Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

История международных отношений и дипломатии

Второй фронт Клементины Черчилль

«Моя собственная жена совершенно советизировалась. Только и говорит о советском Красном Кресте, о Красной Армии, о жене советского посла… Не можете ли вы выбрать её в какой-либо из ваших советов? Право, она заслуживает». Так в разгар горячих боёв Второй мировой войны Уинстон Черчилль жаловался советскому послу Ивану Майскому.

Всего через несколько лет фронт холодной войны пройдёт по континентам,  странам и… семье премьер-министра Великобритании.

Встретились американец, британец и русский

В период, когда горячая война уже заканчивалась, а холодная ещё не началась, судьбы мира на Ялтинской конференции слетелись вершить председатель Совета народных комиссаров Советского Союза Иосиф Сталин, президент Соединённых Штатов Франклин Делано Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Сын грузинского сапожника, наследник богатого американца и потомственный английский аристократ. Совершенно разные люди, но каждый прошел свой естественный отбор на пути к власти. В памяти потомков они останутся «большой тройкой» политиков.

В 1945 году этот триумвират сразился в войне дипломатической – за раздел мира на сферы влияния.

По инициативе премьер-министра Черчилля встрече в Ялте было присвоено кодовое название «Аргонавт». Именно аргонавтов, отплывших на Чёрное море за золотым руном, они с Рузвельтом видели в членах англо-американской делегации.

Впрочем, Уинстон Черчилль не был единственным представителем своей семьи, посетившим полуостров. Здесь также побывала его супруга Клементина. В Крыму – а ещё в Ленинграде, Ростове-на-Дону, Одессе, Кисловодске и Пятигорске. Основатель фонда помощи Советской России, она даже День Победы встретила 9 мая в Москве.

Конечно, существует «конспирологическая теория», что в России Клементина была не по зову души, но с тайным поручением Уинстона Черчилля – присматриваться, прислушиваться и отвлекать мысли товарища Сталина от подготовки англичанами будущей резкой смены курса (ведь уже в 1947 году Черчилль, в традициях английской порядочности, стал настаивать, чтобы США провели ядерную бомбардировку СССР, а в том самом мае вынашивал безумную операцию «Немыслимое», намечавшую на 1 июля 1945-го начало наступательных боевых действий западных союзников против СССР с участием 10-12 немецких дивизий). 

Однако их дочь Сара позже так напишет в мемуарах: «Послевоенный курс отца на холодную войну с Советским союзом мама не поддерживала и была рада его отставке... Она относилась к России после своих поездок иначе, чем отец. Мама не верила, что страна, столько перенёсшая и столько потерявшая, может желать продолжения. Мама твердила, что Россия хочет мира, мира и только мира».

Женская история

Клементина Хозьер из знатного шотландского рода Эйрли, будущая миссис Черчилль, была младше Уинстона на 11 лет. Свободно говорила на немецком и французском языках, обладала острым умом и тонким чувством юмора, интересовалась политикой. Семья была небогата, и Клементина давала частные уроки.

К 23 годам – моменту их знакомства с Черчиллем – девушка разорвала уже три помолвки.

С Уинстоном тоже могло не сложиться. При первой встрече на балу он постеснялся пригласить её на танец. На вторую они оба не хотели идти по «очень уважительным причинам»: он ленился покинуть горячую ванну, а Клементина не знала, что надеть – у неё просто не было модного платья.

Через полгода после знакомства Уинстон Черчилль решил жениться на мисс Хозьер, но… никак не мог собраться с силами. Для объяснения он пригласил ее в Бленхеймский дворец, родовое поместье герцогов Мальборо. Все, и даже сама Клементина, понимали, что с прогулки по саду она должна вернуться в статусе невесты.

Но они сидели на скамейке более получаса, а предложения так и не было. Позднее Клементина описывала, как наблюдала за жуком, который продвигался так же медленно, как сам Черчилль: «Я подумала, что, если жук доползёт до того стыка, а Уинстон не сделает предложения, значит, он не сделает его никогда». 

Блестящий оратор и решительный политик неуклюже, но, всё-таки раскрыл свои чувства Клементине. Возможно, это была самая неудачная и самая удачная его речь одновременно. Как напишет он в своих мемуарах спустя десятилетия: «Я женился в сентябре 1908 года и с тех пор жил счастливо».

Клементина родила ему пятерых детей – четырёх девочек и мальчика. Одна из дочерей умерла в детстве.

Черчилли прожили вместе 57 лет. Конечно, у них были разногласия. Однажды, выступая перед оксфордскими студентками, Клементина сказала: «Никогда не заставляйте мужей соглашаться с вами. Вы добьётесь большего, продолжая спокойно придерживаться своих убеждений, и через какое-то время увидите, как ваш супруг незаметно придёт к выводу, что вы правы».

В начале 1940-х годов, когда у Черчилля началась свое «головокружение от успехов», Клементина написала мужу отрезвляющее письмо, начинавшееся со слов «Ты просто невозможен». В нём она указала на то, как с Уинстоном стало трудно общаться, что он не обращает внимания на окружающих и призвала  быть внимательнее к людям.

Конечно, Клементина Черчилль поддерживала своего мужа, но имела собственное мнение, характер и старалась реализовать их во благо.

Клементина и русские

Фонд помощи России Британского Красного Креста и ордена св. Иоанна Иерусалимского был создан Клементиной Черчилль в сентябре 1941-го.

«Меня страшно волновала та великая драма, которая разыгралась в вашей стране сразу после нападения Гитлера, – цитирует миссис Черчилль в своих мемуарах посол СССР в Великобритании Иван Майский. – Я всё думала, чем бы мы могли вам помочь. В то время широко обсуждался в Англии вопрос о втором фронте. Как-то я получила письмо от группы женщин, мужья и сыновья которых служили в английской армии. Они настаивали на открытии второго фронта. Я тогда подумала: «Если эти женщины требуют второго фронта, то есть готовы рисковать жизнью своих любимых, – значит, мы должны немедленно помочь России».

Я показала полученное письмо моему мужу. Он ответил, что до второго фронта еще очень далеко. Это меня сильно встревожило, и я стала думать, что бы такое можно было сделать теперь же, немедленно для помощи вашей стране? Тут мне пришла в голову мысль о фонде Красного Креста».

В сентябре 1941 года Клементина Черчилль внесла первый взнос, подав пример членам правительства её мужа. И обратилась с воззванием к нации поддержать Советский Союз: «В нашей стране нет ни одного человека, который не был бы до глубины души взволнован ужасной драмой, происходящей сейчас в России. Мы поражены мощью русского сопротивления».

Как она сама писала позже, отклик на её призыв «был мгновенный и невиданный по силе. Сначала мы поставили целью собрать миллион (на нынешние деньги – близко к ста миллионам, – Ред.) фунтов, хотя тогда это казалось немного нереальным. Не прошло и нескольких месяцев, как первоначальная цель была достигнута».

Всего же за годы своей работы Фонд помощи России осуществил поставки в СССР на сумму примерно 8 млн фунтов стерлингов. Он помогал лекарствами, оборудованием для госпиталей, хирургическими инструментами, рентгеновскими установками, продуктами питания, одеждой, одеялами, протезами для инвалидов и многим другим. Никакого «неликвида», всё только качественное и самое необходимое.

Ближе к концу войны Клементина Черчилль задумала проект, символизирующий солидарность двух стран в годы Второй мировой. В результате в Ростове-на-Дону появились два военных госпиталя, которые полностью укомплектовал возглавляемый ею фонд. Сегодня об этом напоминает мемориальная доска.

Перед самой победой Клементина полтора месяца, с 2 апреля и по середину мая, была в Советском Союзе, назвав посещение страны «одним из самых вдохновляющих и волнующих моментов в своей жизни».

В День Победы она выступила по московскому радио с открытым посланием от своего супруга Уинстона Черчилля.

За время пребывания в Советском Союзе жена английского премьер-министра несколько раз встречалась с Иосифом Сталиным. Во время одной из таких встреч он подарил ей золотое кольцо с бриллиантом. Так часть советских недр всё-таки досталась британскому империализму. Однако ненадолго: информация о нём теряется, как, видимо, и сам подарок.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Хороший парень, чуть не взорвавший мир. К 99-летию Джона Кеннеди

Иван Зацарин. К 19-летию раздела Черноморского флота: почему в итоге он ушёл к нам

Андрей Смирнов. Воссоединение Украины: как получилась Россия. Что об этом надо знать

Александр Шубин. Четыре Сталина, или Перспективный бренд современной политики

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 3: свой путь в российском поле

Иван Зацарин. «Честный князь украл броненосцы», или Как утонула империя. К 111-летию Цусимы

Иван Зацарин. Чем они всегда кончают. К 85-летию русского фашизма

Игорь Пыхалов, Дмитрий Пучков. Потерпевшие от сталинских репрессий: маршал Блюхер

Иван Зацарин. Как не стать Африкой. К 53-летию освобождения «чёрного континента»

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. О роли личностей в исполнении законов истории

Александр Шубин. Столыпинская аграрная реформа: как она не отменила революцию

Иван Зацарин. Две разные экспансии. К 390-летию продажи индейцами Манхэттена

Виктор Мараховский. Царь — не настоящий. Почему Ивану Грозному не везёт в кино

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Военная история История международных отношений и дипломатии История СССР Новейшая история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика