Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

История народов России

Генерал Шаймуратов: командир дивизии героев и народный герой Башкирии

Шли полки башкир в атаки,
 Провожал седой Урал.
Впереди – на аргамаке
Шаймуратов-генерал.
К. Даян

 

23 июня Владимир Мединский передал главе Республики Башкортостан Рустэму Хамитову орден Красной Звезды, которым был награждён в 1943 году генерал-майор Минигали Шаймуратов. Награждён был – но получить не успел. Потому что буквально через несколько дней погиб в боях под Ворошиловградом. Орден вместе с документами о награждении так и затерялся тогда в архивах. И только недавно всё это удалось восстановить совместными усилиями башкирского руководства, Управления Президента РФ по государственным наградам и РВИО. Теперь орден передан на хранение в Национальный музей Башкортостана.

Так награда нашла… даже не героя. Награда нашла народ, который вырастил себе и всей стране национального героя – советского генерала-кавалериста Великой Отечественной, наследника знаменитых башкирских «северных амуров», которые гоняли Наполеона до самого Парижа ещё в 1812 году. Такого героя, что в ХХ веке его жизнь и смерть стали сюжетом самого настоящего народного эпоса.


В сентябре 2015 года РВИО открыло памятник генералу Шаймуратову в его родном селе Шаймуратово Кармаскалинского района.

Детство – не сахар

Минигали Шаймуратов  (1899 – 1943) родился в деревне Биштяки Уфимского уезда (ныне село Шаймуратово Кармаскалинского района Башкирии). Будучи пятым ребёнком в семье, он рос здоровым, крепким, ловким. «Среднего роста, широкоплечий, с горящими глазами, молчаливый, но вместе с тем и любознательный», – отмечала его сестра Галима.

По воспоминаниям Шаймуратова, «отец… нерегулярно занимался крестьянским трудом. Большую часть своей жизни бурлачил по рекам Белой, Каме и Волге». Сам Шаймуратов с 13 лет нанимался грузчиком на Булгаковскую мельницу, батрачил. После смерти матери Минигали уезжает в Уфу, где устраивается матросом на пароход «Урал».

Словом, детство выдалось тяжёлым, в полном соответствии с духом революционного времени.

Гражданская война: сбежать от колчаковского призыва в красные добровольцы

Революция и Гражданская война круто изменили жизнь  Шаймуратова, как и судьбы десятков миллионов людей. Нельзя сказать, что он с головой окунулся в перипетии революционной борьбы - его самого начала менять сама история. Минигали-то оставался верен своему делу, которым занимался с 1914 года, работал грузчиком на «Урале», с которым был вынужден покинуть Уфу.

Пытаясь сохранить пароходы, в июле 1918 года накануне занятия Уфы войсками Чехословацкого корпуса башкирский ревком эвакуирует все суда в Казань. Тогда в этих краях находился знаменитый чешский писатель Ярослав Гашек. На страницах его фельетонов сохранилось немало упоминаний об Уфе, Стерлитамаке, Бирске и других городах Башкирии.

После освобождения большевиками Уфы в 1919-м Шаймуратов возвращается в родные края. И здесь Гражданская война вновь настигла его. Вскоре после занятия Уфы Колчак объявил о мобилизации призывников, однако Шаймуратов бежал с призывного пункта. После этого осталось сделать ещё один шаг, чтобы включиться в отечественную историю активно - и он вступил добровольцем в Красную армию. Отныне и навсегда наш герой неразрывно связан с военной службой.

Гражданская война закончилась для Шаймуратова только в 1922 году. За неполные четыре года он повоевал в разведэскадроне отряда Блюхера против Колчака, затем в составе 270-го Белорецкого полка оборонял Петроград от войск Юденича, дважды участвовал в боях на Туркестанском фронте. Также в составе Башкирской кавалерийской бригады под командованием М. Муртазина Минигали воевал против Польши, пройдя путь от Днепра до Буга бок о бок с 1-й Конной армией Будённого. Осенью 1920-го Шаймуратов проявляет отвагу в боях за освобождение Ростова-на-Дону, затем в составе объединённой 51-й стрелковой дивизии Блюхера штурмует Перекоп.

