Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

109.jpg

Третья Государственная Дума

1 января 1907 - 1 января 1912

1 (14) ноября 1907 г. начала работу Третья Государственная дума, единственная из четырёх в Российской империи, проработавшая весь положенный по закону о выборах в Думу пятилетний срок.

«ТРЕТЬЕИЮНЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ»

Николай II 3 июня 1907 объявил о роспуске II Думы и изменении избирательного закона (с юридической точки зрения это означало государственный переворот). Депутаты Второй Думы разъехались по домам. Как и ожидал П.Столыпин, никакой революционной вспышки не последовало. Считается общепринятым, что акт 3 июня 1907 означал завершение российской революции 1905–1907.

В Манифесте о роспуске Государственной Думы 3 июня 1907 сказано: «... Значительная часть состава второй Государственной Думы не оправдала ожиданий Наших. Не с чистым сердцем, не с желанием укрепить Россию и улучшить ее строй, приступили многие из присланных от населения лиц к работе, а с явным стремлением увеличить смуту и способствовать разложению Государства.

Деятельность этих лиц в Государственной Думе послужила неопреодолимым препятствием к плодотворной работе. В среду самой Думы внесен был дух вражды, помешавший сплотиться достаточному числу членов ее, желавших работать на пользу родной земли.

По этой причине выработанные Правительством Нашим обширные мероприятия Государственная Дума или не подвергала вовсе рассмотрению, или замедляла обсуждением, или отвергала, не остановившись даже перед отклонением законов, каравших открытое восхваление преступления и сугубо наказывавших сеятелей смуты в войсках. Уклонившись от осуждения убийств и насилий. Государственная Дума не оказала в деле водворения порядка нравственного содействия Правительству, и Россия продолжает переживать позор преступного лихолетия <…>

Право запросов Правительству значительная часть Думы превратила в способ борьбы с Правительством и возбуждения недоверия к нему в широких слоях населения.

Наконец свершилось деяние, неслыханное в летописях истории. Судебной властью был раскрыт заговор целой части Государственной Думы против Государства и Царской Власти. Когда же Правительство Наше потребовало временного, до окончания суда, устранения обвиняемых в преступлении этом пятидесяти пяти членов Думы и заключения наиболее уличаемых из них под стражу, то Государственная Дума не исполнила немедленно законного требования властей, не допускавшего никакого отлагательства.

Все это побудил Нас указом, данным Правительствующему Сенату 3 сего июня, Государственную Думу второго созыва распустить, определив срок созыва новой Думы на 1 Ноября сего 1907...»

Энциклопедия «Кругосвет»

<href="#part-5">http://krugosvet.ru/enc/istoriya/GOSUDARSTVENNAYA_DUMA_ROSSISKO_IMPERII.html?page=0,6#part-5

НОВЫЙ ПОРЯДОК ВЫБОРОВ

Глава первая

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Ст. 1. Выборы в Государственную думу производятся:

1) по губерниям и областям, указанным в статьях 2-4 сего Положения, и

2) по городам: С.-Петербургу и Москве, а также Варшаве, Киеву, Лодзи, Одессе и Риге.

Ст. 2. Выборы в Государственную думу от губерний, управляемых по общему учреждению, а равно от губерний Тобольской и Томской, от области Войска Донского и от городов: С.-Петербурга, Москвы, Киева, Одессы и Риги производятся на основаниях, указанных в статьях 6 и следующих сего Положения.

Ст. 3. Выборы в Государственную думу от губерний и городов Царства Польского, от губерний Енисейской и Иркутской, а равно от православного населения Люблинской и Седлецкой губерний и от казаков Уральского казачьего войска, производится на основаниях, указанных в Положении о выборах в Государственную думу, изд. 1906 г. (Свода зак. т. I, ч. II).

Примечание: Отдельные выборы члена Государственной думы от города Иркутска не производятся. Лица, владевшие избирательным цензом по городу Иркутску, образуют общий съезд городских избирателей совместно с городскими избирателями Иркутского уезда; число выборщиков от съездов Иркутской губернии определяется приложенным к сей статье расписанием.

Ст. 4. Выборы в Государственную думу по областям и губерниям Кавказского края, по областям Амурской, Приморской и Забайкальской, а равно от русского населения Виленской и Ковенской губерний и города Варшавы, производятся на основании особых, приложенных у сего правил.

Ст. 5. Число членов Государственной думы по губерниям, областям и городам устанавливается приложенным к сей статье расписанием.

