Аннотация. Настоящая статья посвящена современным формам, методам и технологиям предварительной делегитимизации выборов на примере Боливии, Венесуэлы, Беларуси и Российской Федерации. Авторами отмечается, что априорное признание будущих выборов нелегитимными, а их результатов – незаконными в современных технологиях организации государственных переворотов используется как сигнал перехода государственного переворота в активную фазу и как триггер включения режима самоуничтожения.

Ключевые слова: выборы, делегитимизация, информационные операции, цветные революции, внутренняя политика, национальная безопасность.

С недавнего времени в медийном пространстве России появилась первичная информационная волна – вбросы информации о том, что выборы 2021 обязательно будут сфальсифицированы. Есть основания полагать, что это спланированная информационная операция, направленная на формирование у определенной части избирателей чувства уверенности в том, что выборы будут действительно сфальсифицированы. Ключевым механизмом этой операции выступает простой, но уже апробированный на различных странах мира прием: оппозиция заранее отказывается признать результаты будущих выборов легитимными, как бы они ни происходили, заявляя, что у преступного правящего режима и возглавляемого им «мафия стейт» («мафиозного государства»[1]) в принципе, априори не может быть «чистых» и «честных» выборов. Такие заявления выдвигаются, как правило, задолго до самих выборов: за год, два, когда даже в общих чертах не ясно, какой именно будет эта избирательная кампания. На выборы и их результаты просто наклеивается ярлык «нелегитимных», «поддельных» (фейковых) и преступных, и гражданам предлагается в этот «экспертный прогноз» поверить.

С большой долей вероятности планируется и вторичная информационная волна, преследующая целью заражение населения России негативными эмоциями к этому событию и призывов о готовности к активному противоборству с «чиновничьим произволом».

Третья информационная волна планируется непосредственно в день голосования, скорее всего, во время завершения подсчета голосов, и будет сопровождаться призывом выходить на улицу и лично включиться в «борьбу за справедливость».

Самое интересное в этой истории – то, что данный прием, выдаваемый оппозицией за народный порыв, на самом деле, не нов и в том или ином виде присутствует во всех без исключения новейших технологиях организации государственных переворотов: он был в Венесуэле (непризнание победы Мадуро на выборах президента страны в 2018 г. и «выдвижение альтернативного президента» Гуайдо), в Боливии (отказ признать легитимность президентских выборов в 2019 году, завершившийся проамериканским госпереворотом и бегством избранного президента Э. Моралеса в Мексику) и, наконец, в 2000 году в Беларуси (отказ признать легитимность президентских выборов в 2020 году и провозглашение альтернативной C. Тихановской «избранным президентом страны»). Этот же прием использовался в «оранжевой революции» на Украине (итогом стал неконституционный третий тур выборов), в Грузии. Всем этим событиям предшествовал априорный отказ признать легитимными любые выборы, даже если они будут проведены честно, прозрачно и под жестким контролем международных наблюдателей. Чем это закончилось для всех указанных стран – хорошо известно.

Сегодня этот технологический прием, по-прежнему выдаваемый за «волю народа», применяется и в России. К чему такая провокация может привести – хорошо видно из репортажей СМИ из братской Белоруссии, где власть и вовлеченное в массовые протесты и беспорядки население пытаются столкнуть друг с другом, провоцируя появление жертв, способных сделать процесс распада государства необратимым.

В Боливии оппозиция требовала признать выборы незаконными на том основании, что Моралес не имеет морального права в них участвовать[2]; в Венесуэле власть обвинили в массовых фальсификациях[3]; в Белоруссии – в фальсификациях и в недопуске для участия в выборах кандидатов от оппозиции.

В России этот прием может быть применен в комбинированном виде (с задейс[1]твованием сразу трех сценариев непризнания выборов – боливийского, венесуэльского и минского), с одновременным выдвижением обвинений в массовых фальсификациях, недопуске оппозиции и нелегитимности участия в выборах в качестве кандидата действующего президента.

Фактически сегодня наблюдается та же самая схема упреждающей делегитимизации выборов в Государственную Думу России, результатом чего должен стать радикальный подрыв доверия со стороны международного сообщества к одному из ключевых институтов власти нашей страны и, как следствие, к ее политической и правовой системе – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Будет ли ее применение успешным в 2021 году или нет, особой роли не играет: если в плане превентивной дискредитации выборов 2021 года данная технология даст сбой, в плане ее обкатки выборы в Госдуму станут для нее генеральной репетицией перед главной целью – выборами Президента РФ в 2024 году.

Более того, зная данную технологию, можно с уверенностью утверждать, что выборы в Госдуму в 2021 году – это лишь лишь зондажная фаза, отработка тех мер, которые будут задействованы в 2024 году – во время президентских выборов в России. И вот тогда, с высокой долей вероятности, может быть активирована технология государственных переворотов, апробированная в целом ряде стран мира и известная как «Венесуэльский прецедент», дополненный технологиями связи и координации «Гонконгского майдана», технологиями сетевой конфликтной мобилизации «Ереванского электромайдана» и Телеграмм-технологиями, отработанными в Минске в 2020-м.

Вероятнее всего, данная технология будет отличаться от венесуэльского прецедента или протестных акций в Белоруссии, но практически нет сомнений в том, что она может стать одной из технологий по дестабилизации России.

 

Делегитимизация выборов: прецеденты Боливии, Венесуэлы и Белоруссии

В последние годы наблюдается явление, когда в тех или иных государствах, подвергшихся впоследствии дестабилизации извне, местная так называемая оппозиция призывала мировое сообщество не признавать выборы или сам заявляла об отказе признания этих выборов.

Причем не важно, будь то выборы президента или выборы в парламент – главное превентивно их не признать, и этим показать свое отношение к властям. Ведь это же логично с точки зрения оппозиции: действующее политическое руководство не хочет расставаться с властью, а стало быть, однозначно использует административный ресурс для махинаций с тем, чтобы фальсифицировать голосование и приписать себе голоса избирателей, позволяющее действующей власти объявить о своей победе.

Любопытно, что недовольство конкретным политическим руководством возникает в совершенно разных станах, отличающихся по политическим, социокультурным, экономическим, географическим и историческим особенностям, но у них у всех есть один, но системообразующий признак – они чем-то не угодили США и их элитам.

Поводов вылить свой гнев у Вашингтона может быть масса, но чаще всего неугодные политические режимы объявляются недемократическими тогда, когда они ведут независимую и субъектную политику, идущую вразрез с геостратегическими интересами США.

В этих-то странах, попавших в немилость Вашингтона, и обнаруживаются резкая нехватка демократии, свободы слова, нарушение фундаментальных прав человека, фальсификации и т.д., и т.п. И тогда голос подают те, кто называет себя истинными борцами с антинародными режимами, т.е. оппозиция.

Чаще всего оппозиция является сугубо номинальным противником власти, но в реальности они есть проводники интересов Вашингтона, коллективного Запада и ряда наднациональных структур, где первую скрипку играет опять-таки Запад. В его интересах подорвать внутреннюю стабильность государства, где власть удерживает неугодный режим.

К одному из приемов делегитимизации подобных режимов в конкретной стране относится упреждающее объявление грядущих выборов – будь то президентских или парламентских – заведомо нелегитимными, и которые нельзя признавать, поскольку они априори будут сфальсифицированными. В роли обвинителя выступает местная оппозиция.

Надо признать, данный прием весьма действенный, поскольку коллективный Запад (прежде всего, США), пользуясь своими огромными информационными, политическими, финансовыми, технологическими и организационными ресурсами, оказывается в состоянии поддержать оппозицию и тем или иным способом оказать колоссальное давление на неугодный режим вплоть до систематической социально-политической, экономической, а в отдельных случаях – военной дестабилизации государства-мишени.

Иезуитская хитрость состоит в том, что непризнание выборов открывает для Вашингтона и его сообщников возможность реализации различных схем государственных переворотов, что можно было наблюдать в разных странах мира, которые, казалось, имеют мало общего между собой. Но так только кажется.

В действительности так называемая оппозиция под прямым или косвенным руководством западных структур фактически готовит почву для непризнания выборов, на которых ее шанс победить находится около нулевого значения. Однако, заручившись поддержкой своего сюзерена, т.е. США и всего коллективного Запада, оппозиционные лидеры получают мощное информационное сопровождение и иные формы поддержки.

В результате оппозиция заранее начинает объявлять сфальсифицированными еще не наступившие выборы президента или в парламент и призывает их не признавать мировое сообщество – читай Запад. Затем Запад, ссылаясь на им же вскормленную оппозицию, усиливает эффект через подконтрольные ему СМИ и официальные выступления своих чиновников, проводятся масштабные медиаатаки и вбросы через Интернет (социальные сети и пр.), превентивно дискредитирующие тот итог еще не наступивших выборов, в котором победу одержит неугодный Западу режим.

