Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

О коррупции и коррупционерах. К 289-летию последней опалы Меншикова

 

20 сентября 1727 года – начало ссылки Александра Меншикова, из которой он уже не вернулся.

Одной из топ-тем завершившихся на днях выборов в очередной раз стала коррупция. Власть с ней боролась, оппозиция в ней обвиняла.

Сегодня, когда мы справляем 289-ю годовщину завершения яркой карьеры эффективного менеджера Меншикова, считающегося если не первым, то первым известным российским коррупционером, стоит поговорить о редко освещаемой роли этого явления в государственном строительстве и в смене российских элит.

Самый влиятельный денщик Европы

Карьер, подобных той, что удалось построить Александру Меншикову, за всю российскую историю найдётся немного. Способствует этой уникальности её туманное начало – пресловутая торговля пирогами с зайчатиной, а также служба лакеем у Франца Лефорта – одного из сподвижников Петра I. По крайней мере так описывает ранние годы Меншикова Николай Костомаров.

Туманность же в том, что есть и прямо противоположные сведения: «Меншиков происходил от дворян белорусских. Он отыскивал около Орши свое родовое имение. Никогда не был он лакеем и не продавал подовых пирогов. Это шутка бояр, принятая историками за истину», – утверждает в «Истории Петра» Александр Пушкин. Впрочем нет особой разницы, откуда считать старт: от торговли пирогами или от места денщика молодого Петра I, поскольку её пик всё равно впечатляет.

Этапы большого пути в целом известны. Из денщика Меншиков довольно скоро стал наперсником Петра, принимал участие в создании Преображенского и Семёновского полков, выросших из потешных войск Петра. Принимал участие в Азовских походах и Великом посольстве. После смерти Франца Лефорта стал правой рукой Петра I.

После этого дела круто пошли в гору. Уже в 1703 году Пётр назначил Меншикова генерал-губернатором Санкт-Петербурга – и эта должность, несмотря на дальнейшие зигзаги, оставалась у Меншикова основной. Помимо этого был одним из военачальников Петра, пройдя путь от бомбардира Преображенского полка (1693) до генерал-фельдмаршала (1709) – высшего военного чина в российской армии. Так были отмечены его заслуги в Северной войне и конкретно в Полтавской битве.

Ещё раньше, в 1705 году, Меншиков стал князем Священной Римской империи. Через два года Пётр добавил к этому аналогичный российский титул.

В результате в 1710 году английский посол Чарльз Уитворт назвал Меншикова «самой могущественной некоронованной особой в Европе».

После смерти Петра его положение, казалось, упрочилось ещё более. Он фактически стал соправителем империи и даже готовился выдать свою дочь за Петра II. Однако уже в 1727 году проиграл в очередной придворной интриге  своему сопернику, князю Алексею Долгорукову. После чего был лишён должностей, наград, титулов (кроме, пожалуй, иностранных) и отбыл в ссылку. Вначале – в Ораниенбург (сегодня – Чаплыгин, Липецкая область), который когда-то выпросил у Петра в личное имение и оборудовал крепостью. Затем – в город Берёзов (сегодня – Берёзово, ХМАО). Там же в 1729 году Меншиков и умер.

Бюджетообразующий коррупционер

Самую точную характеристику Меншикову дал сам Пётр, узнав о смерти Франца Лефорта: «Осталась у меня одна рука – вороватая, да верная». Хотя в то время Меншиков только начинал свой путь  к славе, почёту и деньгам.

Зарабатывал светлейший князь многими способами, однако основной доход получал по двум основным направлениям деятельности:  

– как генерал-губернатор Санкт-Петербурга (распоряжался подрядами, многие из которых через посредников попадали на выполнение промыслам, конечным владельцем которых был он сам)

– как один из военачальников (схема та же, но с подрядами для армии).

Вместе с тем масштабы его коррупционной активности изрядно преувеличены недоброжелателями, а возможно, и самим Петром. Деньгами у Меншикова было конфисковано 400 тыс. рублей, остальная сумма (1,1 млн) имуществом. Немало, но, как отмечает тогдашний посол Дании в России Юст Юль, немало для кого-то другого: «Если бы князь Меншиков действительно обладал всем, что в России считается его собственностью, то доходы его достигали бы нескольких миллионов рублей. Но на самом деле невероятно, чтобы такой правитель, как царь, крайне нуждающийся в средствах для ведения войны и столь же скупой для самого себя, как какой-нибудь бедняк-простолюдин, решился одарить кого-либо подобным богатством».

Его предшественник, Георг Грунд дополняет картину: «Когда он [Пётр I] вопреки привилегиям, данным его отцом и дедом, хочет урезать доход Строганова от русских солеварен, отнять у Розенбуша железные заводы, принизить и привести в покорность того или иного боярина, губернатора провинции, начальника приказа и тому подобное, то в таком случае сам царь не подает и виду, кажется весьма милостивым, а князь Меншиков делает все необходимые распоряжения».

Учитывая эти свидетельства лиц, мало заинтересованных в прославлении князя и генерал-фельдмаршала, приходится признать, что представления о тогдашней «власти жуликов и воров» несколько преувеличены. А периодические царские разносы, после которых Меншиков возвращал в казну изрядные суммы, вполне могли быть своего рода «легализацией» конфискованных доходов тогдашних «юкосов». В обмен на что Пётр закрывал глаза на мелкие грехи, которые конечно же тоже были.

Особенности коррупции в России

1. Коррупция в России бывает даже более страшной чем её принято считать – государствообразующей. В конце концов, половина петровских заслуг – заслуги Меншикова, а раз он периодически занимался «неформальным налогообложением» тогдашнего крупного бизнеса, значит косвенно финансировал военные и административные предприятия Петра.

2. Новых моделей поощрения элиты, к сожалению, с тех пор не придумали. С ликвидацией советской системы спецраспределения и ведомственных дач мы вернулись к принципу формирования команды по петровскому принципу («вороватый, но верный»). И второй десяток лет наблюдаем попытки политического «камбэка» вороватых и неверных. Что, кстати, тоже не в диковинку: Алексей Долгоруков, добившийся ссылки Меншикова под предлогом коррупции, через три года вместе с родственниками был сослан в тот же Ораниенбург. Только уже не за коррупцию за попытку подделки завещания Петра II.

3. Борьбу с коррупцией не следует путать с борьбой с коррупционерами, это не всегда одно и то же. Под лозунги «долой жуликов и воров» очень часто происходит смена одних элит другими. И не факт, что для государства в целом эта смена окажется полезной. История Меншикова яркое тому свидетельство.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Государственные,политические,социальные институты История Российской империи

0 Комментариев


Яндекс.Метрика