Главная / Вы здесь

ФУНКЦИИ ФЕЙКОВ В СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙНАХ

Воронова Ольга Ефимовна,

член Общественной палаты РФ, координатор

общественного издательского проекта

«Идеология будущего», доктор филологических наук,

профессор кафедры журналистики Рязанского

государственного университета имени С.А. Есенина,

член Союза писателей и Союза журналистов России,

Научного совета РВИО

Трушин Александр Сергеевич,

ведущий эксперт Аналитического центра исследования

технологий информационной войны и контрпропаганды

Рязанского государственного университета имени

С.А. Есенина, кандидат технических наук, доцент,

заместитель председателя Рязанского регионального

отделения РВИО

Аннотация.  В статье анализируются различные виды фейков и их функции, рассматриваются их отличия от дезинформации, их роль в современном информационном противоборстве.

Ключевые слова: фейк-ньюс, дип-фейки, фотофейки, видеофейки, дезинформация, цифровая манипуляция, информационные войны, фактчекинг.

Понятие о фейках

Фейковая информация — новейший феномен эпохи «постправды», «гибридной пропаганды» и нового витка глобальной информационной войны, который принято называть «войной на эффектах».

Масштаб распространения этого явления привел к тому, что термин «фейк-ньюс» (fake news, «фейковые новости»; от англ. fake — «подделка», «фальшивка», «обман») был признан редакцией одного из авторитетных словарей английского языка в 2017 г., по сообщению газеты «Гардиан», «словом года»[1], как и удостоившееся такой же чести годом ранее (2016) слово «постправда»[2].

Как отмечают современные исследователи, «под фейком понимается намеренное искажение или конструирование действительности, а под фейковой новостью — новостные сообщения, основанные на намеренном искажении фактов, созданные для извлечения определенной выгоды (например, увеличения трафика или цитируемости)»[3].

Продолжая эту мысль, подчеркнем: а также для политической выгоды глобальных политических игроков.

Имеются различные виды классификации фейков. Так, согласно классификации А. П. Суходолова, фейковые новости различаются по месту и времени событий, персонажам, целям и задачам[4]. Другая классификация имеет в своей основе различия по степени недостоверности информации[5]. Ряд ученых трактует и классифицирует понятие «фейк» расширительно, относя к ним не только поддельные тексты, фальшивые фото-, видео- и аудиозаписи, но и виртуальных псевдоличностей (интернет-ботов) и фальшивые аккаунты[6].

Каковы же причины стремительной «фейковизации» новостей в медиаконтенте? По мнению экспертов, их несколько.

Во-первых, это усиление внутримедийной конкуренции, борьбы за

зрителя, читателя, пользователя, а значит — борьба за рейтинг и внимание рекламодателей. Таков западный стандарт, проникший и в отечественное медиапространство: во что бы то ни стало опередить конкурентов. «Принцип Руперта Мердока “скорость важнее точности” является профессиональной предпосылкой для внедрения в сознание журналистов, особенно молодых, “идеологии фейка”»[7].

Во-вторых, способствует появлению фейков такое явление, как «сетевая анонимность», порождающая безответственность и безнаказанность как тех, кто создает, так и тех, кто распространяет, «репостит» фейки в Интернете. Во многих случаях «фейкерство» смыкается с социальным троллингом в общей целевой установке — возбудить общественное внимание, спровоцировать страхи и панику, устроить своего рода массовый розыгрыш и понаблюдать «в сторонке» за реакцией миллионов людей.

В-третьих, причиной фейкомании является в настоящее время фактор повышенного потребительского спроса на шокирующую информацию, которая способна пощекотать нервы обывателя, дать повод для разного рода сплетен и страшилок.

В целом «фейк-ньюс» можно охарактеризовать как фантомное, суррогатное, паразитическое явление в мире медиа эпохи постмодерна, связанной со снижением статуса истинных ценностей (в данном случае — ценности правдивой и точной информации), торжеством не системного, а «клипового мышления», заменой духовных устремлений личности потребительскими инстинктами толпы.

Отличия фейков от дезинформации

На наш взгляд, фейки по своей природе являются в принципе недостоверной информацией. Это их родовая черта, отличающая их от классической дезинформации, для которой элемент правдоподобия и достоверности является необходимым. Как справедливо отмечает С. Н. Ильченко, «чем безумнее и недостовернее фейк, тем выше вероятность его распространения в медиасфере»[8].