Подобный подход подготавливает общественное мнение (как в самом Западе, так и на территории государства-мишени, где властью обладает неугодный Западу политический режим) к тому, что:

а)    выборы будут сфальсифицированы, а значит, им нельзя доверять; или, как альтернатива, к выборам не будут допущены представители оппозиции;

б)    следует готовиться противодействовать попыткам режима удержать незаконным путем власть, и если понадобится – силовым путем.

Создается особая враждебная атмосфера недоверия, когда в среде граждан государства-мишени накапливается негатив по отношению к власти, для выплеска которого требуется нажать спусковой крючок. В роли этого спускового крючка и выступают выборы, на которых оппозиция проигрывает или вообще в них не участвует, впоследствии заявляя, что не признает их итог.

Как только это происходит, срабатывает триггерный механизм, становящийся поводом для активации антиправительственных мятежей и беспорядков. У данного процесса могут быть различные продолжения, по-разному проявляющиеся в разных государствах-мишенях, но поскольку подготовительная фаза схожа вне зависимости от условий в этих государствах, то речь идет о конкретной технологии, используемой коллективным Западом и в особенности США против неугодных политических режимов.

Ниже будут показаны несколько примеров применения такого рода технологий и последствий этого.

 

Боливия

Еще в марте 2019 года тогда кандидат в президенты Боливии Карлос Меса заявил:

«Мы не признаем легитимность кандидатуры президента Моралеса, но мы собираемся участвовать в выборах, потому что считаем, что демократическая битва должна происходить на избирательных участках»

Карлос Меса, 14 марта 2019 г.

Источник: https://www.infobae.com/america/america-latina/2019/03/14/carlos-mesa-ex-presidente-de-bolivia-no-reconocemos-la-legitimidad-la-candidatura-de-evo-morales-pero-vamos-a-participar-de-la-eleccion/

 

Иными словами, более чем за полгода до президентских выборов в Боливии местная оппозиция активно продвигала тезис о нелегитимности права избираться президента Эво Моралеса, тем самым подготавливая противников Моралеса к непризнанию таких итогов голосования, в которых победа доставалась действующему главе боливийского государства.

Более того, на стороне противников Моралеса выступила подконтрольная Вашингтону Организация американских государств (ОАГ), финансируемая на 60% из США, которая сразу стала заявлять о якобы имевших место фальсификациях в процессе голосования:

 

 

«В четырех рассмотренных факторах (технология, цепочка поставок, целостность учетных листов и статистические прогнозы) были обнаружены нарушения, от очень серьезных до свидетельств того, что что-то не так. Это заставляет группу технического аудита поставить под сомнение достоверность результатов выборов 20 октября 2019 года».

 

Организация американских государств, 20 октября 2019 г.

Источник: http://www.oas.org/documents/eng/press/Electoral-Integrity-Analysis-Bolivia2019.pdf

 

ОАГ указывала на якобы рост голосов в пользу Моралеса под конец подсчета, что, по мнению ОАГ, нельзя было объяснить иначе как массовыми фальсификациями. Именно сообщения ОАГ о нарушениях в ходе избирательной кампании стали поводом для протестов и беспорядков, ядром которых выступили неофашистские элементы из восточных департаментов страны. Итогом этого стало свержение Эво Моралеса и его бегство в Мексику, страна вверглась в состояние социально-политической дестабилизации, произошла вспышка расизма, погибли десятки человек и т.п.

Однако даже американские исследовательские центры сомневались в заявлениях ОАГ. Так, Центр экономических и политических исследований (Center for Economic and Policy Research, CEPR) доказал, что никаких фальсификаций не было. Вот, что по этому поводу пишет один из соруководителей CEPR Марк Вайсброт:

 

«Не было необъяснимой смены тренда. Все, что произошло, это то, что районы, представившие данные позже, были более за Моралеса, чем те, которые сообщили ранее, по различным географическим и демографическим причинам. Вот почему лидерство Моралеса увеличилось, когда пришли последние 16 процентов голосов точно так же, как оно увеличивалось во время предварительного подсчета. Это довольно частое явление на выборах во всем мире».

Марк Вайсброт, CEPR

Источник: https://cepr.net/what-the-oas-did-to-bolivia/

То есть, настроенная против Моралеса оппозиция, заручившись поддержкой со стороны подконтрольной США Организации американских государств, заранее формировала образ нелегитимности действовавшего лидера Эво Моралеса, вследствие чего оппозиция вместе с неофашистскими группами и военными-ренегатами осуществила государственный переворот на подготовленной к этому почве.

 

Венесуэла

 В Венесуэле оппозиционные по отношению к чавистам силы также заранее отказались признавать президентские выборы еще в 2018 году:

«Альянс оппозиционных партий Венесуэлы объявил в среду, что будет бойкотировать предстоящие президентские выборы, заявив, что избирательная система была сфальсифицирована в пользу президента Николаса Мадуро и его Объединенной социалистической партии Венесуэлы».

Газета The New York Times, 21 февраля 2018 г.

Источник: https://www.nytimes.com/2018/02/21/world/americas/venezuela-election-opposition-boycott.html

Иными словами, античавистские силы готовили почву для того, чтобы не признавать любые выборы, итог которых был бы не в их пользу. Что за этим последовало – хорошо известно. На выборах 20 мая 2018 года победил Николас Мадуро. США и все их сателлиты отказались признавать Мадуро президентом, а сделали «признанным президентом» Хуана Гуайдо – оппозиционера, сооснователя партии «Народная воля» и председателя Национальной ассамблеи Венесуэлы. В результате, Вашингтон запустил технологию государственного переворота, который мы навали «венесуэльский прецедент».

Проамериканская оппозиция в Венесуэле изначально подрывала доверие к любым итогам голосования, где они не одержали бы победу. Благодаря западным информационным ресурсам данная мысль была донесена до мирового сообщества, а вместе с этим повлияла на мнения граждан Венесуэлы.

Если бы после подобного рода заявлений оппозиций в Боливии, Венесуэле или любой другой стране не начинались государственные перевороты или схожие формы вмешательства извне, то эти слова можно было бы отнести к части внутриполитической борьбы. Однако именно то, что они становились одним из триггеров для антиправительственных беспорядков и мятежей указывает на существование определенной технологии.

В стране, где контролируемая из-за рубежа оппозиция своими заявлениями о нелегитимности выборов и всей избирательной системы создает у значительной части населения эффект ожидания, когда массы граждан уже готовы без всяких доказательств принять на веру любые заявления о непризнании выборов.

Им уже не нужны никакие доводы: они в это верят. И вот тогда, сразу после выборов, оппозиция объявляет выборы недействительными, что создаёт триггерный эффект, схожий с использованием оружия: цель – выбрана, пистолет – заряжен и наставлен на цель, курок – взведен. Остается финальное действие – нажать спусковой крючок. Оружием являются массы людей, спусковым крючком – заявление о фальсификациях и манипуляциях на выборах и призыв их не признавать с последующим противодействием властям. Схема отработана и обкатана.

Кстати, по поводу выборов в законодательные органы Венесуэле 6 декабря 2020 года Хуан Гуайдо заблаговременно сообщил:

 «Венесуэльцы не признают фарс, как мы этого не делали в мае 2018 года. Право выбора было нашей борьбой. Мы предпочитаем жить достойно и в условиях демократии, а не навязывания. Информация – это сила».

Хуан Гуайдо, 2 июля 2020 г.

Источник: https://twitter.com/jguaido/status/1278446656149692428?ref_src=twsrc%5Etfw%7Ctwcamp%5Etweetembed%7Ctwterm%5E1278446656149692428%7Ctwgr%5E%7Ctwcon%5Es1_&ref_url=https%3A%2F%2Fwww.ambito.com%2Fmundo%2Fvenezuela%2Fanuncio-la-fecha-sus-elecciones-legislativas-n5114158

 История повторяется. И, к слову, напомним, что «признанный президент» Хуан Гуайдо замешан в неудавшейся диверсионно-террористической спецоперации под названием «Гедеон», попытка проведения которой была предпринята американскими наемниками и венесуэльскими дезертирами при определенном участии со стороны американского правительства. Целью «Гедеона» была экстрадиция или убийство Николаса Мадуро и других высокопоставленных чиновников Венесуэлы, дестабилизация и террор в отношении сторонников чавистов. Операция провалилась благодаря блестящей работе венесуэльских военных, спецслужб и простых граждан.

 

Белоруссия

«Белорусская весна» 2000 года (цветная революция в Беларуси) – это попытка государственного переворота, в которой внешне хорошо различимые и идентифицируемые «цветные» технологии тоже подверглись гибридизации, став «точкой сборки» для «лучших практик» организации цветных революций на постсоветском пространстве. Так, общая схема организации цветной революции в Беларуси (рис. 2) точно копирует киевский майдан 2013–14 гг. (но без самого майдана – постоянно действующего лагеря); технологии связи и координации протестных групп взяты из Гонконга 2019–20 гг.; технологии конфликтной мобилизации под неполитическую повестку заимствованы у ереванского «электромайдана» 2015 года; общая схема государственного переворота при этом является точной копией «Венесуэльского прецедента» – технологии организации госпереворота в Венесуэле в 2019 году. И все это происходит на фоне определенно непростых отношений белорусского руководства с США.

