Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Несостоявшийся союзник, который не выжил. К годовщине договора о дружбе с Югославией

71 год назад, 11 апреля 1945 г., СССР и Югославия заключили договор о дружбе, продлившейся слишком мало.

Странное остервенение, с которым Европа и Америка методично десять лет уничтожали Югославию, у нас порой принято объяснять мистически – например, как «крестовый поход на православие». На деле скорее речь шла о показательном уничтожении крупной и сильной, но при этом независимой страны – которой позволили возникнуть совсем для других целей. Сегодня, когда мы справляем 71-летие нашего краткого договора о дружбе с СФРЮ, об этом стоит поговорить.

Как она возникла

Поражение в Первой мировой войне вызвало крах Австро-Венгерской империи, в результате чего на политической карте Европы в 1918 году возникает Государство Словенцев, Хорватов и Сербов (фактически речь идёт о нынешних Хорватии, Словении и Боснии).

Спустя считанные недели, так никем и не признанное, оно присоединяется к Королевству Сербия и образовывает вместе с ним Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929 года – Королевство Югославия).

Возникновение столь крупного государства на Балканах стало возможным, по сути, благодаря стечению обстоятельств.

Во-первых, то был ещё период романтического национализма, когда славянское родство значило больше, чем религиозная принадлежность (среди инициаторов соединения южных славян было много католиков-хорватов).

Во-вторых, отлично работала дипломатия Александра I Карагеоргиевича, который хоть и имел корону, но фактически был типичным авторитарным вождём, характерным для Европы первой половины XX века.

В-третьих, юго-славяне действительно устали от пребывания под чьими-то посторонними империями и в качестве единственной альтернативы непрерывным покорениям видели объединение в одно государство.

И, наконец, созданию Югославии очень помогли Франция, США и Англия. Эти державы имели простой интерес: закрепить распад Австро-Венгрии и не допустить усиления по итогам войны Италии. Последняя, потерявшая в войне с Австро-Венгрией около 2 млн солдат, хотела получить за это власть над Балканами и, по факту, всей Адриатикой. Чтобы оставить итальянцев без приза, Запад благословил создание объединенного юго-славянского государства.

Как мы подружились

Александр I Карагеоргиевич не любил красных вообще и СССР в частности. Он ориентировался на Францию. Но в 1935 году, после его убийства в Марселе вместе с главой французского МИДа, его преемник делал ставку уже на Германию. В 1941 году под давлением Берлина югославское правительство подписало акт присоединения к Тройственному пакту. Однако граждане и армия этого не одобрили: 27 марта правительство было свергнуто военными, для которых возвращение подобных покровителей фактически означало возрождение Австро-Венгерской империи.

Новое югославское правительство даже успело подписать с СССР договор о дружбе и ненападении. Ответом было вторжение в Югославию (6-17 апреля 1941 года) Германии, Италии, Албании, Венгрии. Болгария и Румыния предоставили свою территорию для развёртывания немецких войск.

После быстрого поражения в войне обычной югославы перешли к войне партизанской. Возглавила и организовала эту борьбу Компартия Югославии (И. Броз Тито). До конца 1941 года югославские партизаны отвлекали на себя 6 дивизий вермахта, в дальнейшем это число выросло: немецкое командование отзывало в Югославию войска даже с Восточного фронта. Фактически второй фронт в Европе открыла Югославия, и сделала она это в 1941 году. К середине 1943 года в Югославии против партизан действовало до 130 тыс немцев и их союзников. Народно-освободительная Армии Югославии уступала им в численности в 6-7 раз. 

До 1944 года поддержка югославских партизан со стороны СССР была скорее моральной. Однако уже с конца мая 1944 года Советский Союз начинает снабжать партизан оружием, вплоть до самолётов и танков. На первых порах – с помощью авиации дальнего действия: транспортные самолёты доставляли грузы с аэродромов в недавно освобождённом Крыму. В сентябре того же года эти поставки были оформлены соглашением между И. Броз Тито и И. Сталиным.

Уже с января 1945 года объём этой помощи значительно вырос. Если в 1944 году югославы получили вооружений на сумму 52 млн руб, то до конца войны в целом – на 420 млн. Советские поставки позволили Народно-освободительной армии Югославии укомплектовать 20 дивизий, 2 артиллерийских и 3 танковых бригады.