Чем же отличается фейк от классической дезинформации, имеющей гораздо более длительную историю как неотъемлемый элемент практически всех видов манипуляции массовым сознанием, начиная с древнейших времен?

Во-первых, тем, что дезинформация строится на основе сочетания правды, полуправды и лжи. Элемент правдоподобия, кажущейся достоверности сообщения является обязательным. Для фейка этого на требуется. Чем неправдоподобнее фейковая информация, тем более действенно она влияет на массовое сознание.

Кричащим примером таких фальшивок является информация одного из украинских сайтов, получившая в украинском информационном пространстве широкое распространение, о том, что голодающие «москали» в результате «провала путинской экономической политики» вынуждены заготавливать на зиму мясо ежей и бобров[9]. Другой пример — еще более вопиющий: итальянские журналисты в погоне за суперсенсацией придумали сюжет о том, что «Папа Римский отменил ад»[10].

Во-вторых, дезинформация захватывает пространство разных журналистских жанров. Она может присутствовать в репортаже, интервью, статье, даже в журналистском расследовании.

В отличие от дезинформации, фейк имеет вполне определенную жанровую «оболочку» — новость, при этом новость особого типа, создающую фиктивный, не существующий в реальности инфоповод. При этом отличительным маркером фейка как новостного феномена является броский заголовок.

В-третьих, дезинформация может не отличаться остротой подачи, рассчитывающей на мгновенный эффект; фейк же непременно несет в себе сенсационный, шокирующий посыл. Именно погоня за сенсацией и эксклюзивом — следствие растущей конкуренции СМИ и интернет-ресурсов — является, по мнению некоторых специалистов, главной причиной бурной фейковизации новостного контента, приобретающей угрожающий размах[11].

В-четвертых, дезинформация, пусть в редких случаях, может быть непреднамеренной, связанной с ошибкой, недосмотром, профессиональной недобросовестностью информирующего субъекта. Фейк всегда является намеренным искажением истинного положения дел, фальшивкой, фальсификатом, результатом сознательной, причем провокационной фабрикации лжефактов: «Фейки не возникают стихийно, а формируются целенаправленно для решения политических, военных и экономических проблем в условиях противостояния нашей страны и некоторых западных держав»[12].

Нередко фейки используются как средство информационного противоборства для политической диффамации, нанесения урона репутации авторитетного внутри и вне страны-мишени политического деятеля[13].

В-пятых, дезинформация, как правило, ограничена сферой военных, политико-дипломатических, медийных практик, фейк же с особенной пышностью «расцветает» еще и в околонаучной сфере, в области медийной популяризации естественных и исторических наук, пополняя сомнительный арсенал лженаучных сенсаций, вроде той, что российские ученые клонировали и оживили египетского фараона или что гены американского астронавта Скотта Келли изменились навсегда после года в космосе, а Адольф Гитлер не покончил жизнь самоубийством 30 апреля 1945 г., а прожил после войны еще почти 30 лет и умер то ли в Парагвае, то ли на секретной немецкой базе в Антарктиде[1]

[1] Гитлер скрывался на секретной базе в Антарктиде? // Комсомольская правда. 2020. 26 февр. — 4 марта. С. 10.

Таблица 1. Отличия фейков от дезинформации

В-шестых, дезинформация может существовать до поры до времени латентно (скрыто), «функционировать» длительное время, фейк же «всплывает» в результате информационного «вброса» с точно определяемым моментом появления в информационном пространстве и так же быстро исчезает из актуальной повестки дня.

В-седьмых, в отличие от дезинформации, механизм распространения фейковых новостей также имеет свою специфику: фейки «распространяются в обществе так называемым “вирусным” способом благодаря эффекту “эмоционального заражения”. По сути, весь секрет эффективности “фейк-ньюс” — это резонансный характер содержащейся в фейке информации плюс вирусный механизм его распространения»[15].

В-восьмых, дезинформация и фейк отличаются своим генезисом. Дезинформация в своих истоках восходит к искусству военной тактики («военной хитрости»), к способам маскировки истинных политических целей и намерений, принятых в дипломатической деятельности. Происхождение фейка связано с такими продуктами массового (обыденного) сознания и массовой (низовой) культуры, как слухи, розыгрыши, приколы, блеф, с микрожанрами политической сатиры (скетч, анекдот). Не случайно специалисты выделяют в потоке фейковой информации так называемые шуточные новости. В этом жанре отметился своей известностью один из наиболее популярных за рубежом сайтов фейковых новостей — «NewsBIScuit», который предлагает аудитории «Новости, которые еще не произошли».