Собственно белорусского в минских протестах немного: своя аутентичная символика, фактическое отсутствие майдана (который можно было бы блокировать, накрыть и разогнать) – он теперь подвижен, как цыганский табор, и перемещается с толпами протестующих; и широкое использование нового средства протестной коммуникации – телеграмм-каналов.

В организационно-технологическом плане схема государственного переворота как две капли воды повторяет (а, точнее, копирует) технологию так называемого «Венесуэльского прецедента» – попытки организации государственного переворота в Венесуэле в 2019 году. В этом плане переворот в Белоруссии – не совсем цветная революция, точнее, совсем не цветная – это «верхушечный» госпереворот, в котором лидера страны должны сместить свои же ближайшие друзья и соратники, предварительно обговорив все детали с организаторами смены режима – с Соединенными Штатами, а цветная революция в Белоруссии – только для отвода глаз (для отвлечения внимания А. Лукашенко и Москвы на «негодный объект»).

Этой технологии, едва не опрокинувшей режим Мадуро в 2019 году, Лукашенко пытается противопоставить метания, стендап и практику импровизаций, а Россия – «дипломатию сожалений».

В Белоруссии также была также задействована вышеприведенная технология по дискредитации избирательной системы со стороны оппозиции. Например, вот заявления Валерия Цепкало, который впоследствии всей семьей бежал в Польшу:

 

Валерий Цепкало в интервью Forbes, 26 июля 2020 г.

Источник: https://www.forbes.ru/obshchestvo/405773-nasha-cel-razdet-lukashenko-uehavshiy-v-rossiyu-sopernik-belorusskogo-prezidenta

 

А вот что заявляла лидер так называемой  оппозиции Светлана Тихановская:

 

Deutsche Welle, 19 июля 2020 г.

Источник: https://www.dw.com/ru/a-54234152

 

То есть даже здесь имело место активное внедрение мысли о том, что выборы якобы будут сфальсифицированы в пользу действующего президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Каковы последствия? Они весьма схожи с тем, что произошло в Боливии и Венесуэле – предпринята попытка государственного переворота, однако на сегодняшний момент белорусам удалось купировать данную угрозу, хотя и не полностью. С точки зрения технологии призывы заранее считать выборы сфальсифицированными идентичны тому, что проходило в столь далеких странах как Боливия и Венесуэла: их смысл один и тот же, и заключается в подрыве доверия к действующей власти с усилением атмосферы враждебности к ней.

Для выплескивания этого негатива в виде насильственных акций и провокаций требовался повод в виде призывов не признавать итог голосования. В моду вошел лозунг белорусской оппозиции, которая уверена в победе Светланы Тихановской «ЯМы – 97%»

Намек на то, что А. Лукашенко якобы поддерживают только 3% населения, что вызывает большие сомнения. Однако это также стало спусковым крючком для антилукашенковских беспорядков.

Активация попытки государственного переворота в Белоруссии осуществляется коллективным Западом, прежде всего, через прибалтийские страны и Польшу, в частности, с помощью Центральной группы психологических действий (Centralna Grupa Dzialan Psychologicznych). Они выполняют роль информационного, организационного и координирующего узла.

С высокой долей уверенности можно говорить о том, что известный оппозиционный телеграм-канал NEXTA, через который координируются оппозиция / змагары, контролируется из Польши и Прибалтики. Схема схожа с той, которую применяли в Гонконге в 2019–2020 годах. Протестующие передают данные с телефона на телефон с помощью программы, действующей по принципу AirDrop, которая позволяет делиться файлами между пользователями, не имея доступа в Интернет. Данные приходят на один гаджет координатора, который отвозит его в посольства Польши или Литвы, оснащенные спутниковым Интернетом. С его помощью материалы передаются за границу Белоруссии, где их нужным образом обрабатывают и публикуют.

Таким образом, в Белоруссии также был задействован пример нагнетания ожидания фальсификаций на выборах за счет заявления оппозиции, использования информационно-коммуникационных технологий, рефлексивного управления и колоссальных медиаресурсов коллективного Запада.

Примечательно, что, как заявил глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин:

ТАСС, 16 сентября 2020 г.