Таким образом, у подписанного 11 апреля договоре о дружбе и послевоенном сотрудничестве имелась уже солидная дипломатическая и практическая база. Договор предусматривал войну с Германией до победного конца, а также союз против послевоенной Германии (в случае её новой агрессии). Также стороны обозначили, что не станут участвовать в союзах и коалициях, направленных друг против друга. Договор стал своего рода подтверждением довоенного, а также заложил базу для последующих соглашений: уже 13 апреля СССР и Югославия подписали торговое соглашение и согласовали выдачу восстановительных кредитов на общую сумму 500 млн рублей. Позже СССР по похожей схеме заключил договор о дружбе с КНР.

Т.е. Югославия должна была стать едва ли основным партнёром СССР в социалистическом лагере.

Как мы перестали дружить

Вместо этого уже через 4 года договор был разорван.

Главной причиной разрыва часто называют конфликт в отношении создания Балканской федерации – проекта, в который должны были войти Югославия, Греция, Болгария, Румыния и Албания. Якобы Сталин опасался, что лидерство в федерации будет за Тито – как наиболее харизматичным из политиков стран несостоявшегося проекта.

Однако на самом деле отношения начали портиться уже в 1945 году, даже до окончания войны. Так, НОАЮ 2 мая заняла Триест – важный порт на Адриатике, – опередив войска союзников буквально на несколько часов. Последовала некрасивая и длинная история. Более месяца Тито отказывался передать город под контроль союзников (что было ранее согласовано между Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным). В результате 9 июня 1945 года город разделили на зоны оккупации, оставив югославам восточную часть.

То есть в основе противоречий был различающийся «масштаб решений». Тито действовал лишь как лидер Югославии, Сталин – ещё и как лидер блока коммунистических держав, а потому часто настаивал на решениях, которые непросто было понять ветеранам четырёхлетней войны – одновременно освободительной и гражданской.

Отношения СФРЮ и СССР восстановили только после смерти Сталина, однако до самой смерти Тито в 1980 году они оставались натянутыми. Тито продолжил проводить самостоятельную политику, не участвовал в противостоянии ОВД и НАТО и даже был избран первым генеральным секретарём Движения неприсоединения (организация, объединяющая страны, не состоящие в военных блоках). С другой стороны, Югославия продолжала считаться «как бы нашей». 500 млн рублей послевоенных займов, восстановивших югославскую экономику, в конце 1950-х списали и даже предоставили новые. На них в 1950-60-х годах Югославия провела индустриализацию, а СССР до конца 80-х оставался её крупнейшим торговым партнёром (товарооборот в 1975 году составил 1,56 млрд рублей).

Нейтралитет позволил Югославии пережить свой золотой век. Однако он же во многом и погубил её.

Как Югославия пережила свою полезность

К началу 1990-х пользы для Запада в существовании Югославии больше не виделось. Вместо какого-никакого противовеса СССР в соцлагере – она обернулась просто крупнейшим (24-миллионным) государством Балкан, при этом неприятно самостоятельным и к тому же имеющим пусть своеобразную, но всё же форму социалистического строя.  

Поэтому европейские державы при первом удобном случае повторили против неё операцию 1941 года. Разве что расширив состав участников.

В результате страна, выросшая на желании балканских славян быть самостоятельными, стала одной из жертв победы Запада в Холодной войне. Как было доказано последующими событиями – смысл победы Запада и состоял в отмене национальных суверенитетов.

...Тогда, четверть века назад, мы и свой почти потеряли. И судьба нашего несостоявшегося союзника служит нам постоянным и наглядным напоминанием о том, что бы с нами произошло, если бы «почти» превратилось в «совсем».

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Евросоюз: начало. К 78-летию аншлюса Австрии с Третьим Рейхом

Андрей Сорокин. Как правильно заглядывать в будущее. К 72-й годовщине освобождения Одессы

Андрей Смирнов. Политический и культурный выбор Александра Невского: что об этом нужно знать

Виктор Мараховский, Иван Зацарин. Распломбированный вагон. К 99-летию выезда Ленина в Россию

Олег Кропотов. Россия в XVI веке: как начиналась современность

Валентин Жаронкин. Об оценке триумфальных пятилеток. Нет в русской истории «трудных вопросов»: часть 10

Виктор Мараховский, Иван Зацарин. Как точно узнать, чей Крым. К годовщинам завоевания и освобождения полуострова

Владимир Путятин. Сараевский выстрел Гаврилы Принципа: сербские националисты и русский царь ни при чём

Виктор Мараховский, Иван Зацарин. ГУЛАГ для чайников. К 86-й годовщине «Положения о лагерях»

Андрей Сорокин. Памятка для Европы: чем полезны русские солдаты на постаментах

Виктор Мараховский, Иван Зацарин. Европейская идея. К 92-летию прихода к власти фашистов

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История международных отношений и дипломатии История Второй мировой войны

0 Комментариев


Яндекс.Метрика