Особенно часто политические фейки бывают призваны морально оправдать агрессивные действия США в глазах мирового общественного мнения. С этой целью, сознательно создавая в массовом сознании «образ врага» для оправдания бомбардировок Югославии в конце 1990-х годов, влиятельный американский канал Си-эн-эн распространил фейковую информацию «о будто бы имевшем место факте использования 700 албанских детей для создания банка крови, предназначавшегося для сербских солдат»[16].

Складывается впечатление, что глобальные политические «фейкмейкеры» и «фейкомёты» восприняли уроки министра пропаганды Третьего рейха Геббельса, утверждавшего: «Ложь должна быть чудовищной, чтобы в нее поверили».

Особенности фейков визуального типа.

Фотофейки и видеофейки

Растущая востребованность наглядной подачи контента привела к широкому распространению фейков визуального типа, сопровождаемых подменой текстовой части сообщения, что, по нашему мнению, следует квалифицировать как информационный подлог.

Среди визуальных фейков выделяют два вида: фотофейки и видеофейки. Фотофейки как действенное средство манипуляции мировым общественным мнением оставили заметный след в ходе событий на Украине в 2014 г. Так, на одной из фотографий можно было увидеть длинную очередь изможденных людей с детьми. Надпись свидетельствовала о том, что якобы жителей Крыма, бегущих от «агрессивной России», Украина размещает в домах отдыха в Херсоне. На самом деле это было фото конца 1990-х годов: македонские беженцы спасаются от угрозы этнических чисток со стороны косовских албанцев.

Большим количеством украинских фейков сопровождалось строительство Крымского моста, вплоть до обвинения России в том, что строительство этого грандиозного объекта — всего лишь павильонные съемки на киностудии «Мосфильм».

О реальных угрозах фотоманипуляции свидетельствует резонансное «дело Эдуарда Мартинса»: некто, выступавший в роли «бразильского фотографа», присвоивший себе это имя и сфабрикованную яркую биографию якобы военного журналиста, используя и видоизменяя с помощью различных технических ухищрений чужие фотографии (в частности, американского фотографа Дэниэла Бритта), выдавал их за свои фоторепортажи из «горячих точек» — Ирака, Сирии, сектора Газа, Сомали — и вводил в заблуждение даже такие авторитетные СМИ, как «Гардиан», «Вашингтон пост», «Пари матч», «Зюддойче цайтунг», «Дойче велле», «Уолл-стрит джорнел», «Монд», охотно публиковавшие их на своих страницах. Применение технологий кадрирования фотографий, горизонтального отзеркаливания, монтажа и других приемов цифрового вмешательства в чужие фотоработы с изменением даты изображаемых сюжетов по своему произволу «позволяло “Мартинсу” de facto участвовать в формировании актуальной повестки многих СМИ»; более того — «обнаружено, что некоторые средства массовой информации используют фотографии “Эдуарда Мартинса” для иллюстрирования новостных материалов по сей день»[17]. После разоблачения виртуальный «фотожурналист» удалил свой аккаунт и так и остался неизвестным, обострив до предела проблему необходимости «фотофактчекинга», т.е. системы верификации (проверки и подтверждения) фактов, распространяемых в СМИ и сети Интернет с точки зрения их достоверности.

Рис. 1. Фейк «Жители Крыма в панике скупают продукты»

Рис. 2. Фейк «Пластилиновый мост сняли на «Мосфильме»

«Глубокие фейки» как инструмент цифровой манипуляции

Вопрос о широком распространении цифровой манипуляции актуализирован в еще большей степени появлением новой технологии «глубоких фейков» (deepfake), позволяющих создавать «высокореалистичный фейковый фото- и видеоконтент» путем встраивания изображения людей (в том числе знаменитостей, вип-персон, политических лидеров) в существующие видеозаписи вместо других (изначально присутствовавших) персонажей в компрометирующих их ситуациях.

Специалисты утверждают: синтезирование на основе искусственного интеллекта фальшивого, но абсолютно правдоподобного фото- и видеоконтента несет с собой серьезные угрозы. «Представляется, что технологии глубоких фейков будут востребованы самым широким кругом субъектов, спецслужбами многих иностранных государств; террористическими и экстремистскими организациями; политическими партиями; PR- и рекламными агентствами»[18]. Глубокие фейки могут быть использованы в интересах информационного противоборства, в целях преступной деятельности, для моральной дискредитации неугодных политиков и свержения политических режимов.

В связи с появлением нового вида информационных угроз в виде «глубоких фейков» деструктивной направленности специалисты считают необходимым предупредить профессиональное сообщество и широкую общественность: «Для противодействия вредоносному применению технологии глубоких фейков органам безопасности, правоохранительным и другим органам <…> уже сейчас необходимо производить адаптацию традиционных инструментов противодействия угрозам с учетом нового вызова. В первую очередь это касается пресс-служб и структур, отвечающих за информационное противоборство»[19].

«Глубокие фейки», о которых говорилось ранее, представляя собой новый вид информационной угрозы, могут быть использованы западными политиками в качестве информационного подлога для оправдания выгодных им политических решений. Как справедливо подчеркнул президент Болгарии Р. Радев, выступая на VI Всемирном конгрессе информационных агентств в Софии в июне 2019 г., «фальшивые новости в эпоху широкомасштабного распространения цифровых технологий могут принести гораздо больший урон, чем снаряды и ракеты»[20]. В качестве прецедента аналитики называют ситуацию в Оманском заливе, имевшую место 13 июня 2019 г. Используя сфабрикованную видеозапись, власти США необоснованно обвинили Иран в осуществлении взрывов на двух танкерах, принадлежавших их союзникам — Норвегии и Японии, и пригрозили применить военную силу[21].

Другой пример. Как убедительно показал американский журнал Foreign Affairs на примере фальшивых видеозаписей, вброс «глубоких фейков» может иметь резонансный эффект вроде взрыва «информационной бомбы»: методом фейковой видеоимитации были воссозданы не имевшие места в действительности «частные разговоры» премьер-министра Израиля о якобы планируемой серии политических убийств в Тегеране[22]. Безусловно, подобные политические фейки могут взорвать мир и без того в неспокойном регионе Ближнего Востока. Как видим, «глубокие фейки» как новейший вид усовершенствованного информационного оружия заслуживают особенно пристального внимания специалистов.

Роль видеофейков в информационном сопровождении боевых операций. Феномен «Белых касок»

Технология фейковых видеоимитаций многократно была апробирована в Сирии. В книге директора Фонда исследования проблем демократии М. С. Григорьева «“Белые каски”: пособники террористов и источники дезинформации» представлены многочисленные факты фабрикации фальшивых сообщений о якобы жестоком отношении президента Сирийской Арабской Республики Башара Асада к собственному народу. На основе большого количества свидетельств в книге показано, что «Белые каски» на самом деле были не общественной и добровольной, а, по существу, военизированной структурой, подразделением террористических организаций, часть членов которого рекрутировалась туда как добровольным, так и принудительным путем. «Белые каски» способствовали оборудованию боевых позиций, созданию фортификационных сооружений, перекрытию дорог, возведению земляных валов, перевозке оружия и боеприпасов, вербовке сторонников, распределению гуманитарной помощи, поступавшей от западных стран, были каналом-посредником финансирования преступной деятельности боевиков.

Важнейшим направлением деятельности «Белых касок» является фабрикация ложных новостей, постановочных сюжетов, инсценировок бомбардировок и ударов, якобы наносимых режимом Башара Асада по мирному населению: «“Белые каски” регулярно выдавали обстрелы сирийской армией штабов и подразделений террористических групп и незаконных вооруженных формирований за обстрелы мирного населения»[23].

Для фабрикации инсценировок действовали специальные группы, которые привозили раненых из больниц, часть из них гримировали под «убитых»; зажигали шины и мусор; вовлекали в свое преступное «действо» голодающих детей за обещание хорошо накормить; здоровых людей принуждали изображать погибших или пострадавших, имитировать применение против них химического оружия. Для фейковых съемок «Белые каски» «использовали привезенные ими мины и разрушали здания, а затем, вместе с западными журналистами, снимали сфальсифицированные сцены использования химического оружия якобы со стороны сирийской армии»[24].

Постановочные сюжеты «Белых касок» имели тяжелые последствия. Такую роль сыграла, в частности, известная инсценировка якобы имевшей место химической атаки в г. Дума (Восточная Гута) в апреле 2018 г., на основе которой в мировые СМИ был запущен видеофейк о том, что в ходе этой атаки пострадали сотни мирных граждан.

