Главная / Вы здесь

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ ДАЛЬ НА СЛУЖБЕ ОТЕЧЕСТВУ: МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ И ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ

Яковенко Андрей Вячеславович,

заведующий кафедрой социологии и социальных

технологий Луганского государственного

университета имени Владимира Даля, доктор

социологии, профессор (Луганская Народная Республика)

Аннотация: В статье раскрываются малоизвестные грани деятельности В.И. Даля – создателя уникального четырехтомного «Толкового словаря живого великорусского языка» – на высоких государственных постах. Особое внимание уделяется нравственным ценностям, которые исповедовал Даль в своем служении Отечеству и русскому народу. Отмечается, что он был одним из главных учредителей Русского географического общества.

Ключевые слова: Владимир Даль, Отечество, народ, служение, долг, честь.

Юбилейный год выдающегося государственного и общественного деятеля России Владимира Ивановича Даля (1801–1872), безусловно, добрый повод актуализировать внимание на гражданском подвиге уроженца Луганской земли. Тема искреннего служения народу и Родине переживает сегодня своеобразный ренессанс. Постоянно идет поиск эталонов, реальных героических личностей, демонстрирующих своей судьбой преданность долгу перед Отечеством, способных самоотверженно и скромно бороться за его благополучие. В данной связи путь Владимира Даля – во многом образцовый – становится ближе и значимее. Его фигура в качестве отчетливого и высоконравственного ориентира обретает всё новые и новые грани, когда идет поиск ответов на вопросы, связанные с положительной социализацией современной молодежи, которая невозможна без достойных примеров, понятных, невымышленных, настоящих. Именно в этом ключе пример Владимира Даля особенно важен.

Однако, как представляется, при восприятии жизнедеятельности Владимира Ивановича, создававшего свои художественные произведения под псевдонимом «Казак Луганский», имеет место определенный, если не сказать весьма существенный, акцент в сторону его литературных способностей, высоко ценимых В.Г. Белинским, Н.В. Гоголем, И.С. Тургеневым, другими выдающимися современниками. А также фокусировка основного внимания на его дружеском и творческом союзе с великим Пушкиным. Для специалистов и почитателей многочисленных профессиональных талантов В.И. Даля, конечно же, известны его достижения в области медицины, инженерного дела, непростая служба морским офицером с перипетиями перевода с Черноморского флота на Балтику, отставкой и т.д. Но для абсолютного числа рядовых граждан, когда-либо слышавших о Владимире Ивановиче, сформировано устойчиво доминирующее в общественном сознании представление о Дале как создателе четырехтомного «Толкового словаря живого великорусского языка», и только.

Наиболее «закрытой», мало афишируемой, а по некоторым аспектам и вовсе тайной выступает его деятельность как государственного служащего. Хотя как раз-таки на государственной службе на благо народу и государству российскому Даль в прямом смысле проработал более четверти века. Именно данный период включал в себя и дружбу с Александром Сергеевичем Пушкиным, в том числе сопровождение его в знаменитой поездке по пугачевским местам Оренбургского края, где в то время Даль находился на государственной службе, и сбор основного массива слов, народных пословиц и поговорок, которые, в конце концов, сформировали весь тот богатейший вклад Владимира Даля в русскую культуру, литературу, лексикографию, этнографию, фольклористику и еще целый ряд направлений гуманитарного знания, будучи востребованным даже в наш технотронный век. Да и у смертного одра Пушкина Даль находился уже в официальном статусе государственного чиновника по особым поручениям, а не только в качестве врача и близкого, задушевного друга.

По понятным причинам данная сторона биографии Даля активно не освещалась в советский период. Героизация Владимира Ивановича как высокопоставленного государственного служащего царской России вполне объяснимо не вписывалась в общий историографический контекст, базировавшийся на неприятии чиновничества Российской империи. Тем более что пиковый период его службы совпал с расцветом царствования Николая I, считавшегося достаточно консервативным и жестоким государем, подавившим восстание декабристов. Лишь в последнее время можно наблюдать процесс некоторого смягчения оценок деятельности Николая I, признание целого ряда его заслуг по укреплению российского государства, развитию градостроительства. Равно как изменились акценты в восприятии действий целого ряда лиц, выведших мятежные воинские части на Сенатскую площадь в декабре 1825 года. А с учетом опыта последних десятилетий дилемма между восстанием с его практически неизбежными трагическими последствиями вплоть до распада страны и порядком, который был обеспечен Николаем I, разрешается преимущественно в его пользу.

Поэтому в настоящий момент представляется неоправданным сохранение устойчивого стереотипа восприятия Даля только как литератора, составителя Толкового словаря, без упоминания других его заслуг на поприще профессионального служения Народу и Отечеству. Датчанин по происхождению, он был истинно русским человеком, настоящим патриотом России.

