Воронова Ольга Ефимовна,

член Общественной палаты РФ, 

координатор общественного издательского проекта «Идеология будущего»,

доктор филологических наук, профессор кафедры журналистики 

Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, 

член Союза писателей и Союза журналистов России,

Научного совета РВИО;

Трушин Александр Сергеевич, 

ведущий эксперт Аналитического центра исследования технологий информационной войны и контрпропаганды РГУ имени С.А. Есенина, кандидат технических наук, доцент, заместитель председателя Рязанского регионального отделения РВИО

Ментальный ресурс нации 

как фактор формирования идеологии будущего

Понятие «ментальный ресурс нации» пока ещё не вошло в широкий научный и общественно-политический обиход. Тем не менее, понимание того, что Россия и народ России на очередном поворотном этапе исторического развития переживают исторически значимый ментальный переход к новому качеству общественного сознания, к осмыслению «образов будущего» и «идеологии будущего» побуждает к серьёзному осмыслению крупномасштабных ментальных сдвигов – особенно в канун таких великих дат, как начало Великой Отечественной войны.

Воссоединение России с её историческими землями – Крымом и Севастополем – стало точкой отсчёта нового внешнеполитического курса нашей страны, направленного на возвращение ей статуса великой державы, способной играть самостоятельную роль на мировой арене. Возглавив борьбу международного сообщества с глобальным террористическим монстром во главе с ИГ, Россия вновь оказалась на высоте своей исторической миссии, завещанной ей её великими мыслителями, писателями, пророками, – быть гарантом не только индивидуального, но и всеобщего духовного спасения. Общенациональный патриотический подъём пробудил к новому созидательному жизнеустройству всю энергосистему нации, вызвал к жизни её былую пассионарность.

Однако, как отмечал видный отечественный философ и политолог А.С. Панарин, «в истории мы неоднократно наблюдаем, как преобразовательная воля иссякала, наталкиваясь на скрытые социокультурные барьеры». 

Что же нужно делать, чтобы этого не произошло? При каких условиях ментальный ресурс способен стать реальным «ресурсом развития», фактором формирования «идеологии будущего»? Только тогда и только в том случае, если он будет опираться на национальный ценностный базис. Ведь не секрет, что и в эпоху рыночной экспансии дух стяжательства и индивидуализма был отвергнут миллионами жителей России. «Ментальное ядро» национального сознания не подверглось разрушению, сохранив такие устойчивые черты нашего менталитета, как стремление к социальной справедливости, способность к бескорыстному подвижничеству, готовность подчинять личные интересы общим и терпеть суровые лишения ради большой осознанной цели, главенство духовных ценностей над материальными, коллективистские установки поведения, берущие начало в соборности, артельности, общинности национального духа. Призывы псевдолиберальной элиты к быстрой «смене ментальности» (с «советской» на «новорусскую») с треском провалились, натолкнувшись на естественную реакцию сопротивления устойчивого «ментального ядра» нашего народа нарастающим глобализационным процессам с их тенденцией к «поглощению» всякой национальной самобытности.

Сегодня становится всё более очевидным, что формирующаяся сейчас новая цивилизационная модель российского общества будет продуктивной и устойчивой лишь в том случае, если сможет опереться не только на ресурсы мобилизационной экономики, но и другие базисные элементы развития – ценности национальной идеологии и культуры.

Таков, на наш взгляд, наиболее эффективный способ «минимизации» глобализационных рисков для цивилизационной безопасности России и ее будущего.

При этом необходимо принять во внимание позицию тех учёных, которые справедливо полагают, что при разработке концептуальных основ «политики идентичности» в рамках обсуждения законопроекта о российской нации важно опереться на «идею России как cтpaны-цивилизaции».

Это тем более важно подчеркнуть, что в числе потенциальных угроз безопасности нашей страны специалисты называют переидентификацию этноса, иными словами, разрушение глубинных, ментальных механизмов национального сознания, национального культурного иммунитета. Каналом такой переидентификации является прежде всего языковая среда. Только непониманием этого важного факта можно объяснить дискуссию, инициированную в начале 2000-х гг. журналом «Знамя», предложившим своим авторам и читателям поразмышлять над вопросом: «Возможен ли для русского языка в будущем переход (полный или частичный) на латиницу и какие последствия это могло бы иметь?»

