Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Поздравляем, мы снова Империя Зла. К 34-летию одной фразы Рейгана

17 июня 1982 года Рональд Рейган объявил о начале крестового похода против «империи зла» (СССР).

Термин «империя зла» (применительно к нам) из политического словаря не уходил никогда с момента своего появления. Однако в активную лексику вернулся сравнительно недавно. Примерно тогда, когда мы стали не только говорить о наших интересах, но и бороться за них. Сегодня, когда мы справляем 34-ю годовщину наречения нас этим звучным именем, стоит поговорить о том, до чего довело Запад смешение масс-культуры и политики.

Обличитель империи

Эта история в очередной раз возвращает нас к традиционной американской забаве – охоте на ведьм. Отметим эту преемственность.

Прежде всего, о личности. Рональд Рейган – это не просто актёр, который волею случая стал президентом США. Рейган – активный сторонник и участник гонений на крамолу в Голливуде: ещё в 1947 году он заявил, что кинематограф США находится в опасности из-за влияния «внутренних коммунистов». Заметим, это за три года до яростных разоблачений сенатора Маккарти. Уже в 1950-х Рейган начал политическую карьеру в республиканской партии, участвуя в предвыборных кампаниях Дуайта Эйзенхауэра. Последний некоторое время покровительствовал маккартистам и благодаря их поддержке выиграл президентские выборы в 1952 году.

Далее. Рейган – киноактёр, но не следует относиться к профессии со скепсисом. Этот актёр не просто сумел стать губернатором и президентом. Рейган был хорошим оратором и свои программные речи писал сам, делая их максимально доступными за счёт образности. В обличительной речи 1982 года удалось удачно совместить сразу два слоя:

1. Поп-культурный. «Империя зла» была отсылкой к саге «Звёздные войны»: к моменту выступления Рейгана на экраны успели выйти две части (1977 и 1980).

2. Христианский. Этот мотив часто присутствовал в речах Рейгана, являясь не только данью ожиданиям его консервативных избирателей. Рейган и сам был достаточно религиозен (в американском значении) и в этом смысле говорил с избирателями на одном языке.

Поп-культурный и христианский слой прекрасно сплавились в новое понятие. Если в фильме была просто «империя», без навязывания моральной характеристики (о ней зритель должен был догадаться сам), то Рейган, как хороший проповедник, разжевал и разложил для самых недогадливых.

Союзники по крестовому походу

Фраза об империи зла была вброшена не вдруг. Примерно за неделю до этого Рейгану удалось достичь принципиального соглашения с Ватиканом о согласовании антисоветской активности. Союз с Ватиканом, в свою очередь, был крайне важен для Рейгана: шеф ЦРУ Уильям Кейси – пожалуй, главный архитектор внешней политики в тогдашней президентской администрации – рассчитывал, что именно католики станут в советском блоке опорой американского влияния.

При этом главной надеждой Кейси и Рейгана, конечно же, была Польша – не только из-за национальности Иоанна Павла II, но и по причине наличия в Польше удобной площадки для работы – «Солидарности». Профсоюз получил консультационную и финансовую помощь сразу по двум линиям – от Вашингтона и от Ватикана. Любопытно, что одним из кураторов проекта был тогдашний госсекретарь генерал Александр Хейг (чуть раньше, в 1974-1979 годах – командующий войсками НАТО в Европе). Его родной брат по удачному совпадению занимал руководящий пост в ордене иезуитов. В результате Ватикан стал передаточным звеном между ЦРУ и польскими протестующими.

Разумеется, Рейган не стал ставить на одну лошадь. А потому привлёк и другие конфессии. Так, евангелист Джерри Фолвелл не просто стал одним из советников правительства, но и принимал участие в закрытых заседаниях руководства армии США. Его коллега Хэл Линдси периодически читал лекции сотрудникам Пентагона. Крестовый поход против империи зла не был только красивым оборотом и стилистическим приёмом.

Не впервой

Впрочем, ради справедливости стоит сказать, что Рейган ничего нового не придумал. Ещё в Средние века для Европы русские земли постепенно отождествились со «страной Гога и Магога» (согласно эсхатологическим концепциям в христианстве и иудаизме – предводитель и его народ, которые восстанут против Бога и Израиля). В основном – в память о кочевниках, приходивших как раз со стороны русской границы. И эти яркие образы сохранились: евангелист Джон Камминг во время Крымской войны (1853 – 1856) называл Гогом Николая I. Так  что в общем виде вся предложенная Рейганом «картина мира» уже существовала, оставалось лишь стряхнуть с неё пыль и показать, что руководствоваться в сегодняшней политике средневековыми баснями – вполне допустимо.

Кроме того, скучная эсхатология после лакировки образами из массовой культуры приобрела привлекательный вид. Фактически любой участвующий в протестах той же «Солидарности» после слов Рейгана мог чувствовать себя одним из повстанцев Галактической Республики.