В широком общественном мнении, повторимся, Владимир Иванович – кабинетный ученый, писатель и исследователь народного языка, потративший свою жизнь только на упомянутый словарь и создание сказок. Этот образ органично дополняет самый популярный, к тому же, как утверждают специалисты, официальный портрет кисти В. Г. Перова, на котором Даль изображен почтенным старцем. Данное практически каноническое изображение фиксирует солидный возраст и мудрость Владимира Даля, не позволяя должным образом даже помыслить Казака Луганского в какой-либо иной роли, кроме величественно стареющего ученого-лексикографа.

Кстати, в галерее членов-учредителей Русского географического общества Даль представлен в том же «старческом» портретном образе и подан в ипостаси отнюдь не высокопоставленного чиновника, а как «представитель русской интеллигенции, лингвист»[1]. И это несмотря на то, что на момент образования этой авторитетной организации он занимал ответственнейший пост в Министерстве внутренних дел, осуществляя руководство особой (в ряде источников «особенной») канцелярией, будучи, по меркам нынешнего времени, еще достаточно молодым человеком (43 года). Мало того, интересующимся его насыщенной биографией хорошо известно, что непосредственно на ведомственной квартире Владимира Ивановича, располагавшейся в здании Министерства внутренних дел на Невском проспекте, и проходили собрания передовых людей того времени, объединившихся затем в Русское географическое общество.

Рис. 1. Члены-учредители  Русского Императорского Географического общества

Вот как об этом писал П. И. Мельников-Печерский: «По четвергам собирался у Владимира Ивановича кружок близких людей: тут бывали академики, профессора, литераторы, художники, музыканты, моряки, артиллеристы, военные инженеры, офицеры Генерального штаба, всё люди мысли, слова и искусства. Здесь-то, на этих четвергах, зародилась и выработалась мысль об учреждении Русского географического общества, которое бы находилось в ведении министра внутренних дел»[3]. Это свидетельство современника Даля подтверждает высокий авторитет Владимира Ивановича – на тот момент, видимо, еще статского советника, – если именно у него собиралась по сути интеллектуальная элита империи из числа тех, кто заботился о созидании её будущего, понимая важность целенаправленной прикладной деятельности по научно-культурному и военно-стратегическому освоению новых территорий.

Впрочем, даже в книге о Дале, вышедшей в популярной серии «Жизнь замечательных людей», ничего акцентированно не говорится о его званиях и заслугах на поприще государственной службы. Только скромное упоминание о том, что с 1833 по 1840 год он «служил чиновником особых поручений при оренбургском военном губернаторе» и с 1841 по 1849 год – «чиновником особых поручений при министерстве внутренних дел и секретарем при министре уделов»[4]. Наиболее известный период, который часто представлен в версиях его биографий, – все та же госслужба управляющим Нижегородской удельной конторой (1849-1859). Но и в этом случае во многих публикациях чаще всего обращается внимание на литературные изыскания В. Даля, нежели на его более чем эффективную службу в качестве чиновника высокого ранга. Да и о рангах, которые он получал заслуженно и честно, почему-то не принято распространяться.

Показательно, что даже в подробнейшем биобиблиографическом указателе «Владимир Иванович Даль. Жизнь и творчество», представленном на сайте Российской государственной библиотеки, где, как указывается, собрана информация о Дале, «начиная с первых публикаций по 2003 г.»[5], также обнаруживаются «белые пятна». В частности, после подборки материалов в рубрике «В. И. Даль в Оренбурге и Казахстане» сразу следуют публикации под рубрикой «В. И. Даль в Нижнем Новгороде». Хотя любому биографу и просто интересующемуся жизнью и творчеством Даля специалисту хотелось бы увидеть статьи, раскрывающие один из наиболее значимых этапов его жизни, который условно можно назвать «В. И. Даль в Санкт-Петербурге», попадающий в промежуток между периодом жизни Владимира Ивановича в Оренбурге и Нижнем Новгороде. Возможно, за прошедшее с начала двухтысячных годов время и появились какие-то публикации, раскрывающие данный очень интересный, насыщенный и более того – героический отрезок биографии В. Даля, но вряд ли они широко известны.

