Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

100-летие Революции Сегодня в прошлом

Урок геополитики от большевиков. К 94-летию «ДальнийВостокНаш»

15 ноября 1922 года ВЦИК включил Дальневосточную Республику в состав РСФСР.

Тому, кто хочет разбираться в ситуации на Донбассе, совсем не обязательно отслеживать все новости, быть в курсе нормандского формата и минского процесса. Достаточно помнить историю своего государства. Переговоры тут – фон и второстепенные мероприятие. Главное же в том, кто кого пересидит.

Сегодня, когда мы справляем 94-ю годовщину окончания пост-революционного собирания России по кускам, стоит поговорить о том, что хитрый план хорош только тогда, когда сбывается.

Немного фона

...В ходе Гражданской войны, а ещё и из-за условий «похабного мира» Россия лишилась части окраин прежней империи: Польши, Прибалтики, Финляндии. И это при том, что добраться до них в целом не составляло труда. Тем более удивительно то, что в таких условиях удалось сохранить Дальний Восток. Хотя условия, чтобы его оттяпать, были у конкурентов куда как более выгодные.

Поезд до Владивостока идёт что-то около 6-6,5 суток. Но это сейчас. А в те весёлые времена можно было добираться несколько месяцев. Как это было, например, с известным чехословацким корпусом, сыгравшим второстепенную роль в событиях в Сибири и на Дальнем Востоке. Однако о них как-нибудь потом. Сейчас же зафиксируем, что если о революции на другом конце страны узнали уже на следующий день, то, скажем, для переброски подкреплений в ответ на интервенцию западных держав и Японии (или для противодействия белогвардейцам) нужно было в лучшем случае потратить пару недель. Это заставляло быть очень изобретательным в методах. А во главе наркомата путей сообщения иной раз становились и Троцкий, и Дзержинский.

Откуда вообще взялась Дальневосточная Республика? Это, выражаясь современным политическим языком, нечто среднее между хитрым планом и многоходовочкой, корни которой уходят в 1918 год.

Хитрый план Японии

Теория и практика национализации компаний с участием иностранного капитала этот самый иностранный капитал очень настораживала в большевиках. До такой степени, что капитал начал искать себе природных союзников в России. И, разумеется, нашёл. Это, кстати, важный тезис. Не будь этих иностранных помощничков, борьба за власть в России была бы куда менее кровавой и драматичной. Тогда же, весной 1918 года, защитником иностранных инвестиций вызвались выступить японцы.

Ущемление японского капитала на Дальнем Востоке было, скорее всего, условным поводом к интервенции. Поскольку японцы отнюдь не ограничились созданием милиции для охраны иностранной собственности, а принялись деловито колонизировать наши земли: скупать, заводить промышленный и финансовый капитал, подбивать местных атаманов к самостийщине – на территории Дальневосточной Республики было в разное время провозглашено что-то около десятка разнообразных образований примерно одинаковых в плане суверенитета.

Характерно, что сами японцы уже в 1919 году поняли, кто выйдет победителем из этой свалки и самое пристальное внимание уделяли именно большевикам. По одной простой причине: только большевики боролись за власть как метод, а не цель.

Большевики, в свою очередь, также главную опасность видели именно в Японии. Остальные участники интервенции (Франция, Великобритания, США)  имели разные цели: защитить инвестиции своих бизнесменов, усилить влияние, немного пограбить. Но только для Японии российские земли были жизненным пространством. До тех пор, пока против советской власти действовали добровольцы в белогвардейских отрядах и относительно небольшие силы японской армии – с ними можно было бороться. Но в случае открытой войны как минимум Дальний Восток остался бы за Японией.

Хитрый план Ленина

Хитрый план состоял в том, чтобы бороться одним сепаратизмом против другого. С провозглашением Дальневосточной Республики в начале 1920 года снялся целый ряд противоречий.

Во-первых, была подрублена база для гражданской войны. Русские, независимо от политических симпатий, получили новую идентичность, которая отделила их от интервентов. Во-вторых, республика стала буферной зоной между Советской Россией и капиталом, рыщущим в поисках возможностей покрыть убытки. «У вас претензии к национализации? Ничем не можем помочь, мы другое государство. Это вам в РСФСР нужно жаловаться».

При этом ДВР, разумеется, с самого начала была под контролем Москвы. И даже выборы в Учредительное собрания, состоявшиеся тут в январе 1921 года проходили так, как задумывались в Кремле. Как сказали бы сегодня, на них победили пророссийские кандидаты.

Что дала ДВР? Время. Западные державы отвлеклись на создание версальской системы. В марте 1921-го в США вообще сменился президент, а новому тут же пришлось разбираться с послевоенной стагнацией экономики. И даже тот факт, что среди его советников был Герберт Гувер – ярый антибольшевик (в основном, из-за потерянных инвестиций в российский уголь и нефть), не переломил отношения США к происходящему на другом берегу Тихого океана.

Также ДВР дала возможность правительству большевиков воевать на один фронт. В смысле на несколько, конечно же, но хотя бы только на одном краю России. Ну а Япония, лишившись поддержки сильных держав и антисоветских сил (в основном добитых к концу 1920 года), не рискнула продолжать в одиночку.

Ну и самое, пожалуй, главное. Даже сегодня в освоение Дальнего Востока нужно вкладывать столько, что под силу это только государству, никакой бизнес такие инвестиции не вытягивает. Отделив ДВР от остальной России, большевики превратили его в чемодан без ручки. Как снабжать Дальний Восток продовольствием? А углём?

В результате к ноябрю 1922 года японцы покинули границы ДВР. Сами, кстати, предложили решить по-тихому и не усугублять. А сама ДВР незаметно сошла с исторической арены. Чем завершилось послереволюционное собирание земель.

Как видим, по продолжительности эта операция вполне тянет на хитрый план: заняла почти два года, и это в период, когда осторожные люди на неделю не загадывали.

«ДВР» на Украине

Любопытно, что если в одном случае этот метод сработал на восстановление целостности государства, то в другом – совсем наоборот. Мы имеем в виду современную Украину, для которой аналогом ДВР стали территории непризнанных республик. Только вот если РСФСР сделала «чемоданом без ручки» Дальний Восток (а чемодан без ручки всё же имеет ценность – для того, у кого есть эта самая ручка), то в Киеве сделали «чемоданом» саму Украину. И третий год ведут войну против территории, без которой Украина никакой ценности не представляет. Кстати, новый американский президент эту простую истину понимает.

Если рассматривать Донбасс как «ручку», за которую можно взять всю Украину, то, во-первых, становится понятным настойчивая позиция России: люди русские, но территория – Украины. Тем более, что на Украине, вообще-то, все русские. Во-вторых,  возникает важный вопрос: а кто возьмётся за «ручку» после того, как её снова прикрепят к «чемодану»? Наверное тот, кто в процессе лучше усвоит уроки гибридной государственности.

***

Ну и, конечно же, нужно помнить, что любой хитрый план входит в историю как таковой только в одном случае: если всё идёт как надо. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История СССР Государственные,политические,социальные институты История русских революций История гражданской войны

0 Комментариев


Яндекс.Метрика