Надо ли говорить, что сама постановка такого вопроса уже свидетельствовала о духовном перерождении значительной части нашей интеллектуальной элиты, затронутой метастазами культурно-языковой переидентификации, ферменты которой вовсю вели свою разрушительную работу в сфере массового сознания через насаждавшуюся прозападными политиками и их «культурными» вассалами в подконтрольных «пятой колонне» средствах массовой информации.

Уже тогда авторы комплексного исследования проблем информационной безопасности российского общества, проведённого учёными МГУ имени М.В. Ломоносова, подчёркивали: «Сегодня отечественные СМИ в целом являются субъектом процессов, ориентированных на обеспечение безопасности и развития России. Концепция СМИ России в значительной степени базируется на теории и практическом опыте западных СМИ, что не соответствует цивилизационной специфике России».

Постсоветский период длится уже три десятилетия. Изменилось многое в политике Российского государства, в умонастроениях российского общества, освободившегося от иллюзий и мнимых надежд на рыночную модель развития. Не изменилась только информационная империя, по-прежнему остающаяся «государством в государстве», живущим по своим коммерческим «понятиям».

Идеология массового потребления, пропагандируемая с экранов ТВ («Оттянись со вкусом!») по-прежнему воспитывает не гражданина, а беспринципного и легковерного обывателя, потребителя, человека без позиции и убеждений. Изнанка жизни («Пусть говорят», «Очная ставка», «Ты не поверишь!») преподносится как её истинное лицо, аномалия – как норма. Антигерой оказывается героем, юному поколению преподаётся азбука цинизма, а обществу вместо настоящих ценностей навязываются антиидеалы. Программы, построенные на сюжетах раскрытия «интимных тайн» разного рода медийных личностей перед массовой аудиторией («Детектор лжи», «Мужское/женское» и др.), причём за большие деньги («Секрет на миллион»), приобрели характер эпидемии. «Война каждого против всех», «уничтожь слабого», «всё покупается и продаётся», «побеждает не сильнейший, а подлейший», «целомудрие и стыд – пережитки прошлого» – эти принципы насаждались в проектах «Алчность», «Слабое звено», «Последний герой», лишь недавно «сошедших со сцены». Надо ли было заучивать эти безнравственные правила народу, чьё национальное сознание исконно основывалось на совсем других началах – милосердия, ненасилия, нестяжательства, целомудрия, стыда, совести, духовного единения и взаимопомощи?

Напомним, что в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации сохранение традиционных ценностей как фундамента российской государственности включено в сферу национальных интересов, причём на долгосрочную перспективу. А в разделе «Культура» данной Стратегии к ним отнесены приоритет духовного над материальным, семья, созидательный труд, служение Отечеству, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины.

Исходя из этого, очень важно, чтобы в эпоху глобализации «кризис миропорядка», о котором так много говорят политологи, не обернулся «кризисом идентичности» с необратимыми последствиями. Святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл в этой связи отметил: «Новая эпоха неизбежно наступает в связи с тем, что пределы глобализации достигнуты, начался кризис унифицирующих её критериев. Каждый культурно-исторический субъект будет вынужден в собственной традиции искать опору, необходимую для развития и движения вперёд».

Поэтому, укрепляя основы общероссийской гражданской идентичности многонационального народа нашей страны, важно не забывать о цивилизационной и культурно-исторической роли «русского фактора». На это, кстати, обращает наше внимание известный писатель и общественный деятель Юрий Поляков в недавнем цикле публицистических статей «Быть русским», имеющем самое прямое отношение к политике ряда телеканалов. В своё время он назвал её «отчизнофобией за казённый счёт». К сожалению, симптомы этой болезни оказались на редкость живучими.

Действительно, слово «русский», если и звучит на телевидении, то только в уничижительном или курьёзном контексте: «Русская рулетка», «Новые русские сенсации», «Русские горки», «Русские бабки», «Русский экстрим».

Мировоззренческие программы «Право знать» с Дмитрием Куликовым, «Постскриптум» с Алексеем Пушковым, «Большая игра» с Вячеславом Никоновым, «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым», «Своя правда» с Романом Бабаяном демонстрируются либо поздним вечером, либо после полуночи, когда основная часть населения уже отдыхает перед следующим трудовым днём. При этом пресловутый «Дом-2», невзирая на массовые протесты, живёт и побеждает. Новый проект «Звёзды под гипнозом» напоминает печальной памяти гипнотические сеансы А. Кашпировского, вводившие на рубеже 1980–1990-х гг. в коллективный транс немалую часть населения России именно тогда, когда рушилась государственность великой державы, и эту катастрофу поистине геополитического масштаба не удалось предотвратить. Психологи уже заговорили об аналогичном воздействии новой программы на психику зрителей. Возникает вопрос: зачем усыплять сознание российской аудитории именно сегодня, когда от нашей страны вновь требуется мобилизационная готовность к отражению как внутренних, так и внешних угроз?

Порой создается впечатление, что некоторые программы СМИ служат полигоном для испытания всё новых и новых технологий информационно-психологических войн внутреннего назначения. Если в экономике страна стремительно уходит от образа «сырьевого придатка» высокоразвитых держав, то в сфере деятельности ряда СМИ она до сих пор остаётся своего рода «информационной колонией», тиражирующей ценности, чуждые национальному менталитету.

Надо ли удивляться вспышкам насилия среди детей и подростков, когда на экране и в Интернете насилие, агрессия, кровь присутствуют ежедневно и ежечасно? Надо ли удивляться пренебрежению детей и молодёжи к традициям отечественной культуры, если престижные телеконкурсы вольно или невольно ориентируют их на то, что победа достанется лишь тому, кто лучше других усвоит манеру исполнения западных поп-звёзд и их, как правило, англоязычный репертуар?

Курс на импортозамещение в российской экономике было бы чрезвычайно полезным распространить и на сферу культуры, и на сферу массовой информации. Но для этого надо преодолеть сохраняющуюся инерцию недооценки «потенциала культуры как фактора социально-экономического развития Российской Федерации, её национальной безопасности и территориальной целостности».

Из-за отсутствия внятной политики в сфере массовой информации всё шире разрастается растлевающее влияние Глобальной сети, захватывающей своими удушающими щупальцами детское и подростковое сознание. Поголовная интернет-зависимость превратилась в особый тип психопатии, и для излечения от этой «дурной» болезни уже создаются специализированные психиатрические клиники.

Трагическими символами этой новой социально опасной патологии стали информационные сюжеты, растиражированные самими СМИ: 19-летний сын миллиардера Е. Сосин задушил свою мать проводом от зарядки мобильного телефона; 12-летний подросток в ответ на требования отца заняться уроками и его попытку в состоянии справедливого гнева вырвать из розетки провод компьютера вонзил нож в отцовское сердце; 16-летний негодяй, «подсев» на азартные игры в Интернете и оказавшись неплатёжеспособным, «заказал» киллеру собственных родителей.

Психологи горько шутят: некоторые из наших телеканалов работают в формате «3D»: «деморализация», «дебилизация», «деградация».

Игнорирование новых видов информационных опасностей вызывает вполне обоснованную тревогу. Не случайно в Стратегии государственной культурной политики к наиболее опасным для будущего Российской Федерации проявлениям гуманитарного кризиса и угрозам национальной безопасности отнесены «деформация исторической памяти, негативная оценка значительных периодов отечественной истории», «размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей путём внешней культурной и информационной экспансии (включая распространение низкокачественной продукции массовой культуры), пропаганды вседозволенности и насилия», «попытки фальсификации российской и мировой истории».