Вышеизложенные рассуждения можно было бы считать малозначимыми, если бы за ними не стояла недооценка роли Владимира Ивановича Даля в качестве образцового по многим параметрам государственного деятеля. И когда мы говорим о примере служения народу и Отечеству, то, в первую очередь, пребывание Даля на госслужбе и выступает едва ли не эталонным. Начав ее 6 мая 1833 года чиновником особых поручений при оренбургском военном губернаторе в звании коллежского асессора, он завершил ее лишь осенью 1859 года, будучи «уволен согласно прошению, за болезни, в отставку, с мундирным полукафтаном»[6], дослужившись до генеральской должности действительного статского советника. Таким образом, именно государственной службе, которую он не мыслил вне высокой миссии – заботиться о долге перед российским народом и государством, – были отданы главные силы и зрелые годы этого замечательного человека. Владимир Иванович честно и, без преувеличения, самоотверженно служил в очень непростых военно-политических условиях. Регион, с которого начиналась его карьера на государственной службе, на тот момент был приграничным и более чем неспокойным. На оренбургского военного губернатора, а значит и на его «правую руку» – Даля, замыкался круг весьма деликатных и сложных вопросов по выстраиванию взаимоотношений с различными влиятельными группами как внутри Оренбургского края, еще помнившего пугачевский бунт, так и с представителями многочисленных народностей, населявших бескрайние степи. Так, В. Порудоминский отмечает, что «чиновнику особых поручений Далю, едва тот объявился в Оренбурге, военный губернатор доверил поручение особое – разобраться в «неудовольствии» и «волнениях» казаков»[7]. Башкиры, киргизы, казахи, калмыки и иные народы, на тот момент еще сохранявшие многое из кочевых традиций, а также соответствующие их национальным обычаям жизненные уклады, требовали от Даля самого пристального внимания.

Показательно, что именно на сайте Башкирского регионального отделения Русского географического общества представлен расширенный вариант биографии Даля, в котором хоть сколь-нибудь полно рассказывается о его службе в качестве ответственного чиновника на Оренбургской земле. Приведем одну, но весьма показательную цитату: «Даль как чиновник пользовался доверием у кочевых казахских племен, так как не брал взяток и объективно рассматривал их жалобы. Губернаторский посланец не сидел в канцелярии с местной властью, а проводил естественно-научные исследования. Им собраны коллекции флоры и фауны, создан в Оренбурге зоологический музей. Изучая жизнь местного населения, Даль наблюдал объезд коней, рыбный промысел, ходил по домам, интересуясь шитьем сарафанов, ткачеством. К концу года он уже свободно говорил на башкирском и казахском языках. Вскоре после приезда, в 1834 году, Владимир Даль подготовил и издал на немецком языке работу о башкирах в дерптском научном журнале: он хотел рассказать о башкирах европейским читателям. Статью перевели и напечатали в «Журнале Министерства внутренних дел» (№8 за 1834 год)»[8].

Рис. 2. В. И. Даль. Портрет работы неизвестного художника.  1830–1840-е годы

Такой подход можно вообще считать фирменным стилем Даля-чиновника: ко всему подходить с научной основательностью, стараться максимально корректно анализировать, систематизировать и обобщать информацию. Высокая самоотдача, организованность, безукоризненная честность и справедливость при ведении государственных дел, стремление и умение вникать в тонкости сложнейших взаимоотношений на многочисленных уровнях системы госуправления обеспечили перевод Владимира Даля в Санкт-Петербург, где и был достигнут пик его карьеры в качестве чиновника, отвечавшего, без преувеличения, за безопасность и благополучие граждан Российского государства.

На должности чиновника по особым поручениям Министерства внутренних дел и, как упоминалось, руководителя особой канцелярии он, как пишет П. И. Мельников-Печерский, «принимал деятельное участие в делах по устройству бедных дворян и об улучшении быта помещичьих крестьян, составлял карантинные правила»[9]. Тем самым направлял свою деловую энергию исключительно на пользу и благо народа российского. На данном важнейшем с точки зрения обеспечения безопасности государства посту он в соавторстве со своим коллегой Н.И. Надеждиным подготовил известную далеведам, как сказали бы сегодня, монографию, посвященную секте скопцов, беспокоившей на тот момент своей деятельностью власть в центре и на местах. Ведь в то время многие оппозиционные течения проявляли свою активность, в том числе, в рамках сектантских организаций. Данная деятельность Даля была высоко оценена Николаем I[10].

Поэтому, прежде всего, через призму миссии общественного служения (в прикладном и сакральном значении) следует рассматривать и работу Даля над своим знаменитым словарем. Честнейший, благороднейший и скромный чиновник, дослужившийся, как отмечалось, до действительного статского советника (генерал-майора по нынешним меркам), в свободное от основной деятельности время созидал и оформлял, по существу, идейный фундамент словарного богатства русского языка как одного из важнейших языков мира. При этом по многим позициям он оппонировал различным полюсам силы, отказывавшим России в культурно-языковой самобытности и самодостаточности, подпадая нередко под ожесточенную критику.

