Версия для печати

Версия

Время Свенельда: противостояние руси и славян?

X век — самый таинственный в нашей истории. Тогда в окружении славянских племен действовали и управляли ими варяги-русь, носившие неславянские имена. Какими были их взаимоотношения с местным населением? Почему имена русских князей, потомков Рюрика, уже с середины X века стали звучать по-славянски? Кажется, в этом «виноват» варяг, звавшийся Свенельдом. В фильме «Викинг» наш зритель получил о нем некоторое представление — увы, превратное. Фигура же стоит того, чтобы познакомиться с ней поближе.

Его имя в разных летописях приобрело самые разнообразные формы — Свеналъд, Свенгельд, Свиндел, Свингелд, Свентелд и так далее. Этот могущественный воевода появляется в летописи внезапно и столь же неожиданно исчезает тридцать лет спустя.

В каноническом тексте Повести временных лет, содержащемся в старейших, Лаврентьевской и Ипатьевской, летописях, он впервые упоминается в сообщении под 6453/945г. Киевский князь Игорь, мобилизовавший войска почти всех подчиненных ему народов, накануне ходил походом на греков, заключил с ними новый мирный договор, после чего вознамерился той же осенью совершить поход на древлян.

К тому его склоняла собственная дружина, говоря: «Отроки Свенельда обзавелись оружием и одеждой, а мы наги». После этого Игорь отправился в Древлянскую землю, собрал дань больше прежней, и там его "пообносившиеся мужи" творили насилие. Князю этого показалось мало; отпустив основную часть дружины домой, он вздумал походить еще и собрать больше «имения». Последовала расплата: древляне, «сдумав» со своим князем Малом, жестоко расправились с Игорем.

Важно отметить, что древляне, судя по имеющемуся в летописях перечню племен, не участвовали в походе на греков. Не участвовал в нем, судя по отсутствию его имени в мирном договоре, и этот таинственный Свенельд. Весьма вероятно, он оставался в Киеве в роли правителя на время отсутствия князя.

В Архангелогородском летописце имеются любопытные дополнения к классическому тексту Повести временных лет: еще до похода на греков «был у Игоря воевода, вместо Олега, именем Свиндел» (тот же Свенельд), и князь Игорь, после трехлетней осады взявший уличский город Пересечень, именно Свинделу отдал дань не только с уличей, но и с древлян («дасть дань деревскую»): «И стал Свиндел брать по черной кунице с дыма, и говорили бояре Игорю: "Слишком много дал одному человеку"».

Если порядок вещей с той поры не поменялся, то князю Игорю вообще не полагалось собирать дань с древлян: этот шаг был посягательством на права Свиндела-Свенельда. Но князь, побуждаемый дружиной, пошел на это нарушение и поплатился жизнью. Не исключено, что решительность древлянского князя Мала — убить киевского князя, а затем потребовать руки его вдовы, княгини Ольги — подкреплялась негласной поддержкой Свенельда.

Интерьер купе спецвагона Иосифа Сталина

Игорь берёт дань от древлян. Иллюстрация из Радзивилловской летописи

Источник: pinterest.ru


Обратим внимание: согласно Архангелогородскому летописцу, Свиндел был для Игоря «во Олга место», а согласно Повести временных лет, Олег, всего лишь родич Рюрика, занял киевский стол только потому, что Игорь Рюрикович был тогда мал. При этом «подраставший Игорь ходил под Олегом и слушался его во всем», и власть Игорю Олег не уступил вплоть до своей смерти.

Так, может быть, Свенельд — это сын и наследник Олега, а стало быть, он унаследовал от него пост правителя при князе Игоре? Он был в то время, как покажут дальнейшие события, намного моложе Игоря, которому в момент гибели было около 65—70 лет…

К сожалению, из-за недостатка информации об этом можно только гадать и выстраивать разнообразные — и при этом строго не доказуемые — версии. Но если развить эту гипотезу дальше, то выстроится следующая картина.

Свенельд, будучи наследником Олега, видимо, опирался на варягов «рода русского», перечисленных в договорах с греками и так же, как и он носивших неславянские имена. В силу этого Игорь, если он действительно хотел обрести подлинную власть, должен был опираться на «боляр» и «дружину» местного, полянского, происхождения и стремиться избавиться от варягов. Успешный поход на древлян стал бы тогда началом военного переворота.

Но Игорь погиб, и Свенельду, казалось бы, никто не мог помешать: в тот момент «Ольга была в Киеве со своим маленьким сыном Святославом и кормильцем его Асмудом, а воеводой был Свенельд, отец Мстиши». Мстиша этот больше в летописи не упоминается, хотя в разыгравшихся далее событиях наверняка играл не последнюю роль (иначе зачем было его упоминать?)

Но воевода Свенельд, надеявшийся, что древлянский князь Мал, женившись на Ольге, признает его власть, просчитался: княгиня Ольга, видимо, опираясь на поддержку полян (не варягов!), расправилась с древлянами, наложив на них «дань тяжку», после чего имя Свенельда — вместе с именем Святослава, которому княгиня по идее должна была передать власть — на долгий срок исчезает со страниц летописи. Местные славяне на какое-то время одолели русь…

Под 6472/964г. летопись начинает описывать деяния возмужавшего Святослава, и рядом с ним вскоре — спустя два десятилетия — как ни в чем ни бывало вновь возникает Свенельд, причем возникает в прежнем качестве.

Интерьер купе спецвагона Иосифа Сталина

В. М. Васнецов. «Княгиня Ольга»

Источник: pinterest.ru


Здесь необходимо отметить обнаруженный еще В.Н. Татищевым казус: летописное утверждение о Святославе как ребенке в 945 г. противоречит сообщению 6411/903 г. о женитьбе Игоря на Ольге. Даже если ей было в это время всего 10 лет, как утверждают некоторые летописи, то как она могла 35—40 лет спустя родить сына? Женщины в ту пору старели куда быстрее, чем сейчас. В распоряжении Татищева имелись летописи, относившие рождение князя Святослава к более раннему сроку. Самыми реалистичными датировками выглядят 920 или 928 год: в этом случае на момент гибели отца он являлся человеком взрослым, способным претендовать на киевский престол. Но вместо этого он оказался, согласно свидетельству Константина Багрянородного, в Новгороде. Возможно, там вместе с ним все эти годы отсиживался и Свенельд.

Доказательством того, что этот воевода восстановил свой прежний статус при Святославе, являются самые первые слова договора Святослава с греками 971 года: «Список с договора, заключенного при Святославе, великом князе русском, и при Свенельде, писано при Феофиле Синкеле к Иоанну называемому Цимисхием…» Никаких «мужей русских» или иных князей, как в прежних договорах, с русской стороны не упомянуто — только Святослав и Свенельд.

О том, что это были фигуры совсем или почти равновеликие, показывают дальнейшие события: Святослав и Свенельд возвращались к Киеву из Болгарии отдельно друг от друга, причем воевода предупреждал князя, что лучше идти не в лодьях, а на конях: на днепровских порогах дорогу ему могут перегородить печенеги. Святослав отказался, пошел водным путем, столкнулся с кочевниками именно на порогах, вынужден был спуститься к низовьям Днепра и там, пережив «глад велик», перезимовать. Весной 972 года князь пошел вновь к порогам и там погиб.

Встает вопрос: где же был в это время Свенельд, давший Святославу дельный совет? Почему он не двигался на лошадях по берегу Днепра параллельно княжеской флотилии и не помог ему разгромить печенежскую засаду на порогах?

Вопрос этот — риторический. Если называть вещи своими именами, Свенельд предал Святослава: благополучно дойдя до Киева, он ничего не сделал для того, чтобы помочь князю ни осенью 971 года, ни весной года следующего. Подмога из Киева к Святославу так и не пришла.