Безусловную опасность разрушения национальной культурно-языковой среды несут в себе телепрограммы типа «Камеди клаб», «Дом-2», где постоянно звучит ненормативная, вульгарная, жаргонная лексика, как, впрочем, и зарубежные детские мультфильмы с бессмысленными существами – такими как «Смурфики», «Джинглики», «Фиксики», «Миньоны». Отсутствие на радио и телевидении качественных программ, воспитывающих любовь к русскому языку, культуру речи, ставит под угрозу языковую безопасность нашего народа как основу национальной идентичности.

Влияние сцен насилия в СМИ на резкий рост преступности в среде несовершеннолетних – установленный факт. Ежегодно органами правопорядка регистрируется не менее 150 тыс. преступлений, совершенных детьми и подростками.

Доля детского вещания на телевидении составляет меньше 1% эфирного времени, тогда как по условиям лицензирования она должна составлять от 7 до 15% эфира. Однако детские программы не выгодны телевидению по коммерческим соображениям: реклама в них запрещена законом; больших рейтингов они не обеспечивают.

Детскими умами всё в большей степени овладевает «Тик-Ток» и его сетевые аналоги, толкая несовершеннолетних на протестные акции 

В то же время многие телепроекты пытаются делать циничный рейтинг и на детской тематике, объединив ее с криминальными проблемами. В результате героями многих документальных программ стали малолетние убийцы, самоубийцы, наркоманы и другие категории лиц юного возраста с девиантным поведением.

К чему это приводит, показывают участившиеся случаи немотивированной агрессии подростков, выпускников школ, нередко заканчивающиеся массовым жестоким убийством сверстников и педагогов. В октябре 2018 г. всю страну потрясла керченская трагедия с участием «школьного стрелка», в мае 2021 г. – еще одна с участием 19-летнего убийцы. Во всех этих случаях, всколыхнувших общественное сознание, аналитики установили прямую связь совершенных преступлений с деструктивным воздействием СМИ, компьютерных игр типа «Убей всех за 5 минут!» и асоциальных сайтов Интернета, включая «колумбайн-сообщества» с очевидным американским следом.

Какие же выводы и предложения следуют из вышеизложенного?

1. Отсутствие единой государственной идеологии в России не соответствует новым реалиям XXI века. Вызовы и угрозы третьего тысячелетия побуждают нацию не к плюралистической раздробленности, а к духовной консолидации. С учётом изменившихся геополитических условий необходима общенациональная дискуссия (возможно, референдум) по этой теме.

2. Защита национальной языковой среды является важнейшим ментальным ресурсом и условием цивилизационной безопасности России.

Поэтому необходимо дальнейшее совершенствование и развитие законодательства в сфере языковой политики Российской Федерации.

Нужны новые Федеральные законы:

– «О защите национальной культурно-языковой среды в сфере социальных коммуникаций»;

– «О совершенствовании этико-правовых механизмов защиты национального культурно-языкового наследия России в средствах массовой информации».

3. В связи с экспансией английского языка как опорного языка глобализации необходимо усиление внимания политического руководства страны, деятелей науки, образования, культуры к геополитическим аспектам национальной языковой политики России. Нельзя забывать, что на другом «полюсе» культурно-мировоззренческого противостояния находится главный медиамонополист мира – США, контролирующие 95% мировой медиасобственности и активно продвигающие через все имеющиеся у них ресурсы англофонный фактор вместе с англо-саксонской ментальностью, идеологией Pax Americana и латиницей, вытесняющей славянскую кириллическую культуру даже из её родового духовно-исторического пространства. Поэтому назрела необходимость разработки «Национальной языковой доктрины Российской Федерации в условиях развития глобализационных процессов». Главной целью этого политического документа должно стать сохранение и развитие русскоязычного социокультурного и информационного пространства в современном мире, повышение языкового престижа России в инонациональном языковом пространстве, всемерная поддержка русскоязычных диаспор за рубежом. С этой целью необходимо расширять систему языкового вещания на зарубежные страны, создавать инновационный программный продукт, электронные словари, лингвистические тренажёры, формировать специализированные интернет-ресурсы в расчёте на разные целевые аудитории.