Кадровый военный

В 1921 году закалённый в боях Шаймуратов решает продолжить военное ремесло и поступает на курсы кавалеристов-мусульман в Казани. Во время учёбы Шаймуратов успешно участвует в состязаниях среди курсантов, за что награждён огненно-красными шароварами, зелёной суконной гимнастеркой и будёновкой с алой звездой.

Кроме того, в Казани проявились волевые качества Минигали. Недостаток образования приходилось преодолевать упорством и усердием. «Учёба мне давалась с большим трудом, как ни говори, а знаний у меня недоставало. Но благодаря старанию и огромному желанию я вышел победителем. Через шесть месяцев в своей группе был среди первых», – вспоминал сам Шаймуратов.

Даже в период учёбы Шаймуратову пришлось участвовать в боях против отрядов басмачей на Кавказе. Командуя эскадроном в 1-й Конной армии Будённого, Минигали отличился: взял в плен главаря одной из банд, проявив при этом завидную смелость и смекалку. За это, помимо благодарности, Шаймуратов получил именную серебряную саблю из рук командарма Семёна Будённого.

Шаймуратов продолжает своё военное образование сначала в Тамбове, а с 1925 года в Москве в Объединённой военной школе имени ВЦИК-РСФСР (позднее – Высшее военное училище имени Верховного Совета РСФСР). Здесь Минигали не только слушатель, но и курсовой командир и преподаватель. По окончании военной школы Шаймуратов назначен сначала командиром эскадрона, а затем командиром полка по охране Московского Кремля.

В 1931 году он был зачислен на спецфакультет Военной академии им. М.В. Фрунзе. Для налаживания отношений с ближневосточными странами советская власть часто использовала выходцев из Башкирии и Татарии. Именно поэтому наряду с военным делом Шаймуратов много внимания уделяет изучению иностранных языков и культуре тюркских народов. В итоге Минигали свободно владел языками тюркской семьи (в т.ч. уйгурским и казахским), немецким и китайским, понимал английский и французский. В 1934 году Шаймуратов окончил Военную академию по 1-му разряду.

 «По особым заданиям правительства»

Знание языков, опыт боёв на Туркестанском фронте и тюркское происхождение предопределили карьерный путь Шаймуратова, которого перевели на работу помощником начальника 2-го отделения Разведуправления Красной Армии и в 1934 году направили военным атташе в Турцию.

С декабря 1935 по октябрь 1940 года Шаймуратов совершил две длительные командировки в Китай. Во время своей первой поездки (1935-1937) офицер выполнял функции советника военного комитета при правительстве Гоминьдана. Разворачивающаяся в те годы гражданская война между правительством Гоминьдана и отрядами компартии Китая привлекала повышенное внимание руководства Советского Союза. Для принятия внешнеполитических решений необходимы были качественные разведданные. В этой связи назначение Шаймуратова, свободно владевшего китайским и уйгурским языками, было закономерно.

Помимо своей работы в качестве советника Минигали преподавал в высшем военном училище в Кантоне (Гуанчжоу). Дочь Шаймуратова Октябрина отмечает: «Наш дом был напротив консульства СССР в Китае. Отец работал… инструктором, и работа его была связана с китайскими военными частями. С работы он возвращался на лошади в сопровождении ординарца, одет был в китайскую военную форму».

Несмотря на сохранение дипломатических отношений с официальным Китаем, СССР начинает активную поддержку китайских коммунистов, контролировавших северные территории страны. С целью координации действий военных объединений Мао Цзэдуна в 1939-1940 годах Шаймуратов совершил вторую командировку в Китай.

За успешное выполнение специальных задач и проявленное при этом мужество в октябре 1938 года Шаймуратов был награждён орденом Красного Знамени. В то же году ему присваивается звание полковника. Работа «по особым заданиям», а также личные качества способствуют дальнейшему карьерному росту полковника.

По возвращении из Китая (октябрь 1940) Шаймуратову вверили особый Кремлёвский полк (по нынешним временам почти Национальную гвардию), а в декабре того же года он уже заместитель начальника отдела Генерального штаба Красной Армии.

Командир дивизии героев

В самом начале войны Шаймуратов назначен командиром части Первого Особого кавалерийского полка, который вскоре был направлен на фронт в составе корпуса генерала Льва Доватора. Именно здесь будущий командир башкирской кавдивизии получает опыт глубоких рейдов по тылам противника. За бои под Волоколамском, на подступах к Москве он награждён вторым орденом Красного Знамени. Однако уже в декабре 1941-го полковник получает новое назначение – командиром Башкирской кавалерийской дивизии.

Начало войны способствовало росту патриотического движения советского народа, одним из проявлений которого стало создание национальных войсковых формирований. Государственный Комитет Обороны в ответ на поступавшие в ЦК ВКП (б) просьбы как от отдельных граждан, так и руководящих партийных и советских органов ряда союзных и автономных республик принял решение о формировании в составе Красной Армии национальных частей и соединений. В БАССР была сформирована полноценная 112-я Башкирская кавалерийская дивизия. Первоначально она насчитывала 3823 человек. Большинство (81,4 %) составляли башкиры, 14,5 % – татары и 3,3 % – русские. Укомплектование дивизии лошадьми, автотранспортом, повозками и частично оружием обеспечивалось за счет местных ресурсов. Быстрому созданию образцовой дивизии способствовали исторические боевые традиции башкир.

25 декабря 1941 года Шаймуратов прибыл в Уфу и принял должность комдива. Как отмечал комиссар дивизии С. Алибаев, «с его (Шаймуратова) прибытием дивизия как бы обновилась, у воинов прибавилось сил, поднялось настроение. Мы увидели в нём хорошо подготовленного высококультурного кадрового офицера. Его природный ум, смелость и высокий дух притягивали людей к себе». Немаловажное значение для поднятия боевого духа солдат имели местные корни командира и возможность обращаться к нему на родном языке.

С начала июля 1942 года 112-я Башкирская кавдивизия в составе Брянского фронта начала боевые действия в оборонительных сражениях. Несмотря на последующее отступление, дивизия в составе 8-го кавалерийского корпуса вела непрерывные бои, чтобы помешать врагу оттянуть живую силу и технику под Воронеж.

Дерзкие и решительные действия Башкирской кавдивизии привлекли внимание военного корреспондента газеты «Красная звезда» Константина Симонова, который в конце июля побывал в частях дивизии. Итогом стал очерк «В Башкирской дивизии», опубликованный 31 июля 1942 года в «Красной звезде». Так о Башкирской кавалерийской дивизии и её командире Шаймуратове узнала вся Красная Армия, а чуть позднее и весь Советский Союз.

Именно в ходе оборонительных операций командир дивизии проявил незаурядные тактические умения, успешно организовывал взаимодействие артиллерии и пехоты, сочетал отступление и контрвыпады. Военачальник также отличался активным использованием войсковой разведки. 10 ноября 1942 года Шаймуратову было присвоено звание генерал-майора.

С началом наступления 112-я Башкирская кавдивизия активно используется для глубоких рейдов в местах прорыва фронта. С ноября 1942  по январь 1943 года дивизия прошла с боями на запад более 300 км и освободила более 100 населенных пунктов.

11-23 февраля 1943 года кавдивизия предприняла глубокий рейд по тылам противника, в ходе которого были уничтожены 12 тыс. солдат и офицеров противника, 28 танков, 50 орудий, освобождены 1,5 тыс. советских военнопленных. 14 февраля 1943 года генерал-майор Шаймуратов был награждён орденом Красной Звезды (его-то и передали сейчас в Башкирию), а дивизия переименована в 16-ю гвардейскую кавалерийскую.

Мужество воинов дивизии своеобразно описал немец Мейер в «Дойче цайтунг фюр Остланд»: «… Нужно добавить, что в донских степях мы вынуждены сражаться с людьми дикими, но не ведающими страха, принадлежащими к племени башкир».

Таким образом, вновь всплыл пугающий образ «диких кочевников», который был так распространён в европейских армиях на протяжении XVIII-XIX веков. Кстати, одним из наиболее ярких проявлений этого образа были башкирские полки в заграничных походах русской армии 1813-1814 гг. На конях, вооруженные луком и стрелами, «северные амуры» (так их прозвали французы) навели немало шороха на «Великую армию» Наполеона. 

Последней операцией Шаймуратова стал глубокий рейд в тыл противника с целью занять железнодорожные станции Чернухино и Дебальцево и перерезать железную дорогу Ворошиловград – Дебальцево. Несмотря на то, что успешные действия кавдивизии практически парализовали тыл противника, что позволило очистить Ворошиловград (ныне Луганск) и освободить Краснодон, сама дивизия оказалась в окружении, при выходе из которого 23 февраля 1943 года Шаймуратов погиб.

Последние минуты жизни генерала так описал гвардии майор Кадыров: «… Когда мы вместе с гв. майорами М.И. Кузнецовым и Файзи Гафаровым приближались к генерал-майору М. Шаймуратову, он уже был окружён примерно тридцатью солдатами и офицерами… Вдруг я заметил: генерал, дерущийся с фашистами с саблей в руке, упал с коня. Его конь быстро поскакал мимо нас. Двадцать отважных воинов, охранявших комдива, ведут отчаянный бой с врагом возле бездыханного тела генерала».

16-я гвардейская кавдивизия участвовала во многих сражениях стратегического значения и закончила Великую Отечественную войну в Берлине.

Сам же Шаймуратов до 1948 года числился пропавшим без вести, и лишь после специального расследования его останки были идентифицированы и перезахоронены. Однако это не стало основанием для представления генерал-майора к званию Героя Советского Союза посмертно. Минигали Мингазович Шаймуратов по-прежнему остаётся исключительно народным героем.

И – командиром героев. Шаймуратовская дивизия – абсолютный рекордсмен сухопутных войск Красной армии по количеству Героев Советского Союза: их там 78. Всего же орденами и медалями награждены 3860 воинов дивизии, из них пятеро стали полными кавалерами ордена Славы.

 

Литература

  1. 1.             Генерал Шаймуратов / сост. Давлетшина Э.Р.  Уфа, 2010.
  2. 2.             Насыров А.Х. Подвиг генерала. Уфа, 2006.
  3. Гумеров Ф.Х. Генерал Шаймуратов. Уфа, 1999.

 

Читайте также:

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 1: прийти к России

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 2: свыкнуться с Россией и сражаться за неё

Дмитрий Михайличенко. Башкиры: жизнь в движении. Часть 3: свой путь в российском поле

***

Иван Зацарин. Наказание за наивность. К 43-летию окончательного примирения СССР с США

Армен Гаспарян. История – это такая война, в ней тоже надо победить. О встрече Путина с историками

Владимир Мединский. Не надо гоняться за фальсификаторами: у нас есть своя история

Иван Зацарин. Рокоссовский, Брусилов и «Багратион». К 72-летию Белоруской операции, которая многих вылечила

Иван Зацарин. Почему все мы – русские. К 75-летию Главной Отечественной

Клим Жуков, Дмитрий Пучков. Андрей Боголюбский и Владимиро-Суздальская Русь: откуда потом взялось новое Русское государство

Иван Зацарин. «Потёмкинские деревни»: как 3D-презентацию уговорились считать «обманом»

Иван Зацарин. То, что мы делаем лучше всего. К 60-летию нашей первой ядерной ракеты

Теги: Историческая публицистика Военная история История СССР История народов России

0 Комментариев


Яндекс.Метрика