Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

76.jpg

Открытие Большого театра в Москве

31 декабря 1824

Большой театр начинался как частный театр губернского прокурора князя Петра Урусова, когда 28 марта 1776 г. он получил высочайшее соизволение императрицы Екатерины II «содержать… театральные всякого рода представления, а также концерты, воксалы и маскарады». Эта дата считается днем основания московского Большого театра. Князь Урусов построил театр, который по месту расположения на улице Петровка был назван Петровским и сгорел ещё до открытия. Построенный на том же месте Петровский театр Медокса простоял 25 лет – 8 октября 1805 г. здание сгорело. В 1816 г. Комиссия о строении Москвы объявила конкурс на возведение нового здания театра с обязательным условием включить в постройку обгоревшую стену театра Медокса. Переработку победившего проекта поручили архитектору О. И. Бове и именно в этом здании 6 (18) января 1825 г. был открыт Большой театр.

ИМЕННОЙ УКАЗ «ОБ УЧРЕЖДЕНИИ РУССКОГО ТЕАТРА». 1756 ГОД

«Повелели Мы ныне учредить Русский для представления трагедий и комедий театр, для которого отдать Головкинский каменный дом, что на Васильевском острову, близь Кадетского дома. А для онаго повелено набрать актеров и актрис: актеров из обучающихся певчих и Ярославцев в Кадетском корпусе, которые к тому будут надобны, а в дополнение еще к ним актеров из других неслужащих людей, также и актрис приличное число. На содержание онаго театра определить, по силе сего Нашего Указа, считая от сего времени в год денежной суммы по 5000 рублей, которую отпускать из Статс-Конторы всегда в начале года по подписании Нашего Указа. Для надзирания дома определяется из копиистов Лейб-Компании Алексей Дьяконов, которого пожаловали Мы Армейским подпоручиком, с жалованьем из положенной на театр суммы по 250 рублей в год. Определить в оный дом, где учрежден театр, пристойный караул. Дирекция того Русскаго театра поручается от Нас бригадиру Александру Сумарокову, которому из той же суммы определяется, сверх его бригадирскаго оклада, рационных и деньщичьих денег в год по 1000 рублей и заслуженное им по бригадирскому чину с пожалованья его в оный чин жалованье, в дополнение к полковничью окладу додать и впредь выдавать полное годовое бригадирское жалованье; а его бригадира Сумарокова из армейского списка не выключать. А какое жалованье, как актерам и актрисам, так и прочим при театре производить, о том ему – бригадиру Сумарокову, от Двора дан реестр. О чем Нашему Сенату учинить по сему Нашему указу». 30 августа

Полное собрание законов Российской империи. Т. XIV. СПб. 1830. № 10599. С. 613. http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php

ТРУППА ТЕАТРА

В 1756 году, после указа императрицы Елизаветы Петровны, последовало учреждение российского театра в Санкт-Петербурге, а вскоре при Московском университете был открыт театр, актёрами которого стали его студенты. В 1759 году в Москве был создан русский публичный театр, отданный в ведение Московского университета, под управление директора университета, поэта и драматурга М.М.Хераскова. Театр просуществовал недолго, но на его основе впоследствии была сформирована первая постоянная труппа в Москве.

Несколько десятилетий московская труппа, в которую входили драматические актеры, певцы, танцовщики и музыканты, возглавлялась частными предпринимателями, в том числе долее других и успешней всех антрепренером М.Е. Медоксом, выстроившем в 1780 году новый большой театр, получивший название Петровского (по названию площади, на которой находился). С 1806 года труппа Петровского театра перешла на казенный счет, в систему императорских театров, и стала называться Императорский Московский театр. Но поскольку незадолго до этого события здание Петровского театра сгорело, труппа давала свои представления то в доме Пашкова на Моховой, приспособленном под театр, то в деревянном театре у Арбатских ворот, сгоревшем в 1812 году, то в доме Апраксина на Знаменке.

ИСТОРИЯ ЗДАНИЯ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

В 1776 году московский прокурор П. В. Урусов получил десятилетнюю привилегию на содержание в Москве русского театра. В феврале 1780 года, когда сгорел Знаменский театр, Урусов передал свою привилегию за сумму в 28 000 рублей своему компаньону, англичанину Михаилу Егоровичу Медоксу, питомцу Оксфордского университета, отличавшемуся редкой предприимчивостью и любовью к театральному делу. […]

В том же 1780 году Медокс покупает у князя Лобанова-Ростовского участок земли на правом берегу реки Неглинки, на Петровской улице, в том месте, где река, минуя мост Кузнецкой слободы (ныне улица Кузнецкий Мост), проходила глубоким оврагом, заворачивая к Кремлевским стенам через Воскресенскую площадь, и приступает к разработке проекта первого большого каменного театра в Москве, совместно с архитектором Розбергом.

Работы по постройке здания театра подвигаются с исключительной быстротой, и через пять месяцев новый театр, стоимостью в 130 000 рублей, уже готов к открытию для восхищенной московской публики. Начальник столицы, В. М. Долгорукий-Крымский, довольный новым зданием театра, получившего название «Петровского», увеличивает срок привилегии Медокса на содержание театра еще на десять лет, до 1796 года.

Торжественное открытие Петровского театра происходит в 1780 году, прологом-диалогом «Странники», написанным в стихах Аблесимовым.[…]

Единственная в то время московская газета «Московские Ведомости» помещает на своих страницах статью под заглавием «Любопытные известия».