Из «Положений о выборах в Государственную Думу от 3 июня 1907 года» (Именной высочайший указ правительствующему сенату от 3 июня 1907 г.)

http://www.runivers.ru/doc/d2.php?SECTION_ID=6776&CENTER_ELEMENT_ID=147282&PORTAL_ID=7138

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СОСТАВ ТРЕТЬЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Из мемуаров П.Н. Милюкова

Первая русская революция закончилась государственным переворотом 3 июня 1907 года: изданием нового избирательного "закона", который мы, кадеты, не хотели называть "законом", а называли "положением". Но провести логически это различие не было, однако, возможности: здесь не было грани. Если гранью считать манифест 17 октября, то "положением", а не "законом", были уже, в сущности, "основные законы", изданные перед самым созывом Первой Думы: это уже был первый "государственный переворот". Тогда и теперь победили силы старого порядка: неограниченная монархия и поместное дворянство. Тогда и теперь их победа была неполная, и борьба между старым, отживавшим правом и зародышами нового продолжалась и теперь, только к одной узде над народным представительством прибавлялась другая: классовой избирательный закон. Но и это было, опять, только перемирие, а не мир. Настоящие победители шли гораздо дальше: они стремились к полной реставрации…

По положению 3 июня выборы оставались многостепенными, но количество выборщиков, посылавших депутатов в Государственную Думу на последней ступени, в губернских съездах было так распределено между различными социальными группами, чтобы дать перевес поместному дворянству.

Так, с прибавкой из городов, были проведены в Думу 154 октябриста (из 442). Чтобы составить свое большинство, правительство своим непосредственным влиянием выделило из правых группу в 70 человек "умеренно-правых". Составилось неустойчивое большинство в 224. К ним пришлось присоединить менее связанных "националистов" (26) и уже совсем необузданных черносотенцев (50). Так создана была группа в 300 членов, готовых подчиняться велениям правительства и оправдывавших двойную кличку Третьей Думы: "барская" и "лакейская" Дума.

Как видим, большинство это было искусственно создано и далеко не однородно. Если Гучков мог сказать, в первых же заседаниях Думы, что "тот государственный переворот, который совершен был нашим монархом, является установлением конституционного строя", то его обязательный союзник Балашов, лидер "умеренно-правых", тут же возразил: "Мы конституции не признаем и не подразумеваем под словами: "обновленный государственный строй"…

Не было, однако, в этой Думе единства и в рядах побежденных, - хотя бы в той степени, в какой, с грехом пополам, оно все же сохранялось в двух первых Думах. Там мы могли считать, что в борьбе с самодержавием была побеждена вся "прогрессивная" Россия. Но теперь мы знали, что побежденных был не один, а двое. Если мы боролись против самодержавного права за конституционное право, то мы не могли не сознавать, что против нас стоял в этой борьбе еще один противник - революционное право. И мы не могли, по убеждению и по совести, не считать, что самое слово "право" принадлежит нам одним. "Право" и "закон" теперь оставались нашей специальной целью борьбы, несмотря ни на что. "Революция" сошла со сцены, но - навсегда ли? Ее представители стояли тут же, рядом. Могли ли мы считать их своими союзниками? Нашими союзниками, хотя бы и временными, они себя не считали. Их цели, их тактика были и оставались другие. После тяжелых уроков первых двух Дум с этим нельзя было не сообразоваться. Я говорил, что уже во Второй Думе конституционно-демократическая партия совершенно эмансипировалась от тех отношений "дружбы-вражды", которыми она считала себя связанной в Первой Думе. В Третьей Думе разъединение пошло еще дальше.

ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА И ПРАВИТЕЛЬСТВО СТОЛЫПИНА

В I сессию было налажено в общем успешное взаимодействие правительства Столыпина и III Думы. Однако в отдельных случаях Дума не соглашалась с министрами. Между Столыпиным и октябристами появилась трещина из-за оппозиционных выступлений и голосований последних. В частности, в январе 1908 октябристы проголосовали за желательность проекта о пересмотре бюджетных правил, в апреле – против бронирования штатов МПС и за обследование ж.д. думской комиссией, в апреле – мае критиковали деятельность МВД (Гучков в газетном интервью заявил, что действия властей «носят все следы дореформенной эпохи»), в мае проголосовали против военно-морской программы.

Начиная со II сессии (15.10.1908-2.6.1909) Столыпин совещался с депутатами не левее октябристов о рассматривавшихся в Думе проектах. Переизбираемая часть президиума Думы (в составе октябристов и националиста) был избран большинством от правых до кадетов. 20.10.1908 Дума голосами всех фракций против октябристов решила рассматривать крестьянскую реформу (уже действующую на основании 87-й ст. Основных законов) раньше преобразования местного суда (в результате этого решения и мировой войны оно было введено в действие лишь в 10 губ.).

