Россия. Военная история

Железная хватка «Багратиона»

23 июня 1944 года началась наступательная операция «Багратион»

В ходе этой операции четырьмя советскими фронтами – 1-м Прибалтийским, 3-м, 2-м и 1-м Белорусскими – было нанесено тяжелейшее поражение германской группе армий «Центр».

Операция развернулась на территории Белоруссии, Прибалтики, частично Украины и восточной Польши. ГА «Центр» на тот момент насчитывала 861 390 человек и занимала оборону на фронте 970 км (34% общей протяженности советско-германского фронта). Красной армией было задействовано в операции 2 331 700 человек.


Источник: http://encyclopedia.mil.ru

Таковы общеизвестные статистические сведения о «Багратионе». Однако события в Белоруссии летом 1944 года занимают совершенно особое место в истории Великой Отечественной войны. Прежде всего операция «Багратион» стала крупным успехом, предопределившим высокую результативность советских операций на других направлениях. Во-первых, прорыв в Белоруссии привел к обходу так называемой линии «Пантера» в Прибалтике, ставшей препятствием для развития наступления на северо-западном направлении весной 1944 года. Теперь можно было выйти в тыл «Пантеры», что и было сделано с освобождением значительной территории Прибалтики уже к осени 1944 года. Исключение составила Курляндия. Во-вторых, операция «Багратион» привела к образованию гигантской бреши на западном направлении, для латания которой немцам потребовалось изымать резервы (прежде всего танковые) из групп армий «Северная Украина» и «Южная Украина», что значительно их ослабляло. Причем брошенные с ходу в бой в Белорусии и Прибалтике эти резервы несли высокие потери, и эффективность их ввода была далека от ожидаемой. В то же время ослабление двух групп армий на Западной Украине и на подступах к Румынии дало возможность нанести по ним результативные удары. Это были Львовско-Сандомирская и Ясско-Кишиневская операции.

В итоге операция «Багратион» стала не только крупномасштабной и успешной сама по себе, но и дала импульс движению на запад – к Берлину, Вене и Будапешту для всего фронта от Балтики до Черного моря. А ведь еще весной 1944 года положение казалось немцам не таким уж плохим. Под Нарвой удалось встать в оборону, в Белоруссии держались уже несколько месяцев в обороне, на Украине удалось как-то стабилизировать фронт и даже пытаться наносить контрудары («Ильзе» под Ковелем, Тыргул-Фрумос). Большое число танковых дивизий в ГА «Северная Украина» (7 танковых дивизий) и «Южная Украина» (9 танковых дивизий) давали некий шанс на то, что новое советское наступление удастся если не остановить, то по крайней мере задержать. Летом 1944 года все эти надежды рухнули.


Атака Ил-2 на гужевую колонну немцев под Витебском, снимок с одного из атакующих самолетов. Источник: ЦАМО

Почему это произошло? Можно назвать два главных фактора. Первый – проведение Красной Армией наступательной операции на позиционном фронте на качественно новом уровне. Второй фактор — это легкомысленное ослабление германским командованием группы армий «Центр» (слабым местом были авиация и подвижные резервы). Этим промахом в полной мере и воспользовалось советское командование.

Однако это было уже потом. Для начала нужно было добиться успеха в прорыве обороны, которая стойко держала удар с октября 1943 года по март 1944-го. В ретроспективе это было продолжение немецкой концепции опоры обороны на артиллерию. Именно плотный заградительный огонь мешал продвижению советской пехоты и в 1942 году, и в 1943-1944 годах на западном направлении в целом. Также массированный артиллерийский огонь позволял немцам контратаковать, восстанавливая положение на тактическом уровне. Сокращение плеча подвоза боеприпасов из Германии только усугубляло проблему. В свою очередь танковый удар на позиционном фронте натыкался на огонь танков и САУ, включая «Тигры».