«В удовольствие почтенной публики, которой предварительно при сих листках объявлено уже было о сегодняшнем открытии новопостроенного Петровского театра, за нужное считаем сообщить для сведения, что огромное сие здание, сооруженное для народного удовольствия и увеселения, которое вышиною в 8, длиною в 32, а шириною в 20 сажен, умещающее в себе 110 лож, не считая галерей, по мнению лучших архитекторов и одобрению знатоков театра, построено и к совершенному окончанию приведено с толикою прочностью и выгодностью, что оными превосходит оно почти все знатные европейские театры.

Что же до желаемой безопасности публичного сего дома касается, то в рассуждении оной, кажется, взяты всевозможные меры и ничего не упущено, что могло бы служить к совершенному доставлению оной. Почтенная публика, которая удостоит сегодняшнее открытие помянутого театра, сама в том удостовериться может, когда она увидит 12 разных дверей для подъезду, 3 каменных лестницы, ведущие в партер и ложи, и, сверх того, еще 2 лестницы деревянных».

[…] Вокруг зрительного зала были расположены для публики несколько обширных гостиных, и общая вместимость театра была настолько обширной, что во время собраний и маскарадов количество публики доходило до 6 тысяч человек.

Зимой 1805 года, когда Петровский театр находился уже в ведении Воспитательного дома, от неосторожности гардеробмейстера, случился пожар перед самым началом спектакля, когда публика начала уже съезжаться, чтобы смотреть оперу «Русалка». Здание было уничтожено пожаром, и сохранилась только часть каменных стен. […]

С 1 апреля 1806 года здание сгоревшего Петровского театра перешло в ведение Директора Театральных Зрелищ Михаила Петровича Волконского и стало именоваться Императорским театром.

В 1822 году был утвержден проект нового здания Петровского театра. Все сохранившиеся проектные чертежи подписаны архитектором Бове, которому и была поручена сама постройка здания театра, но имеются неоспоримые данные, что план театра в зависимости от оставшихся после пожара старых стен театра Медокса и все ценные указания, касающиеся акустических условий, были даны профессором Михайловым.

От старого Петровского театра остались и вошли в новую постройку лишь части стен боковых фасадов, задняя стена, к которой сделана пристройка с двумя боковыми лестницами и средняя стена, отделяющая сцену от зрительного зала. К переднему фасаду, во всю ширину, пристроены главный вестибюль с фойе над ним и портик с восемью колоннами.

Рерберг И. И. История здания Большого театра //История русского театра. М., 2011 <href="#_Toc292628965">http://www.teatr-lib.ru/Library/Histotry_evr/history/#_Toc292628965

ПЕРВЫЕ ГОДЫ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

Шестого января 1825 г. (ст. ст.) в Москве был открыт Большой, так называемый Петровский театр, поразивший современников грандиозностью размеров здания и сцены. […] С появлением нового, обширного, хорошо оборудованного, каменного помещения и с реорганизацией управления, отделенного от петербургской дирекции, создалась новая полоса в истории московской сцены. Для торжества открытия спектаклей во вновь построенном театре был дан пролог «Торжество муз» М. А. Дмитриева, с музыкой Верстовского и Алябьева. Вслед за прологом шел балет «Сандрильона», увлекший публику блеском костюмов и красотой декораций. Последующая художественная жизнь театра в ближайшие годы сложилась под весьма активным руководительством директора (с 1823 по 1831 г.) Ф. Ф. Кокошкина с его непосредственными помощниками – писателем М. Н. Загоскиным и композитором А. Н. Верстовским.

Кокошкин привлекал новые таланты, стремился расширить и обновить репертуар, обращал серьезное внимание на постановку пьес, заботился о вокальной школе для певцов, наконец, самолично обучал декламации и игре Все это подымало у актеров любовь и уважение к своему искусству Но Кокошкин не был поставлен в достаточно благоприятные условия для самостоятельного развития своих намерений Находясь постоянно между двумя административными воздействиями, – московского генерал-губернатора, с одной стороны, и петербургского министра двора, с другой, он, ведя борьбу на эти два фронта, в конце концов, преждевременно оказался вынужденным сдать свои позиции и уйти, оставив не только славу блестящего и бескорыстного художественного руководителя, но и практические последствия своей неутомимой деятельности труппа, составленная им, надолго сохранила свое высокое достоинство, поддерживая интерес у публики, как разнообразием своих талантов, так и довольно серьезной выучкой его школы. […]

Яковлев В. В. Опера в Большом театре за 100 лет (1825–1925) //История русского театра. М., 2011 <href="#_Toc292628956">http://www.teatr-lib.ru/Library/Histotry_evr/history/#_Toc292628956

РУКОВОДЯЩАЯ РОЛЬ

Неограниченная гегемония Большого театра в музыкальном мире Москвы продолжается до 70-х годов прошлого столетия. Эта гегемония была обусловлена […] обстоятельством, что Большой театр, в сущности, представлял собою «единственный» музыкальный центр Москвы. С появлением на сцену «Русского музыкального общества», организованного Рубинштейном, это исключительное положение театра начинает колебаться – появляется другой центр, и на этот раз «специально музыкальный», и оттягивает к себе часть музыкального мира, часть значительную и даже творчески наиболее активную. И одновременно мы начинаем наблюдать другое явление: в русской музыке начинает проявляться прежде не замечавшееся стремление к инструментализму, к симфонической музыке, к камерному стилю, к культу иных различных форм музыкального воплощения, кроме той, которая была единственным почти языком русского композитора в первую половину XIX века, – оперы. Все это подчеркивает «менторскую» руководящую и путеводящую роль Большого театра в музыкальной жизни Москвы.

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика