История оружия

Три войны русской «Пантеры»

5 августа 1916 года в состав Балтийского флота вошла подлодка, которой суждено было стать первой результативной субмариной советской России

В мировой истории есть единственная подлодка, которая прошла три войны, – русская субмарина «Пантера». Она вступила в строй 5 августа (23 июля по ст. ст.) 1916 года, прошла две кампании Первой мировой войны, участвовала в Гражданской, став первой результативной советской подлодкой, и с первого до последнего дня была участницей Великой Отечественной, в начале которой пополнила список своих побед.

Подводные хищники

Такая долгая служба «Пантеры» определена в первую очередь конструкцией лодки. Имя свидетельствует, что лодка строилась по одному из самых удачных русских проектов подводных лодок начала ХХ века — тип «Барс». Восемнадцать таких субмарин служили на Балтике, среди них были как головная лодка серии — собственно «Барс» (пропавший без вести в 1917 году), так и подлодка «Волк», ставшая самой результативной русской подлодкой Первой мировой войны. В этой же серии была заложена и «Пантера», которой еще только предстояло пережить почти все остальные лодки проекта.

Подводная лодка «Барс» — первая из 23 лодок этого проекта, к которому относилась и «Пантера»

Подводная лодка «Барс» — первая из 23 лодок этого проекта, к которому относилась и «Пантера»

Источник: laststandonzombieisland.files.wordpress.com


«Пантеру» включили в списки кораблей Балтийского флота 11 октября (28 сентября по ст. ст.) 1913 года. Закладка лодки состоялась почти год спустя – 16 (3 по ст. ст.) июля 1914 года, за полмесяца до вступления России в Первую мировую войну. Строительством лодки должен был заниматься ревельский завод «Ноблесснер», но реальное положение дел за планами не поспевало: предприятие еще только строилось. Чтобы флот не ждал новую лодку слишком долго, строительство корпуса «Пантеры» передали на Санкт-Петербургский Адмиралтейский завод, где изготовили полностью, собрали, после чего вновь разобрали и перевезли на наконец-то открывшийся завод в Ревель (нынешний Таллин). Там лодку опять собрали, в апреле 1916 года спустили на воду и дооборудовали.

Общий вид подводной лодки «Пантера»

Общий вид подводной лодки «Пантера»

Источник: navy.su


За это время «Пантера» успела 30 (17 по ст. ст.) марта 1915 года войти в состав 2-го дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря. А 5 августа 1916 года она наконец вступила в строй. К этому времени на Балтике уже вовсю несли службу обогнавшие ее шесть лодок того же проекта: построенные в Петрограде «Барс», «Гепард», «Вепрь» и «Волк», а также две лодки ревельской постройки — «Тигр» и «Львица».

Первый командир «Пантеры»

Первым командиром «Пантеры» в августе 1915 года стал старший лейтенант Георгий Палицын. «Пантера» была его второй лодкой: до нее он семь лет – с 1908 по 1915-й – командовал подлодкой «Стерлядь» типа «Сом».

В ряды русского подплава лейтенант Палицын, выпускник Морского корпуса 1903 года, попал вскоре после Русско-японской войны, в которой он участвовал сначала в качестве судового ревизора на миноносце «Внимательный», а после гибели корабля – командиром морских орудий на батарее «Лесной редут» в Порт-Артуре. Воюя на Дальнем Востоке, молодой офицер проявил такую храбрость, что получил очередное звание «за отличие в военное время», а также всего за один 1904 год четыре (!) ордена — Святого Станислава 3-й и 2-й степеней и Святой Анны 4-й и 3-й степеней.

Подводная лодка «Пантера» в Кронштадте, кампания 1916 года

Подводная лодка «Пантера» в Кронштадте, кампания 1916 года

Источник: profilib.net


Через два года после окончания Русско-японской войны Палицын становится слушателем Учебного отряда подводного плавания в Либаве – первой школы русского подплава. Пройдя обучение, в 1908 году служит на лодке «Стерлядь»: сначала помощником командира, а с декабря того же года – командиром. На этой лодке Георгий Палицын встретил Первую мировую войну, а вскоре перешел на «Пантеру». Две боевых кампании Первой мировой войны — 1916-го и 1917 годов — не были для «Пантеры» результативными. Лодка совершила десяток боевых походов, но о потопленном судне командир лодки Георгий Палицын, к тому времени уже капитан 2 ранга, доложил лишь однажды (и то без подтверждения).

Октябрьскую революцию «Пантера» встретила в Ревеле: ее командир одновременно занимал должность начальника 2-го дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря. К этому времени Георгий Палицын окончательно разошелся со своими подчиненными в политических пристрастиях: почти весь экипаж лодки принимал участие в революционных событиях, а командир сохранял верность государю, что и стоило ему сначала должности, а потом и жизни.

Командир подводной лодки «Пантера» Александр Бахтин, 1919 год

Командир подводной лодки «Пантера» Александр Бахтин, 1919 год

Источник: bachtin.tilda.ws


«Пантера» надолго пережила своего первого командира. В 1918 году она перешла на службу в революционный Балтийский флот, в составе которого участвовала в легендарном Ледовом походе из Гельсингфорса (Хельсинки) в Кронштадт. Поход дорого дался лодке: к месту назначения она пришла на буксире, имея тяжелые повреждения. Но кронштадтские корабелы быстро подлатали субмарину, и вскоре она уже вышла в новый боевой поход.

Под красным флагом

Самым активным временем для «Пантеры» в годы Гражданской войны стал 1919 год, за который она совершила четыре боевых похода и навсегда вписала свое имя в летопись советского подводного флота, став первой советской субмариной, записавшей на свой счет торпедированный вражеский корабль. Произошло это во время последнего боевого похода 1919 года, продолжавшегося с 31 августа по 1 сентября.

Подводная лодка «Комиссар» (бывшая «Пантера») на службе в РККФ, начало 1930-х, Кронштадт

Подводная лодка «Комиссар» (бывшая «Пантера») на службе в РККФ, начало 1930-х, Кронштадт

Источник: topwar.ru


Во второй половине 31 августа «Пантера» встретила сначала один, а затем и второй английский эсминец, но сразу атаковать их не решилась. Ее торпеды были выставлены по глубине так, что могли пройти под килем целей. Лишь через три часа, когда вражеские корабли встали на якорь у острова Сескар (78 км к западу от Кронштадта), командир лодки Александр Бахтин решил, что складываются идеальные условия для атаки. В начале десятого вечера «Пантера» выстрелила по одному из эсминцев двумя торпедами. Первая прошла мимо, вторая попала в цель, потопив, как потом выяснилось, спущенный на воду 29 октября 1917 года один из лучших британских эскадренных миноносцев типа V «Витториа».

Сразу после попадания лодка нырнула и, буквально скребя килем по дну, чтобы не погибнуть под выстрелами со второго эсминца «Вералам» (того же типа V), отошла в сторону. Дождавшись темноты, экипаж хотел убедиться в успехе своего залпа, но при попытке всплыть «Пантера» попала в лучи прожектора британского корабля и вынуждена была больше суток уходить от преследования в подводном положении. Позже в своем докладе Александр Бахтин писал: «К тому времени давление в лодке поднялось настолько, что стрелка барометра вышла за пределы шкалы (свыше 815), воздух был испорчен значительно, спичка не горела, дизеля плохо забирали, и дышать было крайне затруднительно. Лодка пробыла под водой 28 часов, не освежая воздуха, что является, кажется, рекордом для наших лодок. Пройдено под водой около 75 миль, следовательно, использован почти весь район подводного хода».

Новое ограждение боевой рубки подлодки Б-2 (бывшая «Пантера»), вторая половина 1930-х годов, Кронштадт

Новое ограждение боевой рубки подлодки Б-2 (бывшая «Пантера»), вторая половина 1930-х годов, Кронштадт

Источник: sovboat.ru


За первую победу в истории советского подплава именными часами были награждены 18 членов экипажа «Пантеры», в том числе и ее командир. Еще через четыре года за свою успешную атаку выпускник Морского корпуса и Либавского учебного отряда подводного плавания Александр Бахтин первым из подводников СССР получил орден Боевого Красного Знамени. Он стал его четвертой наградой, три других (орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантами и 2 ордена Святой Анны – 3-й и 4-й степеней) в годы Первой мировой войны Бахтин получил будучи мичманом, а потом лейтенантом во время службы старшим помощником на легендарной подлодке «Волк».

В 1926 году выпускник Военно-Морской академии РККФ Александр Бахтин был арестован вместе с 22 другими бывшими офицерами Российского императорского флота, осужден, отправлен в лагерь (позже заменен ссылкой). В 1931 году Бахтин был уже на свободе, но от подхваченного в заключении туберкулеза скончался. Так в истории «Пантеры» появился еще один капитан, которого пережила эта лодка.

К тому времени субмарина, продолжавшая служить на Балтике, успела получить новое имя — «Комиссар». Она была одной из девяти балтийских подлодок типа «Барс», которые после октября 1917 года перешли на службу в Красный флот и пережили Гражданскую войну. Вместе с «Пантерой» под красным флагом ходили лодки «Волк», «Змея», «Кугуар», «Леопард», «Тигр», «Тур», «Угорь» и «Ягуар». В 1920 году подлодка получила новый бортовой номер — 4, годом позже была переименована в ПЛ №5, а еще через год, в 1922-м — собственное имя «Комиссар». В сентябре 1934 года лодка получила новый боевой индекс — Б-2 и встала на модернизацию на Балтийском заводе. К тому времени, когда она в марте 1935-го вновь вышла в море, в строю из ее систершипов остались только «Ягуар», ставший Б-4, «Леопард» (Б-7) и «Тур» (Б-8).

Музейный экспонат

Пять лет спустя Б-7 и Б-8 исключили из списков советского ВМФ. Дольше всех прослужил «Ягуар», хотя воевать ему больше не пришлось: в 1936 году его переформировали в плавучую зарядовую станцию ПЗС-4, в качестве которой он и служил до 3 ноября 1956 года. А «Пантера» оставалась в строю до августа 1942 года! В июле 1941 года она вышла в свой последний боевой поход, а два месяца спустя записала на свой счет сбитый огнем ее комендоров немецкий бомбардировщик.

Казенная часть носового торпедного аппарата подлодки «Пантера», хранящаяся в Центральном военно-морском музее в Санкт-Петербурге

Казенная часть носового торпедного аппарата подлодки «Пантера», хранящаяся в Центральном военно-морском музее в Санкт-Петербурге

Источник: picturehistory.livejournal.com


В мае 1943 года «Пантеру» переименовали в ПЗС-1, и до июля 1955 года она обеспечивала деятельность более современных лодок. А в августе ее сдали для разделки на металл. Но не всю: носовой торпедный аппарат, из которого лодка произвела свой знаменитый выстрел 31 августа 1919 года, по сей день демонстрируется в Центральном военно-морском музее в Санкт-Петербурге – как символ первой победы советских подводников и как дань уважения тем, кто в начале ХХ века создавал первые русские боевые субмарины.

Обложка: «Потопление подводной лодкой Балтийского флота «Пантера» английского эскадренного миноносца «Витториа» у острова Сескар. 31 августа 1919 г.». Картина художников-маринистов Н. Бубликова и Г. Горшкова, 1949 год, из фондов Центрального военно-морского музея. Источник: ru.wikipedia.org


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 2347
0 Комментариев