Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

31.jpg

Азовские походы

31 декабря 1694 - 31 декабря 1695

Военные кампании России против Османской империи; продолжение начатой правительством царевны Софьи войны с Османской империей и Крымом. Завершились взятием турецкой крепости Азов.

ПЕРВЫЙ АЗОВСКИЙ ПОХОД

Опыт Голицына показывал, что степные походы не могут обещать успеха, и потому решено было направить поход на Азов, путь к которому облегчался Доном и близкими к городу поселениями донских козаков. Взятие важной турецкой крепости могло произвести сильнейшее впечатление в Европе, чем война с татарами; Шкипер должна была прельщать мысль, что Азов был ключ к Азовскому морю. Хотели оплошить турок, напасть нечаянно на Азов, и в начале 1695 года объявлен был поход – только на Крым. И действительно, огромное войско, старая дворянская конница, под начальством боярина Бориса Петровича Шереметева отправилась к низовьям Днепра, взявши с собою и малороссийских козаков; но войско нового строя, полки: Преображенский, Семеновский, Бутырский и Лефортов, вместе с московскими стрельцами, городовыми солдатами и царедворцами всего 31000, выступило под Азов под начальством трех генералов – Автамона Головина, Лефорта и Гордона; бомбардирскую роту вел бомбардир Петр Алексеев. В апреле месяце передовой Гордонов отряд собрался в Тамбове и отправился сухим путем через Черкасск к Азову. Войска Головина и Лефорта сели на суда и Москве и поплыли Москвою-рекою, Окою и Волгою. "Шутили под Кожуховым, а теперь под Азов играть идем", – писал бомбардир в Архангельск к Апраксину […]

Войско плыло Волгою до Царицына; отсюда до козачьего городка Паншина на Дону шло сухим путем с большою нуждою, потому что ратные люди, и без того уставшие от гребли, должны были теперь тащить на себе орудия и пушечные припасы, по недостатку лошадей. В Паншине новая беда: подрядчики не поставили нужное количество съестных припасов. Из Паншина войско поплыло Доном, отдохнуло три дня в Черкасске и 29 июня приблизилось к Азову, под которым уже стоял Гордон. "Min Her, – писал Петр Виниусу, – в день св. апостол Петра и Павла пришли на реку Койсу, верст за 10 от Азова, и на молитвах св. апостол, яко на камени утвердясь, несомненно веруем, яко сыны адские не одолеют нас". Между тем в Москве сильно беспокоились насчет судьбы царя и войска, и начинали ходить разные зловещие слухи; поэтому приведенное письмо к Виниусу произвело большую радость […]. 8 июля начали действовать русские батареи. На одной батарее бомбардир Петр Алексеев сам начинял гранаты и бомбы и сам стрелял в продолжение двух недель и потом записал о своей службе: "Зачал служить с первого азовского походу бомбардиром".

Турки еще 6 числа получили подкрепление морем, а к русским водою нельзя было доставлять съестных припасов: препятствовали две турецкие каланчи, построенные по обоим берегам Дона, между каланчами протянуты были железные цепи и набиты сваи. Кликнули клич по охотниках из донских козаков – кто пойдет на каланчу? Каждому обещано по 10 рублей. Козаки взяли одну каланчу. Осажденным представился случай отмстить: к ним перебежал вступивший в русскую службу и перекрестившийся голландский матрос Яков Янсен и указал слабое место в русском стане, рассказал, что русские спят в полдень, во время самого сильного зноя. Турки вышли в это время из Азова, пустивши перед собою одного из кубанских или аграханских раскольников, который, окликнутый часовыми, сказался по-русски козаком и, высмотревши, что русские беспечно отдыхают, дал знак туркам. Те стремительно ворвались в лагерь, побили сонных, и хотя были выгнаны с большим уроном, однако успели увезти 9 полевых орудий и перепортить все осадные. Зато ночью турки, сидевшие в другой каланче, ушли из нее, покинув свои пушки, и утром козаки заняли каланчу.

[…] Петр увидал, что под Азовом нельзя "играть". "Пешие наклонясь ходим, – писал он Кревету – потому что подошли к гнезду близко и шершней раздразнили, которые за досаду свою крепко кусаются, однако и гнездо их помаленьку сыплется". Труды понадобились сильные, чтоб рассыпать гнездо, а уменья и единства было мало. В Москве стали беспокоиться, что письма из-под Азова начали запаздывать […]

На этот год ничего не взошло из насеянного. Два штурма не удались. 27 сентября решено отступить от Азова, занявши только каланчи. С большим успехом действовало войско, посланное на маленькие турецкие городки в низовьях Днепра: Шереметев и Мазепа взяли приступом два из них - Кази-Кермень и Таган, два другие были оставлены турками.

Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1962. Кн. 14. Гл. 3.

http://magister.msk.ru/library/history/solov/solv14p3.htm

УСТРОЕНИЕ АРМИИ В ПЕРВОМ АЗОВСКОМ ПОХОДЕ

Потому совсем неожиданным является состав сил, направленных в 1695 г. в первый азовский поход. В 30-тысячном корпусе, который пошел с самим Петром, тогда ротным бомбардиром Преображенского полка, можно насчитать не более 14 тысяч солдат иноземного строя, тогда как огромное 120-тысячное ополчение, направленное диверсией на Крым, все состояло из ратников русского строя, т. е. в сущности нестроевых, строю никакого не знавших, по выражению Котошихина, преимущественно из конной дворянской милиции. Откуда взялась такая нестроевая масса и куда девались 66 тысяч солдат иноземного строя, которые за вычетом 14 тысяч, шедших с Петром под Азов, участвовали в крымском походе 1689 г.? Ответ на это дал на известном нам пиру 1717 г. князь Я. Ф. Долгорукий, знакомый с состоянием московского войска при царе Федоре и царевне Софье, бывший первым товарищем князя В. В. Голицына во втором крымском походе. Он тогда сказал Петру, что отец его, царев, устроением регулярных войск ему путь показал, "да по нем несмысленные все его учреждения разорили", так что Петру пришлось почитай все вновь делать и в лучшее состояние приводить. Отзыв князя Долгорукого не мог относиться ни к царю Федору, ни к царевне Софье: накануне падения царевны, во втором крымском походе, полки иноземного строя были в исправности. Но дворянство оказало деятельную поддержку матери Петра в борьбе с царевной Софьей и ее стрельцами, и с падением царевны всплыли наверх все эти Нарышкины, Стрешневы, Лопухины, цеплявшиеся за неумную царицу, которым было не до благоустройства государственной обороны. Они, по-видимому, и спустили тяготившееся иноземным строем дворянство на более легкий, русский.

Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. М., 2004. http://magister.msk.ru/library/history/kluchev/kllec61.htm

АЗОВСКИЙ ПОХОД 1696 Г.

Потом началась 16 мая формальная осада. Атака производилась с той же стороны, c которой учинена была она уже в прошедшем году, и притом употреблены были опять старые линии. Боярин и воевода Алексей Семенович Шеин стоял в средине, и при нем было около 15000 человек пехоты и до 1000 конницы. Гене-[C. 202]рал Гордон поставил свой лагерь по правую сторону с 19 полками пехоты, в которых было до 14000 человек; а между обоими лагерями находились российские бомбардиры и гренадеры c артиллерией и с военной амуницией. На левом крыле сомкнулся c Шеиновым лагерем генерал-майор Рихман, при котором было до 7000 человек пехоты. Позади его стоял черкасский гетман с 10000 пехоты и c 6000 конницы, а подле него по левую сторону 4000 пеших донских казаков. Калмыкам назначено было место при каланче внутрь циркумвалационной линии, однако ж Аюка-хан c своими людьми не пришел. Впрочем командовали еще при сей осаде генерал Артамон Михайлович Головин, и Генерал-мaйop Менгден. (Помянутый генерал-майор вымерял великую часть малыя и великия России, по которому его описанию генерал-фельдмаршал граф Яков Вилимович Брюс, будучи в Азовском походе капитаном, вместе с Крымскою Тартариею ландкарту сделал, которая и по сие время еще за исправнейшую почитается. Она выдана в Амстердаме от Иоганна Тизинга на русском и латинском языках.) [C. 203] Для произведения атаки и с другой стороны реки наведен был мост, который с берегу прикрывали шанцы, а с реки — поставленный по обеим сторонам российский флот. Потом сделаны были у самого Дону против Азова одни большие и двои малые шанцы, в которые поставлено 1800 человек пехоты c 12 пушками и с 17 мортирами. Из сих шанцов производилась непрестанно по городу жестокая стрельба.

