Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Казалось бы, при чём тут Сирия: к годовщине распила Чехословакии

77 лет назад немецкие войска вошли в Чехословакию.

Прологом к этому стали события 1938 года, известные как «Мюнхенский сговор». Дипломатия Англии и Франции капитулировала перед Гитлером, активно восстанавливающим территориальные потери, закреплённые Версальским договором и Парижской конференцией. Поскольку восстановление  вооружённых сил Германии всё та же дипломатия допустила ещё раньше, то теперь лишь оставалось молча наблюдать за неизбежностью.

Как видим, Гитлер был совсем не одинок в своих аппетитах. Компанию ему составили Венгрия (станет самой толковой союзницей III Рейха в войне против нас) и даже Польша.

Маленький голубой клочок на карте – это Тешинская Силезия. Двадцатью годами ранее Польша уже пробовала отнять её у Чехословакии и была остановлена только угрозой чешского правительства вступить в польско-советскую войну на стороне Советской России.

В общем, если прологом к Первой Мировой войне были войны на Балканах, то во второй таким прологом была обречена стать Чехословакия.

Почему «обречена»? Конструируя послевоенное (точнее, межвоенное, как стало понятно практически в тот же день) мироустройство, союзники по Антанте, казалось, сделали всё, чтобы исключить повторение конфликта. Согласовали прямой запрет на объединение Германии и Австрии в одно государство (нарушен Гитлером как раз за год до захвата Чехословакии и её превращения в протекторат Богемии и Моравии) и максимально лишили побеждённых (Германию и Австро-Венгрию) промышленных областей. Поэтому захват «оружейной Европы» со стороны Гитлера был вполне логичен.

Причём Чехословакия изначально рассматривалась Гитлером только в качестве оружейной мастерской. Участь чехов с того времени: работа в шахтах, в металлургии, на оборонных заводах. Более того, чтобы население ни на что другое не отвлекалось, уже во время войны любая невоенная промышленность на территории протектората была прямо запрещена.

Почему чешские войска не сопротивлялись – ни в конце 1938 года, ни в начале 1939-го? Дело в том, что ещё во время Мюнхенского сговора Чемберлен и Даладье предупредили президента страны Э. Бенеша: в этом случае его сочтут ответственным за начало войны, а значит все гарантии по оборонным соглашениям утратят силу.

Уже после окончательного захвата Великобритания продемонстрировала своё истинное отношение к происходящему: Германии был передан золотой запас Чехословакии (примерно 750 млн фунтов в сегодняшних ценах), который хранился в Лондоне, а затем даже помогал его реализовывать. Так Гитлер получал валюту для следующих территориальных захватов – уже в масштабах всей Европы.

Принимал ли участие в этих событиях Советский Союз? Разумеется. Задолго до этих событий Советский Союз предложил Чехословакии предупредить такое развитие ситуации, заключив оборонительный союз. Самым ярым его противником стала... Польша, заявившая, что не допустит прохода советских войск через свою территорию. Более того, она в таком случае начнёт против СССР войну.

Впрочем, провал советской инициативы не помешал Гитлеру использовать его в пропаганде: даже в начале 1939 года одним из пунктов обвинений немецкой прессы в отношении руководства Чехословакии были «заигрывания с СССР». Хотя Польша за полгода до этого гарантировала Германию от любых «заигрываний».

***

Чему нас это учит сегодня, через без малого 80 лет после описываемых событий?

Во-первых, тому, что Вторая мировая война ещё долгое время будет сборником актуальных тем для мировой политики. Так, упомянутая выше роль Банка Англии в передаче и продаже чехословацкого золота окончательно прояснилась лишь 3 года назад: соответствующие документы пролежали без публикации более 60 лет.

Во-вторых, тогдашняя позиция европейских держав в отношении Чехословакии сегодня буквально дословно повторяется в глобальном ближневосточном конфликте, эпизодами которого являются ливийский и сирийский.

Подходы России и остального мира к мирному разрешению ситуации противоположны – что тогда, что теперь. Европейские державы в составе т.н. коалиции придерживаются прежнего мнения: для умиротворения нужно дать развязавшим войну всё, чего они требуют. Даже если для этого придётся снести последний оплот стабильности в регионе, гарантирующий его от сползания в глобальный хаос.

Есть даже новая «Польша», которая пытается препятствовать активности российского контингента (в частности, она крайне обеспокоена случаями транзита российских ВКС через её территорию и даже пыталась грозить войной) – Турция. Вероятно, «вторая польша», как и та, первая, надеется прирасти при разделе соседки пограничными территориями. Полностью наплевав на то, кто станет её новым соседом.

И, наконец, в-третьих. Обе попытки построить систему безопасности в Европе без России (которую после Крымской войны в середине XIX столетия удалили от реального влияния) закончились мировыми войнами. Начинались эти войны по одному и тому же сценарию: дестабилизация ситуации в проблемных регионах вблизи российских границ. Причём дестабилизация, в первую очередь, усилиями дипломатии, направленными на «сохранение мира».

Отсюда вывод: сохранение мира мы и Европа (а теперь и США) понимаем неодинаково. И если начнём понимать по-европейски, рискуем однажды оказаться на месте президента Чехословакии Бенеша. Или даже на месте его преемника - коллаборациониста Гахи.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика