5 декабря 1941 года началось успешное наступление советских войск под Москвой. И если до этого переговоры о совместных действиях против врага шли не спеша, то здесь союзникам пришлось активизировать дипломатическую деятельность. Раньше переговоры проводились по телефону между Сталиным и Черчиллем, а 15 декабря в Москву прибыл министр иностранных дел Великобритании Антони Иден.

Переговоры в Кремле

На встречах (а их было около шести, и продолжались они по четыре часа) обсуждались многие вопросы, в том числе касающиеся войны и ее ведения, естественно, вырабатывались и принципы взаимодействия двух стран в ходе дальнейших боевых действий. Были затронуты и вопросы, касающиеся послевоенного периода. И если первоначально в переговорах с Черчиллем Сталин на этих вопросах не акцентировал внимания, то теперь, с успешным продвижением фронта на запад, эти вопросы становились более актуальными. В ходе переговоров министр иностранных дел подтвердил, что союзники продолжат поставки военной помощи, и их объем будет увеличен.

jGYZ7lmAyXc5gCI5vW8OnFOSKYgp5wn0uVPbf3xk

В ходе переговоров так и не был решен вопрос о непосредственном участии английских солдат против Германии. Англичане предлагали пока свое участие ограничить «охраной нефтяных районов» на Кавказе, а высвободившиеся подразделения советских войск отправить на фронт, но с таким предложением советское правительство не согласилось. Был еще один вопрос, который очень интересовал Идена, – о войне с Японией. И здесь Сталин ответил, что если японцы нападут на нас, то мы будем сражаться, но нам предпочтительнее, чтобы это случилось, как можно позже.

Поездка на фронт 

В ходе переговоров Иден высказал пожелание побывать на фронте. И чтобы обогатить английского чиновника новыми впечатлениями, такая возможность была предоставлена. 15 декабря был освобожден Клин, и межправительственная делегация выехала в этот освобожденный город. Как рассказывали очевидцы, к зданию Клинской военной комендатуры, подъехала колонна легковых автомобилей. Гости были одеты в шубы и теплые пальто, укутаны разноцветными шарфами, все были с фотоаппаратами и записными книжками. Они побеседовали с командирами, осмотрели город и попытались проехать к линии фронта. Вся дорога на протяжении десятка километров была завалена фашистской боевой техникой. Повсюду – тысячи трупов, подбитые танки, исковерканные пушки, автомашины со штабным имуществом и награбленным добром. Навстречу делегации со стороны фронта двигались колонны пленных немцев. Как позже вспоминал генерал армии Д. Лелюшенко, Иден постоянно пытался заговорить с пленными немцами, которые в один голос на все его вопросы отвечали: «Гитлер капут». В Клину состоялась пресс-конференция, после чего англичане отправились в Москву.

qWuJFCQGPVklXgnryQOTYNuFTa9UMZyimsmmoQZw

В Москве Иден с восхищением говорил о победе советских войск, поздравлял советское командование и желал всевозможных дальнейших успехов. Уже позднее в своих мемуарах он сознался, что его тогда, при виде неминуемого поражения Германии, охватила тревога за последствия для «британских интересов». В своем дневнике он очень скупо говорит о страданиях советских людей, оказавшихся в оккупации, о сожженных и разграбленных городах и селах. Зато он полон сочувствия к пленным гитлеровцам и во всех подробностях описывает встречи и разговор с тремя пленными фашистами. Здесь он не вспоминает, что эти вояки пришли поработить советский народ. Иден опасался, что победа советской армии может изменить соотношение сил в мире.

ca1VkJQdC7ai54E21NXIjspbaX8kgTMvOjYHYKJC

Ряд предложений он озвучил уже дома. Среди них было и предложение связать советское правительство соответствующими соглашениями, которые не дадут русским оказаться дальше в глубине Европы.

Такая позиция была характерна не только для Идена, но и для Черчилля. Его высказывание, о том,  что русские и немцы должны больше убивать друг друга, а уж потом мы скажем свое слово, еще долго определяло английскую политику. Союзники долго и изворотливо сопротивлялись открытию второго фронта. Сначала они сорвали его открытие в 1942 году, а потом и в 1943 году. Враг был общий, а Советский Союз сражался с ним в одиночку.

P.S.

Позднее в Москве и Лондоне было опубликовано совместное англо-советское коммюнике. В нем говорилось, что стороны добились единства взглядов на все вопросы дальнейшего ведения войны. Состоявшиеся переговоры позволили сделать важный шаг для укрепления антигитлеровской коалиции.