В столице тогда правил посаженный там еще отцом князь Ярополк Святославич. Кто бы ни был истинным виновником гибели Святослава Игоревича, фактом остается то, что Свенельд вновь занял при нем то же место, что и при его деде Игоре.

Судить об этом позволяет последний летописный эпизод с участием Свенельда. В 6483/975г. его сын Лют, выехав из Киева поохотиться, столкнулся в лесу с древлянским князем Олегом Святославичем, который счел, что тот вторгся в его угодья, и убил Свенельдича. С той поры Свенельд, желая мести, постоянно внушал Ярополку выступить походом на Древлянскую землю, и добился своего. Спустя два года киевский князь пошел войной на князя древлянского, и в столкновении под городом Вручием (Овручем) Олег Святославич погиб. «И пришел Ярополк, плакал над ним и сказал Свенельду: "Смотри, ты этого хотел!"».

Интерьер купе спецвагона Иосифа Сталина

Убийство на охоте Олегом Святославичем Древлянским Люта Свенельдича, сына киевского воеводы

Источник: pinterest.ru


История совершила полный оборот: трагедия началась в Древлянской земле — там она и закончилась. Лют Свенельдич заехал туда вряд ли случайно: он наверняка считал эту землю своей.
Больше о Свенельде не говорится ни слова. Умер ли этот престарелый варяг своей смертью или был в отместку убит Ярополком, мы не знаем. Известно лишь, что Ярополк сидел на киевском столе непрочно и пал жертвой предательства, когда его младший брат Владимир Новгородский, наняв варягов, пошел на него войной. Возможно, предатель Блуд был давним сторонником Свенельда… Кто знает?
Как бы то ни было, фигура Свенельда колоссальна. Даже если не считать его сыном Олега, место которого он занял при князе Игоре, то в момент осады Пересеченя ему не могло быть менее 15—20 лет. Датировки раннего летописания крайне зыбки, так что даже если признать, что он родился в 920-е годы — примерно, как Святослав Игоревич, — то в момент смерти Свенельду не могло быть меньше 50—60 лет (фактически лет на 10—20 больше!). Из них не менее половины времени он являлся воеводой — фактически соправителем трех русских князей. Получить такую власть молодым человеком и удерживать ее, будучи уже глубоким стариком, — случай уникальный. Объяснить его можно только тем, что Свенельда традиционно поддерживали варяги-русь. Противостоявшие ему князья, напротив, вынуждены были ориентироваться на местную знать.
Не потому ли сыновья и внуки князя Игоря, посмевшего вступить в схватку со Свенельдом и поплатившегося за это жизнью, носили славянские имена? Выбор имени — это и выбор политических союзников, готовность стать для местного населения своим. Шедшие вслед за Свенельдом варяги не оставили после себя ничего. Даже имен.


Об авторе:
Александр Васильевич Журавель – историк, специалист по древнерусскому летописанию, автор книги «Аки молниа в день дождя». Кн. 1 и 2. М.: «Русская панорама», 2010, а также цикла статей «Время русской истории» и других работ.

Литература:

Полное собрание русских летописей:
Т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1997.
Т. 2. Ипатьевская и Галицкая летописи. М., 2001.
Т. 37. Устюжские и вологодские летописи XVI-XVIII вв. Л., 1982.
Татищев В.Н. История Российская. Т. 2. М., 1963.
Фроянов И.Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI—X вв.) СПб., 1996
Шахматов А.А. История русского летописания. Т. 1. Кн. 1—2. СПб., 2003.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 19457
3 Комментария

Царенко Сергей Александрович / кандидат архитектуры (теория, история)

