30 июля 2021 года указом президента РФ создана «Межведомственная комиссии по историческому просвещению». Это не первая комиссия, призванная решить наболевшие исторические проблемы. Предыдущая была создана президентом Д.А. Медведевым в 2009 году и называлась «Комиссией при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». Различие названий не случайно, поскольку цели разные, и главные из них вынесены в название этих комиссий.

Если главной задачей предыдущей комиссии была «борьба с фальсификацией исторических фактов и событий, направленных на умаление международного престижа Российской   Федерации», то нынешней – предложено сосредоточиться на «отстаивании национальных интересов Российской Федерации, связанных с защитой исторической правды и сохранением исторической памяти, в том числе с предупреждением попыток фальсификации исторических фактов, а также с развитием просветительской деятельности в области истории». Как следует из сравнения задач, нынешняя комиссия не ограничивается внешнеполитической сферой и фактами фальсификации. Главной задачей становится – просвещение в области истории. В Положении о Межведомственной комиссии она сформулирована следующим образом: «координация деятельности государственных органов, научно-образовательного и культурного сообщества по выработке единого подхода к осуществлению исторического просвещения и образования».

Комментируя создание комиссии, и ее доброжелатели, и противники странным образом не обратили внимания на эту новацию. Первые сосредоточились на том, что надо навести порядок в прошлом, а вторые – на последствиях вмешательства государства в сферу исторической науки. А ведь из этого положения следует, что единого взгляда на проведение исторического просвещения и образования до сих пор нет. Что он означает в области истории? 

Единый подход «к осуществлению исторического просвещения и образования» не может означать ничего иного, кроме выработки вполне определенного взгляда на историю, а если еще точнее, – создания теории российской истории, устраивающей общество и государство. Только вполне определенные и единые теоретические позиции, с которых рассматривается прошлое, обеспечивают единый подход к осуществлению исторического просвещения и образования.

С каких теоретических позиций сегодняшняя историческая наука рассматривает прошлое? На этот вопрос можно ответить одним словом – с разных, но нет ни одной, которая бы полностью устраивала общество, государство и ученых-историков. Причина тому – то, что российская история пользуется в большинстве своем либо заемными на Западе теориями модернизации и цивилизации, либо устаревшим историческим материализмом, которого еще придерживаются некоторые историки. Своей новой, оригинальной теории, на основе которой можно было бы построить положительное прошлое нашей страны, до сих пор не создано. Более того, такой задачи наши академические институты перед собой даже не ставят.

В научной среде создание положительной истории считается  ее идеологизацией. При этом, негативная история идеологизацией не считается. Более того, в истории, как и в культуре, чем больше грязи на Родину выльешь, тем более благосклонно она будет принята у наших западных теоретических учителей и тем «научнее» они ее сочтут и оценят. Именно так выглядит российская история с позиций теории модернизации – самой популярной в отечественном научном сообществе. Ведь стать современным обществом западного типа Россия отказывается. Два раза в ХХ веке пыталась и оба раза разваливалась на куски. Апофеоз модернизации России – это «лихие 90-е годы». Народ до сих пор не может отойти от этого либерального бесчеловечного эксперимента. Однако наши  теоретики истории  по-прежнему рассматривают либеральную демократию, как цель любого народа, стремящегося стать современным. И в истории с позиций этой доктрины положительно лишь то, что соответствует свободе и демократии, а поскольку русский и советский народ к свободе и демократии, в современном западном понимании этих терминов, не стремился, то и вся его история описывается современными «модернизаторами» исключительно черными красками.

Главная причина фальсификации истории, как искажения картины прошлого – это взгляд на нее с определенных теоретических позиций. Если вы смотрите на нашу историю с позиций теории тоталитаризма, то вы не увидите ничего кроме беспощадного векового угнетения властью народа и его непонятную терпимость к этой власти, и любовь к своей стране, в которой в прошлом не было свободы и демократии. История великого народа и великого государства становится непонятной и чудовищной. На основе такой истории нельзя объединить народ, страну с таким прошлым незачем защищать и развивать. Из такой страны можно только «валить». 

Примером смены теоретического ракурса прошлого может служить «критическая расовая теория», модная в современной американской исторической науке. По существу, она смотрит на американское прошлое глазами потомков чернокожих рабов, и эта история ужасна. Американские герои в одночасье превратились в садистов-угнетателей. Отцы-основатели – в рабовладельцев, и их памятники стали крушить. Так что смена взгляда на собственное прошлое не только наше отечественное явление.

Враждебный взгляд на российскую истории уже давно преобладает в нашей исторической науке. Поэтому любое историческое исследование с патриотических государственнических позиций воспринимается как идеологизация, а вот русофоб Р. Пайпс проходит по классу чистой науки.

Прошлого нет. Главные факты человеческой истории наука черпает из текстов, ни один из которых не является беспристрастной фиксацией произошедшего. Все исторические факты дважды субъективны: по своему происхождению, когда их видит и описывает очевидец, который является сыном своего времени; а затем они препарируются историком с помощью той теории, с позиций которой он их объясняет. При оценке фактов главным является их интерпретация с определенных теоретических позиций.

То, как люди воспринимают исторические факты зависит от содержания их сознания. Особенно наглядно это проявилось в оценках статьи президента РФ В.В. Путина «Об историческом единстве русских и украинцев» со стороны читателей на Украине. Опрос, проведенный украинским социологическим агентством «Рейтинг» показал, что 41% жителей Украины согласны с главным тезисом статьи, что русские и украинцы один народ. 55% опрошенных не согласны в этим утверждением. При этом, распределение мнений зависит от места проживания респондентов. На востоке Украины, где сильны пророссийские настроения, с мнением В. Путина согласны 65%, а на западе, где преобладают националистические взгляды – всего лишь 22%.

Как видно, оценка исторических фактов напрямую зависит от сегодняшних взглядов людей. Тех из украинцев, кто хочет разрыва с Россией, никакими историческими фактами не убедишь, что русские и украинцы один народ. Этот пример наглядно показывает, как связаны оценки прошлого со взглядами на настоящее и будущее.

Возвращаясь к задачам Межведомственной комиссии по историческому просвещению, исходя из вышесказанного, следует отметить, что ее главная задача – «выработка единого подхода к осуществлению исторического просвещения и образования» должна заключаться в побуждении исторического сообщества к созданию и принятию собственной теории, на основе которой возможно создание положительной российской истории.  Решение этой задачи нетривиально само по себе, а учитывая многолетнее господство либерального мировоззрения в среде наших историков, можно предположить, что ее деятельность столкнется с их жестким сопротивлением. Только идея может победить идею, а значит, нужно создавать свою собственную теоретическую историческую платформу. Именно на это в первую очередь должна быть направлена, по мнению автора, деятельность комиссии, если она хочет решить поставленные перед ней президентом задачи.

Герасимов Григорий Иванович, доктор исторических наук.