[Байер, Г.-З.] Краткое описание всех случаев, касающихся до Азова от создания сего города до возвращения оного под Российскую державу / пер. с нем. яз. чрез И.К. Тауберта Академии Наук адъюнкта. - 3-е изд. - СПб.: при Имп. Ак. Наук, 1782. С. 169–170. http://historydoc.edu.ru/catalog.asp?cat_ob_no=12307&ob_no=15155

ОТПИСКА А.С. ШЕИНА ОБ ОСАДЕ АЗОВСКОЙ КРЕПОСТИ 15 ИЮЛЯ 1696 Г.

Великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу холоп твой Алешка Шеин челом бьет.

В нынешнем 204-м году по твоему, великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, указу велено мне, холопу твоему, быть на твоей, великого государя, службе в низовом Озовском походе з большим полком с твоими, великого государя, ратными с конными и пешими людьми для промыслу и поиску над турецким городом Азовом морским и сухим пути.

И по тому твоему, великого государя, указу я, холоп твой, с твоими, великого государя, ратными с конными и пешими людьми пришел к Азову июня в 7-м числе и стал, устроясь обозом, воинским ополчением от Азова в ближних местех.

И за божиею поспешествующею помощию с того числа над тем городом Азовом промысл и поиск чинитца со всяким желательным радетельством. Немедленно тот город Азов осажден накрепко, въезду и выезду в него и из него нет, сухие и воденые пути, море и устьи донские все заперты московского морского корована судами, а на них многочисленными твоими, великого государя, ратными людьми и пушками те неприятельские пути отняты.

[…] И для крепкого приступу и охранение в том приступе твоих, великого государя, великоросийских и малоросийских конных и пеших ратных людей к городу Азову от шанец учали вал валить земляной. И тем валом и шанцами подошли близь азовских городовых стен к самому рву и ис пушек своих у азовцев роскаты их розбили и пушечную стрельбу у них отбили.

А впредь что у меня, холопа твоего, воинских промыслех над Азовом и над неприятельскими людьми в поисках учнет чинитца, о том к тебе, великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичи) всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, я, холоп твой, писать стану. А сию отписку послал я, холоп твой, чрез почту июля в 15 день и велел подать в Розряде боярину Тихону Никитичи) Стрешневу.

Из истории Азовского похода 1696 г. // Исторический архив, № 2. 1959 http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1680-1700/Azov_pochod/text.htm

АЗОВ СДАЛСЯ НА КАПИТУЛЯЦИЮ

Неудача, несмотря на попытки ее скрыть, огласилась. Потери Петра были не меньше потерь Голицына в 1687 и 1689 гг. Недовольство в народе против иноземцев, которым приписывали неудачу, было очень велико. Петр не падал духом, не прогнал иноземцев и не оставил предприятия. Впервые показал он здесь всю силу своей энергии и в одну зиму, с помощью иноземцев, построил на Дону, в устье реки Воронежа, целый флот морских и речных судов. Части галер и стругов строили плотники и солдаты в Москве и в лесных местах, близких к Дону. Эти части свозились в Воронеж и из них собирались уже целые суда. Много препятствий и неудач преодолел царь, ставший в это время единодержавным государем (брат Петра, царь Иван, умер 29 января 1696 г.). На Пасху 1696 г. в Воронеже уже были готовы 30 морских судов и более 1000 речных барок для перевозки войск. В мае из Воронежа Доном двинулось русское войско к Азову и вторично осадило его. На этот раз осада была полной, ибо флот Петра не допускал к Азову турецких кораблей. На суше под единоличным начальством боярина Шеина дела шли счастливо. Петр сам присутствовал в войске (в чине капитана) и, наконец, дождался счастливой минуты: 18 июля Азов сдался на капитуляцию.

Как тяжела была раньше неудача, так велика была радость в Москве при получении известия о победе. Радовался и сам Петр: в успехе он видел оправдание своей предшествовавшей деятельности, своих "потех". Победа была отпразднована торжественным вступлением войск в Москву, празднествами и большими наградами. Торжественно были извещены и союзники о русской победе. В Польше и на Западе не ждали такого успеха Петра и были им поражены. Слух о взятии Азова прошел по всей Европе. Польские дипломаты плохо скрывали свой страх, внушаемый им политическими успехами соседки — Москвы. Сами москвичи со времени царя Алексея не видали таких побед и находились под обаянием взятия Азова.

Литература:

Связанные материалы:

0 Комментариев


Яндекс.Метрика