Несмотря на последовавшие вскоре признания снятых в видеосюжете мнимых «жертв», что никакой химической атаки не было, тем не менее Великобритания и США использовали этот фейковый повод для нанесения 14 апреля 2018 г. массированных ракетных ударов по сирийским объектам.

О том, что «Белые каски» были «проектом» западных держав, свидетельствуют многие факты.

Так, режиссеры и авторы фото- и видеоматериалов получали поддержку организаторов престижных международных конкурсов. Например, фильм «Белые каски» был отмечен премией «Оскар». Канал CNN присудил немецкому журналисту Клаасу Релотиусу в 2014 г. титул «Журналист года», хотя позднее, в 2018 г., вынужден был признать, что этот журналист сфальсифицировал, как минимум, 14 из 60 опубликованных материалов, а средства, которые он якобы должен был передать от публикации этой статьи в пользу детей-беженцев, он беззастенчиво присвоил себе. За другой фейковый материал — о мнимой атаке хлора — журнал «Тайм» назвал в 2016 г. автора лживых снимков Мохаммеда Бадра «фотографом года», не удосужившись проверить их достоверность.

Политические элиты Запада несут безусловную ответственность за финансирование «Белых касок». Авторы упоминавшейся выше книги приводят высказывания европейских лидеров, однозначно свидетельствующие об этом. Так, «в ноябре 2018 г. в официальном твиттере Министерства иностранных дел Великобритании была опубликована фотография нового министра Джереми Ханта с пояснением, что помощь “Белым каскам” стала первым его решением на этом посту». Приводится также заявление бывшего министра иностранных дел, ныне премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, о том, что его страна выделила десятки миллионов на организацию «Белых касок»[25].

Известно, что эти средства были направлены в конечном итоге не только на «гуманитарные» цели, но и на оплату боевиков террористических групп и незаконных вооруженных формирований, а также на работы по фортификации их боевых позиций.

Анализ показывает, что практика применения видеофейков как инструмента фальсифицированной информации о ситуации в Сирии несет в себе серьезные военные и политические угрозы. Дезинформируя мировое сообщество, эти видеофейки играют на руку террористам. Отсутствие норм международного права, позволяющее видеопровокаторам уходить от ответственности, является серьезной проблемой, требующей своего безусловного разрешения.

Фейки как инструмент информационного противоборства

Анализируя феномен «фейковой журналистики», С. Н. Ильченко справедливо называет ее неотъемлемой частью современной «шоу-цивилизации»: «Фейк как явление современной информационной сферы имеет прямое отношение к такому глобальному явлению, как шоу-цивилизация, имитирующая действительность путем создания виртуальной реальности в электронных СМИ, а также в Сети»[26].

Механизм распространения фейков связан, по мнению В. В. Дорофеевой, с новыми тенденциями в функционировании современной медиасферы. В их числе:

·      растущая конкуренция между СМИ и сайтами Интернета в скоростной подаче контента потребителям, многие из которых буквально «сидят на информационной игле» и жаждут шокирующих сенсаций;

·      массовое распространение «инфотейнмента» — особого медийного формата, соединяющего в себе информационную и развлекательную функции;

·      ретранслятивный характер современных СМИ и социальных сетей, ускоряющих с помощью «репостов» и «лайков» процесс массовой републикации фейковых сообщений;

·      примитивизация, таблоидизация СМИ, засилье «желтых», «бульварных» методов сбора и распространения информации[27].

Функции фейков многообразны. Они выступают не только средством имитации несуществующего события, инструментом провокации неадекватных военных и политических решений, но и, как убедительно показал А. В. Манойло, служат методом перехвата информационной повестки дня[28] в целях отвлечения и переключения внимания массовой аудитории от реальных проблем, ослабления либо, напротив, усиления протестной активности.

Исследователи выделяют и другие функции фейков: дезинформация аудитории, пропаганда определенных политических позиций, возбуждение паники, запугивание, введение в заблуждение с целью вызвать агрессию против действующей власти.

Примером может служить ситуация с нагнетанием общественного резонанса вокруг пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня», произошедшего 25 марта 2018 г., которую можно квалифицировать как акт информационного экстремизма[29]. В первые сутки после трагедии украинский пранкер Никита Кувиков, известный в Сети как Евгений Вольнов, стал звонить в морги г. Кемерово, где произошла трагедия, и, представляясь сотрудником МЧС, рекомендовал готовить места для 300 жертв пожара, увеличив число реальных жертв в 5 раз. Кроме того, он обращался в государственные органы, представляясь неким «Поздняковым из администрации Президента», и требовал убрать цветы и игрушки, которые приносили в знак скорби к зданию торгового центра жители города — якобы чтобы не раздувать масштаб происшествия. По существу, тем самым он попытался осуществить самую настоящую провокацию — ложными слухами и мнимыми действиями возбудить и без того подавленное трагедией население города к массовому недовольству не только местной, но и центральной властью.

В интервью каналу «Говорит Москва» он объяснил мотивы своих действий желанием «отомстить России» за то, что она якобы «уничтожает украинских граждан», в чем он считает виновным каждого россиянина. Против провокатора Следственный комитет РФ возбудил дело по статье 282 Уголовного кодекса «Возбуждение ненависти и вражды»[30].

В условиях пандемии коронавирусной инфекции фейки в руках внутрироссийской оппозиции стали средством распространения панических настроений, безосновательных обвинений органов власти либо в бездействии, либо в насаждении «цифрового концлагеря».

О том, что чаще всего фейковые атаки направляются из Соединенных Штатов по странам-мишеням, названным в «Стратегии национальной безопасности США» (2017) «государствами-изгоями», свидетельствует целый набор «северокорейских» фейков. В их числе — фальшивки о том, что министр общественной безопасности КНДР О Сон Хон был якобы заживо сожжен из огнемета, причем осуществлял казнь лично лидер Северной Кореи Ким Чен Ын, которому тот почему-то стал неугоден. В фарватере США идут и южнокорейские СМИ. Так, в мае 2015 г. южнокорейское агентство «Penxan» сообщило, что министр обороны КНДР Хён Ён Чхоль был якобы расстрелян из зенитной пушки по обвинению в государственной измене. Однако несколько дней спустя ложь была раскрыта: на телевидении КНДР министр был показан живым и здоровым, стоящим рядом с Ким Чен Ыном[31]. Опровержений этой фейковой информации и соответствующих извинений, естественно, не последовало. В апреле — мае 2020 г. мировые СМИ настойчиво распространяли фейк о смерти северокорейского лидера, что вскоре было опровергнуто его появлением в полном здравии на публичных мероприятиях. И снова никто не понес ответственности.

Понятие «фейк» распространилось сегодня и на другие публичные сферы. Так, методы «фейковой дипломатии», о которой упомянул в одном из своих выступлений министр иностранных дел РФ С. В. Лавров[32], вошли с подачи США в арсенал Совета Безопасности ООН, став основой соответствующих решений, принимаемых им в отношении России и ее союзников. Как известно, фейковое обвинение России в «отравлении» бывшего сотрудника спецслужб Сергея Скрипаля и его дочери привело к безосновательной высылке тридцатью странами 150 российских дипломатов.

Особый вред несут с собой исторические фейки. Не иначе как кощунственным надругательством над исторической памятью народов следует признать резолюцию Европарламента (сентябрь 2019 г.), уравнявшую ответственность СССР и Третьего рейха за развязывание Второй мировой войны. Подобные «черные мифы» служат информационным оружием в «войнах памяти» против России — правопреемницы СССР — и ее статуса в Совете Безопасности ООН как державы-победительницы.

Защита от фейковой информации на основе законодательных решений. Фактчекинг

В целях защиты от фейковой информации, представляющей серьезную угрозу политической и морально-психологической стабильности в стране, Государственная Дума Федерального Собрания РФ приняла законодательный документ о противодействии фейковым сообщениям — Федеральный закон от 18 марта 2019 г. № 31-ФЗ «О внесении изменений в статью 15.3 Федерального закона “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”». В законе дается определение фейковых новостей как «недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений», названы виды их угроз для общества и государства и правовые способы противодействия в виде «ограничения доступа к сетевому изданию или иному информационному ресурсу в Интернете, которые его распространяют».

Принятый одновременно другой Федеральный закон от 18 марта 2019 г. № 27-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» вносит дополнения в статью 13.15 КОАП РФ «Злоупотребление свободой массовой информации» и устанавливает административную ответственность за распространение недостоверных сведений в СМИ и информационно-телекоммуникационных сетях для граждан, должностных и юридических лиц в случае общественно опасных последствий.