Дальнейшее использование

Упрощённая подача идеологии через эмоциональную сферу использовалась и после Рейгана, хотя настолько мощного посыла достичь уже не удалось – прежде всего потому, что ни один из последующих президентов не был настолько «повёрнут» на мессианстве. Так, допустим, можно вспомнить, что за последние 10 лет в США было снято не менее 5 картин о войне в Ираке («Повелитель бури», «Совокупность лжи», «Ирландский маршрут»). «Ливийские» и «сирийские» картины, по-видимому, ещё снимаются. Однако все они по сути имеют в своей основе картину «Царство небесное» – как своего рода матрицу сюжета: противостояние исламского и христианского мира.

Более того, в последнее время исламский мир сам начинает играть с Западом в нечто похожее. У Рейгана была реанимация средневековой эсхатологии, у его последователей – чуть более мягкая версия цивилизаторства мусульманского Востока. Исламисты ответили на это ещё большей гиперболизацией образа жестоких сарацинов: воины в чёрных балахонах, чёрное знамя, возрождение Халифата, рубка голов кривыми мечами – весь этот хоррор в интернет-роликах также рассчитан не только на внешнее, но и на внутреннее потребление и является не только средством борьбы, но и средством мобилизации сторонников, способом пробуждения собственного мессианства. Собственными средневековыми баснями для активно европеизировавшихся ещё 50 лет назад Афганистана и Ирака.

***

Важно отметить вот что.

1. Это не Рейган назвал СССР «империей зла»: он лишь повторил то, что говорили и как видели Россию на Западе задолго до него. Хотя его заслуга в популяризации маргинальных оценок несомненна.  В этом плане совершенно не важно, идёт ли речь о православной Российской империи или о атеистической империи советской – обе они вполне равноправно несли ярлык «империи зла». Как и сегодняшняя Россия. Когда будет нужно, о нём вспомнят.

2. Точно так же условному Западу нет особой разницы, в отношении кого разворачивать работу своей пропагандистской машины – против «империи зла» или против «преступных диктаторских режимов Ближнего Востока», это диктуется лишь текущими приоритетами. Другое дело, что совершенно неожиданно возник «халифат зла», который творчески переосмыслил мифотворчество Рейгана: «чем хуже о нас будет говорить западная пресса, тем большей будет наша популярность на Востоке». А потому «халифат зла» сам активно подбрасывает поводы. К такому витку пропагандистская машина оказалась не готова. В основном поэтому попытки повествовать миру о мифической злой России на фоне вполне реальных инфернальных исламистов выглядят не слишком убедительно.

3. По опыту приходится признать: пускай себе называют, на здоровье. Гораздо хуже, когда перестают.

 

Читайте также:

Владимир Мединский. «28 панфиловцев»: образец кино по прямому народному заказу

Анрей Сорокин, Вадим Эрлихман. Соотечественник, враг, не предатель. Уроки Маннергейма

Иван Зацарин. Пятилетки и гулаги Рузвельта. К 83-летию борьбы с Великой депрессией

Иван Зацарин. «Экономическая мировая война» никогда не кончалась. К 15-летию Шанхайской организации сотрудничества

Юрий Борисёнок. Новый русский призрак для Европы – призрак футбольного фанатизма

Баир Иринчеев, Дмитрий Пучков. Маннергейм: на службе России и в войнах против России

Андрей Смирнов. Самодержавие и крепостничество по-русски: что об этом надо знать

Иван Зацарин. Город-боец, созданный не для торгов. К 233-летию Севастополя

Борис Юлин, Дмитрий Пучков. Откуда и есть пошла государственность прибалтийская. И кто её кормил

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии История современной России

1 Комментарий

  • Тихомиров Сергей Георгиевич

    Как выразился автор в последнем абзаце - "по опыту".
    Так вот по опыту анализа алгоритмов действия Запада вообще и его англосаксонского тарана в особенности надо учитывать также и склонность этих ребят к тиражированию найденного однажды, помноженную на весьма своеобразную "культуру общения" (так назовем это для вежливости).
    Я имею в виду простое. Когда ребята вполне осознанно и целеустремленно собираются насвинячить - любым образом, одномерно через убийство, насилие или обман, или комплексно, комбинируя "доброе слово с пистолетом" - ребята теперь всегда заранее именно в этих грехах обвиняют всех, кто с ними не согласен или может быть не согласен. Простенько, на уровне детского сада конечно. Но действует. По крайней мере на цивилизованный Запад.
    Это я к тому, что стратегия Запада всегда вполне предсказуема именно вследствие своей мелкости и исчерпаемости соображениями превосходства и выгоды.
    Рейган был вполне в курсе всех текущих и предстоявших злодейств США. И заранее нейтрализовывал общественное мнение.


Яндекс.Метрика