88-мм и 37-мм зенитки в разгромленной с воздуха колонне. Источник: ЦАМО

В ходе операции «Багратион» удалось переломить ситуацию. Тщательная разведка и подготовка позволили в буквальном смысле разгромить немецкую артиллерию прямо на позициях. Наиболее эффективной в этом отношении оказалась авиация, в том числе дальнего действия (АДД). Нельзя не отметить, что инициатором привлечения АДД стал Г.К.Жуков. Эффект где-то даже превзошел ожидания. В отчете о действиях немецкой 9-й армии, написанном по горячим следам летнего разгрома, прямо указывалось:

«Особенно примечательным было использование превосходящих сил авиации, которая действовала с неизвестным ранее размахом и часами подавляла нашу артиллерию, которая была практически беззащитной против безостановочных бомбежек и штурмовых атак. Тем самым главное оружие обороны в решающий момент оказалось выведено из строя».


Изрешеченные осколками авиабомб немецкие грузовики. Источник: ЦАМО

Выведя из строя артиллерию, советские войска ввели в бой танковые, механизированные корпуса и танковую армию (5 гвардейская ТА П. А. Ротмистрова). Резервов для парирования этих ударов у ГА «Центр» не было, в наличии была всего одна танковая дивизия. Ударная авиация поля боя в ГА «Центр» тоже отсутствовала. Все было сосредоточено на Украине или на Западе. Три сотни тяжелых бомбардировщиков (включая стратегические Хе-177 «Гриф»), имевшихся в ГА «Центр», были против советских танковых колонн практически бесполезными. Их вынужденно бросали в самоубийственные атаки с малых высот, но эффективность этих ударов была весьма условной. Напротив, удары советской авиации, переключившейся с артиллерии на поражение отходящих по дорогам колонн, оказались крайне результативными. По существу, ситуация 1941 года была вывернута наизнанку, теперь немцам пришлось почувствовать себя в шкуре РККА первых недель войны. Можно даже сказать, что «Багратион» стал местью за события июня 1941 года в Белоруссии.

С точки зрения ведения маневренной части «Багратиона» нельзя не отметить грамотного построения окружений с учетом местности. Лесистые районы Белоруссии были трудны для танков. Поэтому операция была распланирована на последовательное формирование трех крупных «котлов»: Витебского, Бобруйского и Минского. Причем в случае с этими «котлами» тоже имело место зеркальное отражение ситуации 1941 года: окружения германских войск оказались короткоживущими, быстро распадались, заканчивались массой пленных. Никакого длительного сопротивления не наблюдалось. Одной из причин этого стало отсутствие «воздушных мостов». Ни о каком массовом снабжении окруженных по воздуху в реалиях лета 1944 года для немцев не могло быть и речи.


Советский танк Т-70 едет вдоль разгромленной колонны. Источник: ЦАМО

Вместе с тем не следует думать, что в проведении операции «Багратион» нет ничего, вызывающего споры среди историков. Дискуссии вызывает вопрос развития операции в направлении Восточной Пруссии. Г.К. Жуков предлагал изъять из состава 1-го Украинского фронта И. С. Конева танковые армии и бросить в пробитую брешь с задачей ворваться на плечах отходящего в Восточную Пруссию. Однако это решение не было одобрено в Ставке. Наступление 1-го Украинского фронта также считалось важным, ослабление его в средствах для развития успеха сочли нецелесообразным. Тем не менее идея удара по Восточной Пруссии уже в августе 1944 года выглядит достаточно привлекательной.

Так или иначе, советское наступление остановилось после продвижения на запад на 550-600 км уже на границе Германии и в восточной Польше. Нельзя не отметить, что последним аккордом операции стал захват перспективных плацдармов на Висле, Пулавского и Магнушевского плацдармов в полосе 1-го Белорусского фронта. Именно с них начнется наступление в сердце Германии в январе 1945 года.

Обложка: https://sputnik.by


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 4113
0 Комментариев