Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом

Когда сам себе закон. К 26-летию полноты власти президента СССР

 

24 сентября 1990 года Верховный Совет СССР наделил Горбачёва сверхполномочиями.

Периодические слухи о грядущей «концентрации власти» – замене правительства Госсоветом России, возрождении КГБ и слиянии в нём всех нынешних невоенных силовых ведомств – весьма показательны. Концентрация власти воспринимается как угроза. Учитывая дату, когда нечто подобное в нашей истории  произошло последний раз, будем считать такие настроения родовой травмой.

Сегодня, когда мы справляем 26-летие наделения Михаила Горбачёва исключительными полномочиями, стоит поговорить о том, что полномочия – это ещё далеко не всё.

Мало власти

Начать нужно с того, что в момент своего прихода к власти (март 1985 года) Михаил Горбачёв стал первым лицом в партии – генеральным секретарём ЦК КПСС. Однако председателем Президиума Верховного Совета СССР (а именно ВС СССР с 1938 года являлся высшим органом власти в Советском Союзе, и Брежнев, Андропов, Черненко его возглавляли) Горбачёв стал только через три с половиной года (октябрь 1988). То есть до этого момента упрекать в отсутствии неких ощутимых (в смысле позитивных) результатов ускорения и перестройки вроде бы и несправедливо.

Однако нет их и далее, а государство начинает разваливаться на глазах: декларация о суверенитете Эстонии (ноябрь 1988), закон об экономической самостоятельности Латвии и декларация суверенитета (июль 1989), Акт восстановления государственности Литвы (март 1990). Аналогичные, хотя и не столь заметные процессы разворачиваются на Кавказе, в Средней Азии, Молдавии (Приднестровье в знак протеста выделилось в ПМССР). И всё это – вместо перестройки и рыночной экономики, о которых говорит глава государства.

Возможно, всё дело в том, что к эпохе перемен нельзя подходить с общей меркой? Система неповоротлива, действовать нужно быстро. У главы государства нет для этого полномочий – оттого и все неудачи. Ладно.

24 сентября Верховный Совет СССР принял закон, в котором было всего 3 пункта. Поэтому его без особого труда можно процитировать почти целиком:

«Учитывая сложность социально-политической обстановки, необходимость чрезвычайных мер для выведения общества из кризисной ситуации, обеспечения перехода к рыночной экономике, укрепления системы управления страной и правопорядка, Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик постановляет:

1. В целях стабилизации положения в стране предоставить Президенту СССР на период до 31 марта 1992 года право оперативно издавать в соответствии с Конституцией СССР указы нормативного характера и давать поручения по вопросам отношений собственности, организации управления народным хозяйством, бюджетно-финансовой системы, оплаты труда и ценообразования, укрепления правопорядка...

2. Предоставить Президенту СССР право создавать органы и другие государственные структуры для ускорения формирования общесоюзного рынка и обеспечения взаимодействия в этих целях союзных и автономных республик, автономных областей и округов.

3. Обратиться ко всем Советам народных депутатов, политическим партиям, профессиональным союзам, общественным организациям и движениям с призывом поддержать усилия Верховного Совета СССР, Президента СССР и Совета Министров СССР по сохранению гражданского мира и спокойствия, наведению общественного порядка и государственной дисциплины, укреплению хозяйственных связей и нормального ритма работы предприятий, предотвращению забастовок и других социальных конфликтов, упрочению сотрудничества всех наций и национальных образований».

Средство, а не цель

Хороший закон, и полномочия хорошие, фактически диктаторские. Представители либеральной тусовки, годами ждущие Пиночета, должны одобрить.

Пожалуй, даже у Сталина в своё время такой власти не было. Даже ГКО был коллективным органом, а его заседания были совсем не фикцией. А тут – красота. Хочешь – спрашивай мнение Верховного Совета, не хочешь – сам указ издавай.

Того же Сталина принято считать упырём, а совсем не эффективным менеджером. Однако даже если с этим определением соглашаются, то в качестве ответа звучит: «Так ведь он диктатор был. С такими полномочиями, с такой властью – любой дурак сможет». Оказывается, далеко не любой.  

Оказывается, кроме самих полномочий, большое значение имеет к чему их применять, на что направить эту самую власть, практически ничем не ограниченную. Какие именно органы создать, какие задачи перед ними поставить, какими законами регламентировать их деятельность. Оказывается, полномочия не могут висеть в вакууме или предоставляться сами по себе – им необходима сверхзадача.

Механизировать сельское хозяйство, чтобы каждый второй год больше не был голодным. Реализовать план ГОЭЛРО, создав одновременно и промышленность, и её энергетическую базу. Организовать народное хозяйство и армию для сопротивления агрессору (да, именно в таком порядке, так как в отношении народного хозяйства эта работа была проведена и закончена ещё до начала войны). И так далее, этапы истории России в XX веке слишком известны, чтобы лишний раз о них говорить.

При этом сферы приложения усилий довольно разные, а знаменатель у них один: укрепление государства, которое, через выборные органы власти, и наделяет первое лицо полномочиями, выходящими за границы нормального баланса власти. То есть полноту власти мало получить, ей нужно соответствовать. «Кому многое дано, с того многое спросится», – всё уже давно сказано.

А вот у человека, которому 26 лет назад было много дано (пусть и рада отказа от социализма и возврата к капитализму, ладно), вначале произошёл распад государства. Хотя вот и Путин сегодня говорит: мол, не обязательно было страну-то разваливать. Так или иначе, на месте разваленного государства появилась РФ и полтора десятка осколков, начавших стихийное построение капитализма и рыночных отношений. Полномочия Михаила Горбачёва к этому уже не имели никакого отношения.

***

Что тут можно сказать? Просится предположение, что именно развал государства и был той целью, к которой была приложена вся полнота власти председателя Верховного Совета. Или, как его стали называть с весны 1990 года, президента СССР. Однако она отдаёт конспирологией, да и в принципе верить в неё не хочется. Поэтому скажем вот что.

Практически любая реформа административного аппарата немедленно вызывает крики об узурпации власти, возвращении 1937 года и прочие подобные подозрения. Тогда как думать следует немного о другом: способствуют ли эти меры укреплению государства или же, наоборот, будут вести к его упадку? Потому что сами по себе полномочия ещё мало что значат. Гораздо более важен курс, который с их помощью будет воплощаться в жизнь.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история История СССР Государственные,политические,социальные институты

0 Комментариев


Яндекс.Метрика