Реформа крестьянского землевладения (после согласительной процедуры с Гос. советом в 1910 стала законом) прошла правооктябристским, а ее наиболее радикальные положения (о признании перешедшими к подворному владению общин, не проводивших переделы 24 года (отклонено Советом по требованию Столыпина) и о замене общинной собственности личной (а не семейной)) – центристским большинством с польскими фракциями. Были изданы законы о повышении содержания офицерам (против крайне левых), усилении наказаний за конокрадство (по инициативе крестьянской группы, против части левых), создании Камчатской обл. и Сахалинского губернаторства, а также Саратовского ун-та (против части правых) и школьно-строительного фонда (против части правых или единогласно). В конце 1908 были внесены в Думу проекты волостного и поселкового самоуправления. Столыпин планировал форсировать проведение первого, но фактически отказался от этих планов.

При рассмотрении проектов о смене исповедания, старообрядческих общинах и отмене ограничений для снявших духовных сан (внесены МВД, против последнего возражал тов. обер-прокурора Синода А.П. Рогович) октябристы восстановили положения, от которых правительство отказалось под давлением Синода. Проекты по этим вопросам были приняты левооктябристским большинством (всеми фракциями от октябристов до эсдеков), также как и проект о введении условного осуждения (при воздержании эсдеков с частью национально-правого крыла). Впоследствии они были формально или фактически отклонены Гос. советом (см. конфессиональные вопросы). Столыпин в качестве министра вн. дел взял обратно для получения заключения Синода проект об отношениях гос-ва к различным исповеданиям…

Политические позиции Столыпина за время сессии значительно ослабли. В феврале 1909 В.М. Пуришкевич заявил об оппозиции правых правительству как выступающему за конституционный строй. Весной Столыпин потерпел тяжелое политическое поражение в деле о Морского генштаба штатах, после чего стал постепенно отказываться от реформаторских планов (в частности, в вероисповедном и волостном вопросах). В правительственной политике стали усиливаться консервативные черты. В мае 1909 был внесен проект создания Холмской губ. (см. Холмский вопрос), хотя раньше его предполагалось приурочить к введению в Польше самоуправления. Столыпин поддержал предложение правой группы Гос. совета о введении выборов в Совет от западных губерний от национальных курий, но отказался от него под давлением октябристов…

После досрочной отставки пред. Хомякова Столыпин 4.3.1910 обратился к пред. ЦК и фракции союза 17 октября А.И. Гучкову с письмом следующего содержания: «Хотел Вам сказать, что председателем Государственной думы для пользы дела должен быть Ал[ександр] Ив[анович] Гучков». Он также был избран центристским большинством (голосами октябристов, националистов и прогрессистов против правых при воздержании кадетов и уклонении от выборов трудовиков и эсдеков). В своей вступительной речи Гучков выступил за укрепление конституционной монархии и потребовал проведения различных реформ. Он заявил: «Мы часто жалуемся на различные внешние препятствия, тормозящие нашу работу или искажающие ее конечные результаты… С ними нам приходится считаться, а может, придется и сосчитаться». В виду имелся Гос. совет. Очевидно, Гучков получил от Столыпина обещание путем новых назначений или иным способом добиться от Гос. совета одобрения думских реформ: трудно предположить, что Гучков рассчитывал сам добиться от Николая II давления на верхнюю палату или блефовал.

Основным законодательным итогом сессии стала одобрение октябристско-кадетским большинством (с частью националистов) реформы местного суда, предусматривавшей упразднение волостных судов, лишение земских начальников судебной власти и восстановление выборного мирового суда. Правооктябристским большинством был издан закон о праве законодательных палат империи издавать по важным вопросам законы, распространяющиеся на Финляндию. Были одобрены проекты о землеустройстве (развивал крестьянскую реформу, принят правоцентристским большинством, после согласительной процедуры с Гос. советом в 1911 стал законом), и создании западного земства (правоцентристским большинством без части правых и октябристов, отдельные положения – октябристско-кадетским большинством). При рассмотрении этих проектов единство октябристов, националистов и правительства в общем сохранялось…

Конституционный кризис 1911 привел к фактическому разрыву Думы со Столыпиным (в т.ч. к отставке Гучкова), расколу русской национальной фракции (единственной продолжавшей поддерживать правительство), а также к ухудшению отношений октябристов и националистов. С этого времени координация действий думского большинства и правительства окончательно прекращается. При рассмотрении бюджета МВД оратор фракции союза 17 октября С.И. Шидловский резко критиковал правительственную политику.

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика