Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сверхновая история

Валлонский тупик глобализации: что означает срыв европейско-канадского соглашения

Сегодня, 27 октября, не состоялся саммит Канада – ЕС. Торжественную церемонию  капитуляции Европы перед США отменили. Парламент Валлонии, одного из регионов Бельгии, ранее проголосовал против соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕС и Канадой (СЕТА), которое планировалось сегодня окончательно подписать.

Почему капитуляция, и причём здесь США?

СЕТА строится на тех же принципах, что и Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство (TTIP), против которого высказались недавно Германия и Франция. Ключевой принцип: уравнивание в правах национальных государств и транснациональных корпораций. Речь не просто о возможности последних подавать в суд на первых. Речь о праве бизнеса отменять принимаемые государством законы, если они вредят корпорациям.

Проще говоря, СЕТА и TTIP устанавливают новый режим легитимации политической власти. С принятием этих соглашений государство из формы социальной организации общества превращается в коммерческого агента ТНК, а гражданская позиция заменяется на потребительскую.

Какое отношение к договорённостям ЕС и Канады имеют США? Самое прямое. Канада является участником соглашения о североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA), в которую входят также США и Мексика. NAFTA строится на аналогичных с СЕТА и TTIP принципах.

СЕТА – это такой план «Б» на случай, если Евросоюз заблокирует подписание TTIP. Через соглашение с Канадой ЕС автоматически оказывается в зоне досягаемости окружного суда Нью-Йорка. Американским компаниям достаточно открыть филиал в Канаде, и вэлкам, господа европейцы!

Не сработало. Европа прочитала и изящно ответила, заблокировав соглашение в региональном бельгийском парламенте, буквально в двух шагах от столицы ЕС.

Меняет ли это позиции США по отношению к Европе? Нет. Меняется тактика, стратегия остается.

Действия Вашингтона по созданию единого правового пространства носят системный характер, начиная с 1947 года, когда был принят «план Эббота» по стимулированию инвестиций США в третьи страны. Отступать сегодня Вашингтону некуда: позади колоссальные долги, способные похоронить под собой американскую экономику и спровоцировать глобальную депрессию.

СЕТА, TTP, TTIP, NAFTA, FTAA (аналогичное соглашение для стран Южной и Северной Америки) – это не ещё одна (очередная) попытка описать и унифицировать существующие рынки. Это механизм открытия новых рынков на базе альтернативных активов, которые ранее никогда не торговались, считаясь предметом заботы государства (социальная среда). В этом смысле говорить надо не о новом проекте «светлого будущего», а об обновлённой редакции «старого» проекта – второй попытке большой приватизации.

В чем суть американского проекта глобализации? Для создания новых рынков, нужны новые деньги. Эти деньги есть, но они сосредоточены в сберегающих экономиках, прежде всего, ресурсных и производящих. Отдавать свои сбережения под американский проект будущего на американских же условиях они не спешат, поэтому в качестве инвестиций Вашингтон предлагает использовать собственные долги будущего. Количественное смягчение (печатание денег ФРС США) и стало таким предложением.

Проще говоря, Америка в новых торговых режимах предлагает конвертировать «самый надёжный в мире» долг в «права требования» на будущие активы вновь формируемых рынков. При этом США готовы взвалить на себя самую «тяжёлую» ношу – общее управление процессом. Местным экономикам предлагают получать проценты от роста капитализации новых стоимостей. США как бы говорят остальным государствам: вам, мол, не о чем беспокоиться, мы всё сделаем сами. Расслабьтесь и получайте удовольствие.

Важно понимать, что речь идёт не о вновь создаваемых тоннах и кубометрах, которые где-то далеко и глубоко, что само по себе отдельная тема. Речь о реальных активах, которые являются источниками «живых» денег, то есть кто-то уже работает и зарабатывает. По разным причинам активы эти не торгуются на фондовом рынке и не учитываются мировой финансовой системой, а генерируемый ими денежный поток проходит по «бухгалтерии» как расходная часть госбюджетов – например, военные расходы или расходы на образование. США предлагают превратить расходы в инвестиции, то есть сделать их возвратными с просчитываемым эффектом доходности.

Предложение несёт в себе очевидную выгоду для всех участников. Слабопроектные в политическом измерении территории с недоинвеситорованной в силу этого обстоятельства экономикой смогут разово через мировой фондовый рынок получить «длинные деньги» под будущий рост. Талантливые дети смогут получить кредит на образование в лучших университетах, консерваториях и балетных школах мира.

Сама по себе возможность не просто прогнозировать будущее, а проектировать его в считаемых категориях и последовательно реализовывать выглядит привлекательно, открывает множество новых возможностей для роста.

Правда, при этом надо понимать, что «проектную документацию» вы отдаёте в «чужие» руки, а единожды продав свое будущее, влиять на него вы уже не сможете. Сюжет о темнокожем человеке в солнцезащитных очках, который с помощью розовой таблетки выведет вас из матрицы, хорош только для Голливуда.

Предыдущая попытка мирным путём утвердить единую матрицу для всей планеты была предпринята в конце 90-х, сразу после первого этапа приватизации. Тогда, тоже в закрытом режиме, США подготовили соглашение об инвестициях (Multilateral agreement on investments – MAI) и попытались сделать его всеобъемлющим, подписав в рамках ВТО. MAI несло в себе те же идеи и механизмы обязательной юридической ответственности государства перед инвестором, что и нынешние соглашения.

Подписать MAI должны были в мае 1997 года. Накануне текст соглашения через депутата парламента Канады от Квебека попал в парламент Франции, где моментально вызвал скандал. Соглашение похоронили, а следом разразился кризис в Юго-Восточной Азии, начало которому положила спекулятивная атака глобальных инвестиционных фондов. Причиной атаки была необходимость срочно вывести из Азии деньги пенсионных и страховых фондов из-за неподписания MAI (возросшие риски).

В 1997 году глобализация натолкнулась на «национальный реванш». Финансовый кризис 1997-98 гг. послужил началом становления нового азиатского регионализма. В отставку ушли местные союзники США по «холодной войне»: Сухарто в Индонезии и генерал Чава-лит Йонгчайют в Таиланде. В странах региона по примеру Малайзии был усилен государственный контроль над финансовыми системами и движением капитала. Появился проект зоны свободной торговли АТР, азиатского резервного фонда и общей денежной единицы (ACU). Япония инициировала создание Азиатского валютного фонда (аналог МВФ), но эта идея так и не была реализована – против резко выступили США.

Сегодня мы наблюдаем второй акт пьесы под названием «Глобальный мир и справедливый рынок». Акт этот сопровождается новым «национальным реваншем», местом действия которого на этот раз является Европа. Именно про это валлонский парламент, американские выборы, Брексит, БРИКС, ШОС, ЕрвазЭС, TTIP, СЕТА, Сирия и Украина. И именно об этом Трамп, Клинтон, Ле Пен, Путин и Си Цзиньпинь...

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии Экономическая история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика