Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Сегодня в прошлом

Географический портрет. К годовщине передачи государству первой печатной карты России

26 января 1994 года Государственной архивной службе РФ была передана первая печатная карта Московских земель 1525 года, приобретённая в Лондоне на аукционе Сотбис.

Наука география в XXI веке не слишком востребована у молодого поколения. Почему так, доходчиво объяснил Дмитрий Медведев, поздравляя студентов 25 января 2017 года с Татьяниным днём: «Многое из того, что для вас теперь обычное дело, мы даже не могли себе представить. Например, то, на что мы раньше тратили часы в библиотеке (кстати, это было совсем неплохо), теперь можно найти в интернете за 15 минут». Вот и географию со всеми её картами можно найти во всемирной паутине, для передвижений по поверхности придуман навигатор; запоминать не то чтобы обязательно.

Сегодня, в 23-ю годовщину возвращения в Россию её первого печатного картографического изображения, стоит поговорить о том, что пренебрегать географией всё-таки не стоит – а то не уследишь за её изменениями.

Эпоха географического возрождения

На протяжении долгих пяти столетий, с XVI по ХХ, образованность человека непременно связывалась с хорошим знанием географических объектов. Таким, как у 23-летнего Осипа Мандельштама, по случаю начала Первой мировой написавшего в 1914 году небольшое стихотворение «Европа»:

Как средиземный краб или звезда морская,
Был выброшен последний материк,
К широкой Азии, к Америке привык, —
Слабеет океан, Европу омывая.

Изрезаны её живые берега,
И полуостровов воздушны изваянья,
Немного женственны заливов очертанья:
Бискайи, Генуи ленивая дуга...

Завоевателей исконная земля —
Европа в рубище Священного союза:
Пята Испании, Италии Медуза
И Польша нежная, где нету короля.

Европа цезарей! С тех пор, как в Бонапарта
Гусиное перо направил Меттерних, —
Впервые за сто лет и на глазах моих
Меняется твоя таинственная карта!

А ведь учился молодой поэт, как пишут, безалаберно, но среднее образование, полученное им в Тенишевском училище в Петербурге, предполагало даже изучение географии экономической. И читатель этих стихов обязан был знать не только то, что Бискайский залив существует, но и как он выглядит на карте.

Тяга к подобным знаниям идёт ещё с Эпохи Возрождения, на которую приходится и величайшее изобретение докомпьютерной эпохи – книгопечатание, придуманное в 1440-х годах Иоганном Гутенбергом. Попутно выяснилось, что печатать и размножать типографским способом можно и географические карты, что позволило человечеству значительно расширить свои представления о ближних и дальних окрестностях.

Путешествия Московских земель

В 1525 году в итальянских землях у итальянских же умельцев руки дошли и до печатной карты далёкой Московии. Изображение долго считалось таинственным, обнаружилось спустя 400 лет во Вроцлаве, в библиотеке местного университета, в научный оборот ввели и вовсе в 1989-м на конференции по истории картографии в Амстердаме.

Спустя четыре года карта таинственным образом оказалась в Лондоне и в декабре 1993-го была выставлена на аукционе Сотбис. «С согласия правительства России и при посильном содействии Центрального и Московского народного банков» была выкуплена примерно за 20 тысяч фунтов стерлингов (изрядные деньги в то время). 

26 января 1994 года карту торжественно передали Государственной архивной службе, после чего отправили на хранение в Российский государственный архив древних актов (РГАДА). На торжественную церемонию пришли председатель Совета Федерации Владимир Шумейко и министр культуры Евгений Сидоров, а в газете «Коммерсантъ» даже позволили себе «усомниться в правдивости мифа о неимущем государстве с неимущей культурой». Сомнения в итоге не рассеялись, но случай с картой был светлым пятном на ниве культуры в том самом году, когда Борис Ельцин в Берлине страстно пытался освоить профессию дирижёра.

Не дикари мы и не варвары

Выкупленная на аукционе карта Московских земель относится к редкому моменту взаимоотношений тогдашней России с Западом, основанных на взаимном интересе и уважении. Появилась она в октябре 1525 года по горячим следам летнего визита к папе Клименту VII посланника Василия III Дмитрия Герасимова (интернет заполнен забавной датой 26 января 1525-го, но посол тогда ещё сидел в Москве, и с датировкой карты совместили позднейший визит к ней Шумейко). Описание этого посольства составил знаменитый гуманист Павел Иовий (1483 – 1552), обещавший читателям и карту к тексту приложить: «Прежде всего сжато и кратко описано будет положение страны, очевидно, мало известное Плинию, Страбону и Птолемею, и оно будет также воспроизведено на печатном чертеже». Обещанного сразу не дождались, и экземпляр карты с аукциона, ксилография размером 80 на 40 см так и остаётся единственным сохранившимся.

Судя по всему, «печатный чертёж» составлен по рассказам Герасимова, одного из самых образованных в ту пору русских людей. Павел Иовий хвалил его вполне искренне: «Этот Дмитрий очень порядочно владеет латинской речью, так как в юности он посещал школу в Ливонии, где и получил первоначальное образование; затем, занимая почётную должность в разных посольствах, он посетил очень много христианских стран. Именно, ранее, за свою отменную верность и усердие, он был послом при королях шведском и датском и великом магистре прусском, а в самое недавнее время при цесаре Максимилиане; вращаясь при его дворе, наполненном людьми всякого рода, и наблюдая утончённые нравы, он мог очистить свой спокойный и восприимчивый к учению ум от всего, что оставалось в нем грубого».

Дипломат и переводчик Герасимов, новгородец по происхождению, был далёким предшественником Ираклия Луарсабовича Андроникова и развлекал папское окружение весьма увлекательными байками, часть из которых Павел Иовий принимал на веру: «Посол Димитрий, отличающийся весёлым и остроумным характером, рассказывал при громком смехе всех присутствующих, что в недавнее время один поселянин, живший по соседству с ним, прыгнул сверху для отыскания мёда в очень большое дуплистое дерево, и глубокая медовая пучина засосала его по грудь; два дня он питался одним только мёдом, так как голос мольбы о помощи не мог в этих уединённых лесах достигнуть до ушей путников. Напоследок же, когда он уже отчаялся в спасении, он по удивительной случайности был извлечён и выбрался оттуда благодеянием огромной медведицы, так как этот зверь случайно, подобно человеку, спустился туда поесть мёду. Именно поселянин схватился руками сзади за крестец медведицы, та перепугалась от этой неожиданности, а он заставил её выпрыгнуть как тем, что потянул её, так и тем, что громко закричал».

Сведения же о географии Московских земель «Дмитрий Толмач» изложил вполне серьёзно, и печатная карта оказалась в целом лишена совсем уж невероятных подробностей. Не менее важно, что подвергать сомнению принадлежность изображаемых земель Василию III при дворе Климента VII не стали: визит прошёл вполне благопристойно и в атмосфере вполне доброжелательной, порукой чему стали подаренные понтифику собольи меха. О «дикости и варварстве московитов» летописец событий Павел Иовий не обмолвился вовсе.

***

Нетрудно заметить, что на первом своём изображении Россия занимает гораздо меньше места, чем потом. Да, в 1525 году эпоха «собирания русских земель» ещё продолжалась – впереди было раздвижение границ государства до Балтики и Крыма, до Кавказа и Тихого океана. Случалось, впрочем, что и в обратную сторону двигались – от Аляски, от Варшавы, от Кушки… И всякий раз приходилось новые карты рисовать, вот в 2014 году опять пришлось. Ведь география – это наука точная, но не окончательная: где Россия свои границы проложит, там их на карте и нарисуют. 

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Государственные,политические,социальные институты Историческая география

0 Комментариев


Яндекс.Метрика