Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

На злобу дня

Чем Россия обязана канцлеру Колю?

16 июня на 88-м году жизни скончался бывший германский канцлер Гельмут Коль. Смерть известного политика, при котором произошло объединение Германии, широко обсуждается во всём мире, в том числе и историками. И неспроста – Коль давно уже стал фигурой исторической, большую политику он оставил после ухода с поста канцлера в 1998 году. Самое время вспомнить о той роли, которую сыграл покойный в окончательном закреплении той конфигурации европейских границ, которая сложилась после разгрома нацистского Рейха в 1945 году.

Кто-то может спросить: а Коль-то здесь причём? Его партия, Христианско-демократический союз (ХДС), ещё в 1970 году, когда Западная Германия после долгих колебаний подписала договоры о своих восточных границах с СССР, Польшей и Чехословакией, этим самым договорам была не рада и оттягивала их ратификацию вплоть до мая 1972-го. И после падения Берлинской стены, когда благодаря горбачёвской политике появился шанс объединения ФРГ и ГДР, теперь уже сам Коль долго медлил, чтобы подтвердить те прежние договорённости о германо-польской границе – документ в итоге подписали только 14 ноября 1990 года.

Коля можно понять – против таких договоров были многочисленные потомки тех, кого после 1945 года переселили в глубину Германии с территорий, которые вошли в состав Польши, Чехословакии и Калининградской области СССР. Эти границы прочертил в то время товарищ Сталин, международное признание они получили на Ялтинской и Потсдамской конференциях «Большой тройки». Так почему бы не покончить со сталинским наследием, которое в конце 1980-х в Восточной Европе очень решительно осуждалось?

Но канцлер выбрал именно существующие, сталинские границы. И, как теперь выясняется, проявил при этом большую политическую мудрость. Признание старых рубежей новой, некоммунистической Польши Коль жёстко увязал с новой, прозападной ориентацией польской политики вплоть до вступления в НАТО. Но при этом поляки должны были признать не только сталинскую границу с Германией, которая им нравилась и нравится, но и свои восточные границы.

В 1990 году ещё существовал СССР, и, по идее, не существовало такого вопроса. Но когда в декабре 1991 года Советский Союз перестал существовать, многие поляки, переселённые после 1945 года из Львова, Вильно и других земель, принадлежавших до Второй мировой Польше, стали надеяться на изменение границ. Надежды эти так и остались в мечтах: выполняя установку Коля, тогдашний министр иностранных дел Польши Кшиштоф Скубишевский сам проявил инициативу в вопросе восточных рубежей. Польша очень быстро заключила договоры о признании существующих границ с новыми государствами – Украиной, Беларусью, Литвой, подтверждена была и граница с Россией на калининградском участке. Многие в Польше до сих пор ругают за эти договоры Скубишевского, а надо бы Коля – жёсткая позиция исходила именно из Берлина.

Теперь же подумаем о том, что было бы, если бы этой установки канцлера не было? Киев, Минск и Вильнюс своими собственными усилиями в начале 1990-х вряд ли бы добились бы от Варшавы скорого решения пограничного вопроса. А там и до майдана какого-нибудь недалеко, и мечта многих поляков о Львове могла получить в принципе какие-то перспективы. Благодаря же Колю таких перспектив сегодня в природе не существует. Все современные сложности в восточноевропейской политике имеют свой простой и понятный ограничитель, имя которому – стабильные и нерушимые послевоенные границы.

Теги: Историческая политика Историческая публицистика Политическая история Новейшая история

0 Комментариев


Яндекс.Метрика