Источник: https://tass.ru/politika/9471673

 

Кроме того, по словам Директора СВР России, «США взяли под плотную опеку бывшего кандидата в президенты С. Тихановскую и других оппозиционных активистов, которых раскручивают в качестве "народных лидеров" и будущих руководителей "демократической Белоруссии"».

Иными словами, заявления о будущих фальсификациях со стороны власти звучали из уст агентуры американских спецслужб, которые либо напрямую вербовали «оппозиционеров», либо передавали над ними контроль по принципу аутсорсинга своим сателлитам – Польше, Литве и др. Теперь понятно, откуда такие ресурсы у антилукашенковских сил, и почему часть населения с готовностью пошла против ОМОНа: этих людей к этому заранее готовили с помощью технологий скрытого управления и манипуляции, а оппозиция являла собой один из каналов такого воздействия.

 

Россия

Россия также является целью для сил, которые стремятся подорвать социально-политическую ситуацию в ней, в т.ч. по вышеописанной схеме.

В качестве примера выберем Алексея Навального, которого после истории с его отравлением якобы нервнопаралитическим веществом «новичок» узнал весь мир.

Обращает на себя внимание сама последовательность действий:

1)    на протяжении определенного времени Навального Запад выпестовал как одного из лидеров российской оппозиции;

2)    затем он странным образом был отравлен, хотя целый ряд фактов указывает на сомнительность того, что его отравили в России и тем более «Новичком»;

3)    он выживает и становится всемирно известным, после чего его индекс узнаваемости резко возрастает;

4)    затем он призывает ЕС не признавать выборы в РФ.

 

Заключение

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1)    Заявления подконтрольных Западу оппозиций в разных странах мира о том, что грядущие выборы президента или в парламент в их странах будут сфальсифицированы или же к ним не будут допущены оппозиционеры ставят перед собой цель подготовки населения к массовым акциям гражданского неповиновения, мятежей и т.п.

2)    Проводимая психологическая обработка населения, особенно той его части, которая негативно настроена к власти, ставит перед собой цель создать эффект ожидания события, которое у него вызывает оппозиция с помощью информационных возможностей коллективного Запада.

3)    В нужный момент (день голосования или сразу после него) оппозиция заявляет о непризнании итогов выборов, поскольку они сфальсифицированы и т.п. Этим создается триггерный эффект спускового крючка, являющийся поводом для активации протестов и насильственных действий против органов власти.

4)    Дальнейшие события идут по сценариям цветных революций, технологии государственного переворота известной как венесуэльский прецедент или же их гибридных формах, адаптированных под условия в конкретной стране.

5)    Для России скорее всего будет применен комбинированный подход. Будут выдвинуты обвинения и в том, что выборы будут сфальсифицированы, и в том, что к ним не будут допущены (под различными предлогами) представители оппозиции.

Сам же алгоритм создания эффекта ожидания событий (фальсификации выборов и т.п.), заранее вкладываемый в сознание народных масс, имеет общие фундаментальные признаки и схему реализации. Следовательно, речь идет именно о технологии превентивной делегитимизации выборов (ТПДЛ), которая ставит перед собой цель создать повод для государственного переворота и одновременно психологически подготовить значительную часть населения к акциям гражданского неповиновения и насилия против власти, в т.ч. полиции и пр.

Нужно понимать, что подобная технология превентивной делегитимизации выборов неразрывно связана с технологиями государственных переворотов, а значит, ей следует противостоять, чтобы не допустить катастрофу уже на нашей земле.

ЛИТЕРАТУРА

1.      Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны. 4-е изд., перераб. и доп. — Горячая линия-Телеком Москва, 2020. — 636 с.

2.      Манойло А. В., Стригунов К. С. Операция Гедеон: успех венесуэльских или американских спецслужб? // Международная жизнь. — 2020. — № 11. — С. 64–79.

3.      Хаас Р. Мировой беспорядок. Американская внешняя политика и кризис старого порядка». Пер. с англ. – М. Издательство АСТ, 2019. – 320 с.

 



 



[1] Хаас Р. Мировой беспорядок. Американская внешняя политика и кризис старого порядка». Пер. с англ. – М. Издательство АСТ, 2019.

[2] Манойло А. В., Стригунов К. С. Операция Гедеон: успех венесуэльских или американских спецслужб? // Международная жизнь. — 2020. — № 11. — С. 64–79.

[3] Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны. 4-е изд., перераб. и доп. — Горячая линия-Телеком Москва, 2020.