3. Важно подчеркнуть необходимость привлечения общественного внимания к проблеме развития законодательства об Интернете. Следует всячески поддерживать деятельность созданной в России «Лиги безопасного Интернета», опыт законотворческой работы Государственной Думы РФ в этой сфере, в том числе в обеспечении государственного информационного суверенитета и создании надёжно функционирующего национального сегмента в Интернете. Необходимо регламентировать также сферу производства и распространения компьютерных игр с учетом возрастных психологических особенностей несовершеннолетних пользователей, аращивать производство отечественных компьютерных игр интеллектуального типа на основе национально-исторических и патриотических сюжетов.

4. Следует развивать практику оперативного информационного реагирования на «фейковые» сообщения для адекватной и своевременной защиты национальных интересов в медиасфере вплоть до создания групп «информационного спецназа». Целесообразно возродить советский опыт подготовки в вузах специалистов в области информационно-психологического противоборства и контрпропаганды.

И мы видим; там, где государство усиливает внимание к вопросам государственной политики в информационной сфере, это находит поддержку большей части населения России. В этом смысле важное значение имело принятие Государственной Думой РФ пакета законов депутата И. Яровой и ряда других законодателей. Следует отметить также рост интереса массовой аудитории к качественной политической журналистике: к новостным блокам, политическим ток-шоу, аналитическим программам, дискуссиям и политическим обозрениям. 

Большое внимание уделяется патриотически ориентированному контенту на телеканале «Звезда», где при поддержке Российского военно-исторического общества демонстрируются документальные программы и фильмы, основанные на объективных исторических фактах. Высокий эстетический уровень художественного вещания отличает почерк и стиль канала «Культура». Вышедшие в широкий прокат художественные кинофильмы «Легенда о Коловрате», «Брестская крепость», «Собибор», «Батальонъ», «Битва за Севастополь», «28 панфиловцев», «Т-34», «Зоя», «Легенда № 17», «Движение вверх» и некоторые другие наметили поворот к качественному общенациональному кинематографу, воспитывающему молодое поколение в духе патриотизма и гордости за своё Отечество.

Одна из задач современного общества – обеспечить надежный механизм защиты подрастающего поколения от деструктивной антиобщественной информации, распространяемой по каналам СМИ и Интернета, повысить профессиональную и гражданскую ответственность журналистов, продюсеров ТВ, учредителей телеканалов, активистов соцсетей за языковую культуру, духовно-нравственное и социальное здоровье тех, от кого зависит будущее нашей страны.

«Всё это особенно важно сейчас, когда решаются вопросы, от которых напрямую зависит будущее России и других государств, – подчёркивал Президент РФ В.В. Путин, выступая с трибуны VI Всемирного конгресса соотечественников 31 октября 2018 г. – Ситуация в мире непростая. Увеличиваются напряжённость и непредсказуемость. Подрываются основы международного права, рушатся многолетние договорённости между государствами. В ход идут и русофобия, и, к сожалению, другие формы крайнего, агрессивного национализма. На Украине, что греха таить, в странах Балтии, в ряде других государств переписывается история, ведётся борьба с памятниками, с русским языком. Людей запугивают и просто терроризируют. Естественное для каждого человека стремление сохранить свои национальные корни объявляется преступлением, сепаратизмом. Право на свободу слова, на сбережение своих традиций грубо попирается».

Принимая во внимание всю сложность современного «турбулентного» мира, тем не менее следует понимать, что обеспечение культурного, духовного, информационного суверенитета российского государства, сохранение национальной идентичности, сформированной многовековой историей Отечества, его традиционными ценностями, выходит сегодня на уровень ключевых национальных целей цивилизационного масштаба.

Сегодня, наконец, пришло чёткое понимание того, что «вызовы современного мира смогут преодолеть лишь те из мировых центров силы, чья идентичность окажется более устойчивой».

Поэтому, защищая информационное пространство России, отстаивая национальную безопасность, формируя идеологию будущего, нам всем важно осознавать: духовное воспроизводство бесценного ментального ресурса нации в новых поколениях XXI века – важнейшая стратегическая задача всего российского общества и государства на ближайшую и отдалённую историческую перспективу.