Изучение его взглядов и перипетий судьбы тем более важно сегодня, когда мы находимся в непростом поиске контуров идеологии будущего. Владимира Ивановича Даля и людей близких ему по духу, интересам и помыслам можно представлять в качестве своеобразной когорты единомышленников, отстаивавшей принципы прогрессивного консерватизма. Именно такие фигуры, как Владимир Даль, в развернувшейся сегодня с новой силой полемике о месте и роли просвещенного консерватизма в России и мире, демонстрируют собственным примером возможность сочетаемости действий, направленных на обеспечение мероприятий по сохранению политической стабильности и общественного порядка, с одной стороны, и принципиальной нацеленности на создание условий для успешного развития государства и социального благополучия граждан, включая заботу о молодом поколении – с другой. Ведь хорошо известно, что последний свой орден (Святого Станислава 1-й степени) он получил за усилия, направленные на устройство образования крестьянских девочек.

К Владимиру Ивановичу безусловно подходит известная максима из «Кодекса чести русского офицера: «Честь закаляет мужество и облагораживает храбрость»[11]. Отдав всю свою жизнь служению Родине и Народу, он был и честным, и мужественным, и храбрым в очень нелегкое для страны время. В этой связи Даль с полным правом может выступать примером не только для молодых гуманитариев или профессионально близких ему врачей, но и для представителей одной из самых важных сфер, обеспечивающих эффективность функционирования всей общественно-политической системы, – государственных служащих. По ключевым параметрам, в числе которых –  огромная работоспособность, разносторонность интересов, высочайший профессионализм и организованность, искренняя любовь к Отечеству, непримиримость к любым соблазнам, возникающим на высоких должностях, предупредительное и уважительное отношение к рядовым гражданам – мы имеем дело в его лице с наидостойнейшей личностью.

В своем знаменитом «Толковом словаре живого великорусского языка», включающем более 200 тысяч слов, при характеристике слова «служение» Даль в качестве первого же варианта смыслового толкования данного понятия приводит красноречивую иллюстрацию: «Долгъ каждаго служенье на общую пользу»[12]. Данное кредо олицетворяет всю благородную деятельность Владимира Даля, более чем актуальную в качестве нравственного образца для современного общества.

 

[1] Русское географическое общество. История. URL: https://www.rgo.ru/ru/obshchestvo/istoriya (дата обращения 12.10.2021).

[2] Изображение взято с официального сайта Русского географического общества. URL: https://www.rgo.ru/ru/obshchestvo/istoriya 

[3] В. И. Даль и Общество любителей российской словесности: Сборник / Отв. ред. В.П. Нерознак. Сост. Р.Н. Клеймёнова. СПб.: Златоуст, 2002. 312 с. – С. 37.

[4] Порудоминский В. В. И. Даль. М.: Молодая гвардия, 1971. 384 с. – С. 381.

[5] Владимир Иванович Даль. Жизнь и творчество. URL: http://test.rsl.ru/ru/editions/bibliography-editions/dal (дата обращения 12.10.2021).

[6] Порудоминский В. В. И. Даль. М.: Молодая гвардия, 1971. 384 с. – С. 348.

[7] Порудоминский В. В. И. Даль. М.: Молодая гвардия, 1971. 384 с. – С. 183.

[8] Русское географическое общество. Отделение в республике Башкортостан URL: https://www.rgo.ru/ru/article/vladimir-dal-pisatel-chinovnik-orenburgskogo-kraya-uchreditel-imperatorskogo-russkogo (дата обращения 12.10.2021).

[9] В. И. Даль и Общество любителей российской словесности: Сборник / Отв. ред. В.П. Нерознак. Сост. Р.Н. Клеймёнова. СПб.: Златоуст, 2002. 312 с. – С. 36.

[10] В. И. Даль и Общество любителей российской словесности: Сборник / Отв. ред. В.П. Нерознак. Сост. Р.Н. Клеймёнова. СПб.: Златоуст, 2002. 312 с. – С. 36.

[11] Кодекс чести русского офицера. URL: https://russkiymir.ru/publications/86896/ (дата обращения 12.10.2021).

[12] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т.4: Р-V / Владимир Иванович Даль. – М.: Рус. яз. – Медиа, 2006. 683 с. – С. 224. 

3/11/2022 12:17
Автор: Яковенко Андрей Вячеславович, заведующий кафедрой социологии и социальных технологий Луганского государственного университета имени Владимира Даля, доктор социологии, профессор (Луганская Народная Республика)

Книги

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

100 великих полководцев

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст...

Спецпроект: Женщины-герои

Проект посвящен женщинам, чьи поступки могут служить примером всем нам.