В последние годы в целом ряде других стран также были приняты законы, призванные противодействовать распространению фейковой информации. Так, в 2017 г. закон, в котором регламентируется данный вопрос, был принят в Германии, в 2018 г. — во Франции; планируется принять «Цифровую хартию» в Великобритании. В Китае с 2018 г. действует специальная интернет-платформа, цель которой — выявлять и пресекать ложную информацию; правительство КНР обязало интернет-компании цензурировать «комменты» пользователей на стадии, предшествующей публикации[33]1.

В условиях коронавирусной пандемии многие государства мира вынуждены были пойти на жесткие запретительные меры в отношении фейковой информации, по существу «инфодемии», захлестнувшей информационные ресурсы в первые месяцы 2020 г. Вынуждена была это сделать и Россия, в том числе из-за того, что фейки стали активно использоваться в качестве орудия информационной войны. Чего стоят только заголовки фейковых новостей антироссийской направленности: «Что значит на самом деле “Из России с любовью?”», «С помощью коронавируса Путин готовится к войне с Европой», «Россия распространяет дезинформацию о коронавирусе» и т.п.

Даже в инициированных Россией гуманитарных акциях по отправке средств борьбы с инфекцией в Италию и США многие западные СМИ увидели тайный злой умысел (например, итальянская газета «Стампа»). «Нью-Йорк таймс» выступила с абсурдным заявлением, что Россия виновата в развале американской медицины, и выразила недоумение, почему коронавирус «убивает так мало русских».

Широкое распространение фейковой информации, способной дезориентировать общество, породить «цифровую агрессию» в сфере международных отношений, возбудить панику, бросить тень на авторитетного политического лидера, нанести урон уважаемой корпорации, внести хаос в банковскую сферу, дестабилизировать ситуацию во всем мире, привело сегодня к появлению нового вида профессиональной деятельности — фактчекинга, задача которого — борьба с вольными или невольными фейкмейкерами, верификация фактов, проверка достоверности сведений, распространяемых в СМИ и в сети Интернет.

[1] Fake news is very real word of the year for 2017 // The Guardian. 2017. November 2. URL: https:/www.theguardian.com/books/2017/nov/02 (дата обращения: 10.01.2020).

[2] В словаре дается толкование этого понятия как «ложной, зачастую сенсационной информации, распространяемой под видом новостных сообщений».

[3] Зуйкина К. Л., Соколова Д. В. Специфика контента российских фейковых новостей в Интернете и на телевидении // Вестник Московского ун-та. Серия 10: «Журналистика». 2019. № 4. С. 5.

[4] Суходолов А. П. Феномен «фейковых новостей» в современном медиапространстве // Евроазиатское сотрудничество, гуманитарные аспекты: Материалы Международной конф. Иркутск: Изд-во Байкальского гос. ун-та, 2017. С. 93–112.

[5] Красовская А. Р., Гуляев А. А., Юлина Г. Г. Фейковые новости как феномен современности // Власть. 2019. № 4. С. 80.

[6] Дорофеева В. В. Фейковые новости в современном медиапространстве // Theoretical and Practical Issues of Journalism. 2019. Vol. 8. No. 4. P. 777.

[7] Ильченко С. Н. Как нас обманывают СМИ: манипуляция информацией. СПб.: Питер, 2019. С. 38.

[8] Там же. С. 298.

[9] Ярмолюк О. Голод в Москве: жители заготавливают на зиму ежиков // Пресса Украины. 2014. 23 нояб. URL: http://uapress.info//ru//news/show/48857 (дата обращения: 14.01.2020).

[10] Папа Римский отменил ад // Geopolitika.ru. URL: http//www.geopolitika.ru/news/papa-rimskiy-otmenil-ad (дата обращения: 06.05.2020).

[11] Иссерс О. Медиафейки: между правдой и мистификацией // Коммуникативные исследования. 2014. № 2. С. 112–123.

[12] Ильченко С. Н. Как нас обманывают СМИ: манипуляция информацией. СПб.:

Питер, 2019. С. 295.

[13] Топ главных фейковых новостей России // 76.RU. URL: http://76.ru/text/gorod/65830071 (дата обращения: 29.04.2020).

[14] Гитлер скрывался на секретной базе в Антарктиде? // Комсомольская правда. 2020. 26 февр. — 4 марта. С. 10.

[15] Манойло А. В. «Фейковые новости» как метод перехвата информационной повестки в условиях современного информационного противоборства // Культурная политика. 2019. № 1. Официальный сайт «История.рф». С. 4. URL: https://histrf.ru/magazine/release (дата обращения: 08.05.2020).

[16] Серов А. Дезинформация как инструмент внешней политики ряда зарубежных стран // Зарубежное военное обозрение. 2019. № 8. С. 16.

[17] Бакулин О. А. Дело «Эдуарда Мартинса» в контексте проблем развития современной фотожурналистики: взгляд российских экспертов // Вестник Московского ун-та. Серия 10: «Журналистика». 2019. № 5. С. 125.

[18] Смирнов А. «Глубокие фейки»: сущность и оценка потенциального влияния на национальную безопасность // Свободная мысль. 2019. № 5. С. 70.

[19] Там же. С. 83.

[20] Цит. по: Серов А. Дезинформация как инструмент внешней политики ряда зарубежных стран // Зарубежное военное обозрение. 2019. № 8. С. 14.

[21] Мисник В. Иран под ударом: США готовы применить военную силу // Газета.ру. 2019. 17 июня. URL: https://www.gazeta.ru/army/2019/06/17/12419893.sthtml (дата обращения: 06.01.2020).

[22] Смирнов А. «Глубокие фейки»: сущность и оценка потенциального влияния на национальную безопасность // Свободная мысль. 2019. № 5. С. 71.

[23] Григорьев М. С., Майзель С. Г. «Белые каски»: пособники террористов и источники дезинформации. М., 2019. С. 107.

[24] Там же. С. 111.

[25] Григорьев М. С., Майзель С. Г. «Белые каски»: пособники террористов и источники дезинформации. М.: Международные отношения, 2019. С. 223.

[26] Ильченко С. Н. Как нас обманывают СМИ: манипуляция информацией. СПб.: Питер, 2019. С. 33.

[27] Дорофеева В. В. Фейковые новости в современном медиапространстве // Theoretical and Practical Issues of Journalism. 2019. Vol. 8. No. 4. P. 786.

[28] Манойло А. В. «Фейковые новости» как метод перехвата информационной повестки в условиях современного информационного противоборства // Культурная политика. 2019. № 1. Официальный сайт «История.рф». С. 4. URL: https://histrf.ru/magazine/release (дата обращения: 11.05.2020).

[29] Матвеева Е. Ю., Носова И. В. Информационный экстремизм: сущность и проявления // Информационные войны как борьба геополитических противников, цивилизации и различных этосов: Сб. трудов Всероссийской научной конференции. Новосибирск: СибГУТИ, 2018. С. 439.

[30] НТВ в социальных сетях. Украинский пранкер назвал ложь о сотнях погибших в Кемерове «сатисфакцией». URL: http://www.ntv.ru/novosti/1997404/utm_referer=http%ЗА%2Fzen.yandex.cjm (дата обращения: 24.01.2020).

[31] Серов А. Дезинформация как инструмент внешней политики ряда зарубежных стран // Зарубежное военное обозрение. 2019. № 8. С. 19.

[32] Лавров рассказал о фейковой дипломатии. URL: https://ee.sputniknews.ru/news/20171117/8008105/Lavrov-rasskazal-fejkovaja-diplomatij a-SeSheA.html (дата обращения: 05.05.2020).

[33] Как можно бороться с фейковыми новостями // thinktanks.by. URL: https://thinktanks.by//publication/2018/11/25/kak-mozhno-borotsya-s-feykovymi-novostyami.html (дата

обращения: 12.05.2020).

3/11/2022 11:42
Автор: Воронова Ольга Ефимовна, член Общественной палаты РФ, координатор общественного издательского проекта «Идеология будущего», доктор филологических наук, профессор кафедры журналистики Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, член Союза писателей и Союза журналистов России, Научного совета РВИО

Книги

Самые обсуждаемые

Спецпроекты

100 великих полководцев

Спецпроект: 100 великих полководцев

Любители и знатоки военной истории вместе с учеными историками, начиная с 9 Мая 2013 г., выдвигали в список 100 великих тех военачальников, которые ст...

Спецпроект: Женщины-герои

Проект посвящен женщинам, чьи поступки могут служить примером всем нам.