Спасибо автору за корректные знаки вопроса и в заглавии, и в тексте. Ведь написать "противостояние" руси и славян – то же самое, как "борьба" пруссаков с баварцами. Совр. историография (А.Кузьмин, В.Фомин, Е.Галкина, В.Скляренко, П.Толочко, С.Цветков, Л.Грот) на источниковедческом, археологическом, лингвистическом материале показывает, что древний материковый народ рос/русь/руг, в зависимости от локальной языковой среды, представлял собой не менее двух собственно этнич. групп в нескольких ареалах европ. расселения, при этом русь считалась этногенетически старшей, "знатнейшей" именно "среди славян". Следует определять, что русь вместе с антами (греч. произношение славян. эпитета *Вѣнт; сами называли себя полянами) относились к праславянскому периоду. И у руси, и у полян, политически также "прозвавшихся русью" (ибо все они помнили своих пращуров из Рутении, Таврии, Тавриды, – поклонников Великой Светлой Матери – Орс/Уша/Рша, Ruth/Rhos/Rus, крылатая "Душа Востока"), и у этнич. более "молодых" славян, их "младших" сородичей, были популярными кельтские, германские, греческие, вообще западные имена, а также имена "кавказские". Что касается вáрягов (правильное слав. ударение на 1-й слог), то в этом сословии действительно долго главенствовала славяноязычная или полугерманоязычная русь. Но к началу ХІ века, особенно "с подачи" кн. Ирины (Ингигерды), на Балтике и в Руси инициативу перехватили сканд. "варáнги", которые не имеют никакого отношения к появлению и развитию державы Русь.

Ильин Виктор Николаевич

очень верно подмечено). Автор, слава богу, не норманист. Но с русским именословом еще никто не разобрался. Если есть свои соображения на этот счет (и вообще по Руси изначальной) - пишите: ivn@rvio.org

Черемных Игорь

Рус это Ра Ас (светлый Ас), а Россия - РаАсия ... В русском счислении первая цифра ОДИН, а в русской буквице первая буква АЗ (АС).
Казалось бы выражение "Один Раз" обычная тавтология т.к. в обиходе счет может начинаться и с "Один", и с "Раз", однако, если мы добавим слово "Раз" всего одну букву "а", то все сочетание "Один Раз" становится совершенно понятным Один Ра Ас (Первый светлый Ас).
И о "славянах"... Вообще-то, русы воевали не со славянами, а с древлянами... Славяне это просто этноним одного из множества племен говорящих на диалектах Асов Ирия из СибИрии (места разделения гаплогруппы R1 на R1a1 и R1b1 и распространения их по всей Евразии.

К Игорь

Можно и мне немного пофантазировать?
История, тем более "начальная" полна противоречий, она во многом путана(я).
Что мы точно знаем, на что можно точно опереться в своих рассуждениях, как на "фундамент", основу?
На что-то, что "не шатается" буквально "под ногами".

Мы знаем, что примерно с этим, начальным периодом нашей истории, связано что?
Первое - формирование "древнерусского" государства.
Что там было в нём "русского", пока оставим.
Второе - примерно в это же время, происходила смена религиозного пантеона, появилось единоверие.

Ясно одно, эти события между собой были связаны.

Как, когда, непосредственно "сразу" или на длительном отрезке времени, на самом деле мы не знаем, уже потому, что всё, что мы "знаем", мы знаем только лишь со слов "священнослущителей", то есть "одной стороны" в интересах которой было "поддерживать" нарождающееся государство.
(Что на самом деле представляло из себя это, так называемое "государство", вопрос отдельный, глобальный и пока его можно оставить).

К чему я это?

Если попробовать "связать в одну цепь" - формирование государства, религиозное подчинение с необходимостью СМЕНЫ ИМЕНИ при обряде крещения, то возможно и отпадёт сам собой "вопрос" - как, откуда и почему, неожиданно исчезли "варяжские" имена и появились "славянские".

А "славянские" ли они?
А имена "Иван", "Павел" и т.д. некоторые ведь тоже считали или считают "славянскими".

Но, пришла новая религия - пришли и новые имена и "принесли" их теже "носители", что и позже стали летописцами "славянских событий".

Но, если они "славянами" ("летописцы", и "воеводы", "князья" тоже) НЕ были, то в чьих "интересах" они действовали и "писали Историю"?

Уж точно, не в "славянких", а все прочие источник информаци, и прежде всего "славянские", были попросту уничтожены.
Даже не буду "гадать", почему.)