но план фон Пфуля уже был оставлен, а от попыток окружения ушедшей далеко на восток Большой армии русское командование отказалось. Перед сформированной в результате соединения армий Тормасова и Чичагова 3-й Западной армией была поставлена иная задача.

Портрет адмирала Павла Чичагова работы художника Петра Брукса, 1870 г.

Командование новым соединением было поручено адмиралу Чичагову. Генерала от кавалерии Тормасова отозвали в ставку Кутузова и сделали ответственным за внутреннее управление войсками. В середине ноября 3-я Западная армия взяла Минск, тем самым лишив Наполеона крупного тылового центра, и выступила к Борисову, чтобы перерезать Березину и не дать Наполеону уйти из России. Увы, справиться с этой задачей в полной мере не удалось: французский император, даже потеряв большую часть своей армии, все равно оставался гениальным тактиком. С помощью ложных маневров он вынудил Чичагова поверить в то, что намерен переправляться к югу от города, тогда как в действительности переправу наводили севернее. Хитрость удалась, и император Франции смог увести за собой гвардию и часть наиболее боеспособных войск.

Вину за это целиком возложили на адмирала Чичагова, хотя в действительности ни войска фельдмаршала Кутузова, ни армия генерала Витгенштейна, наступавшая с севера, тоже не выполнили возложенные на них обязанности по окружению французов. Что касается генерала Тормасова, то он тоже по странному стечению обстоятельств навсегда остался в тени более знаменитых полководцев Отечественной войны 1812 года. И это несмотря на то, что он был единственным (!) из них, кто удостоился за свои боевые подвиги высочайшей награды – ордена Святого апостола Андрея Первозванного. Так печально сложилась судьба двух военачальников, которые своими талантами закрыли Наполеону путь на юг России.

Рекомендуем

Выразить мнение

Марко Поло
Напишите что-нибудь...
Свежие
🔥
😐
👎

Книги

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

100 великих полководцев

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст...

Спецпроект: Ржевский мемориал

Мемориальный комплекс в память обо всех солдатах Великой Отечественной войны возведен на месте кровопролитных боёв подо Ржевом 1942-1943 гг., он созда...