Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Комментарий

Правительство и аллергены - кто-то что-то напутал

РБК выдал свой прогноз на будущее кабинета министров, рассчитанный на основании доклада фонда «Петербургская политика». И прогноз этот наделал много шума из-за своей спорности, так как все выводы в нем делаются не исходя из каких-то сложных политологических схем или знания ситуации изнутри, а исходя из показателей «Медиалогии», то есть упоминаний тех или иных фигур правительства в новостях – как много их, сколько положительного или негативного. То есть будущее правительство полностью отдали на откуп СМИ. Правильно ли это? Давайте разбираться.

Сразу стоит сказать, что РБК только растиражировал указанный прогноз, а не стал его автором, так как в опубликованном материале отсутствует какой-либо критический анализ доклада фонда «ПП», а только его пересказ. Единственным же экспертом фонда «Петербургская политика», по сути, является его директор, молодой политолог Михаил Виноградов. Другие эксперты или члены указанной организации нам неизвестны. Сам фонд специализируется на анализе и прогнозах политической и экономической ситуации в стране. Но степень доверия к его исследованиям не особо высока. Большую их часть занимает рейтинг политической устойчивости регионов, который ни о чем реально не говорит и ни на что не влияет: это просто мнение, которое никак не подтверждается и не опровергается. А вот реальные прогнозы трещат по швам.

Вот, скажем, рейтинг наиболее вероятных кандидатов в президенты РФ возглавил Дмитрий Медведев... Что можно сказать об этом рейтинге, если избираться президентом будет Владимир Путин? А что следующий кандидат именно Медведев, не требует никаких дополнительных рейтингов. А вот вариант, что на восьмом месте преемников оказался Рамзан Кадыров, а чуть ниже Алексей Навальный, – это просто смешно и не выдерживает никакой критики. Предпринимателя Абубакара Арсамакова ранее фонд называл на парламентских выборах выдвиженцем от Республики Крым, хотя он возглавлял эсеров в Воронежской области. Главным политическим событием мировой политики в ноябре фонд «Петербургская политика» назвал смену власти в Зимбабве... Наверное, для Зимбабве это и главное событие, а для остального мира – нет. А еще можно посмотреть старый рейтинг выживаемости губернаторов от 2013 года, чтобы понять эффективность таких прогнозов. Эксперты фонда называют слабый рейтинг смоленского губернатора Островского, на пороге 2018 год – он все еще губернатор. Василий Голубев (Ростовская область) – то же самое. Олег Королев в Липецкой области тоже никуда не ушел. Турчак (Псковская область) покинул пост только четыре года спустя. Что это? Какова ценность такого прогноза? Это просто гадание на кофейной гуще – совпало или не совпало.

Но почему «Медиалогия» выбрана отправной точкой обсуждаемого анализа? Все просто. Виноградов и «Медиалогия» долгие годы успешно сотрудничают, раздавая реверансы друг другу. Вот и в этот раз была подгадана удачная почва для выхода доклада, когда все говорят о выборах президента и забывают про следующее политическое событие – назначение нового кабинета министров. Виноградов и его фонд воспользовались информационным вакуумом и удачно разместили новость. К тому же система «Медиалогии» делает большинство работы, на данных которой и базирует свои исследования фонд. Берется количество публикаций, и делается ранжирование по степени позитивности – вот и весь секрет.

Примерно так же получилось и с министрами. Если СМИ пишут много и хорошо – значит, будет министром. Пишут много и плохо – не будет. Ничего не пишут – все равно будет, потому что без новостей – это уже позитивная повестка. При этом надо понимать, что все новости делятся строго на негативные и позитивные, а количество публикаций зависит от популярности новости. То есть доложил министр что-то президенту – хорошая новость, много публикаций. Открыл новую спортивную школу – хорошая новость, но мало публикаций. Испачкал костюм министр – плохая популярная новость. Распределение идет «автоматом», согласно скрытым алгоритмам, в основе которых встречаемость тех или иных слов-маркеров в публикации. Негативные слова – все плохо. Хорошие – хорошо. Качественный анализ новостей при этом не проводится.

Все это видно на конкретном примере. По таблице упоминаемости министров за последние три месяца шестикратное преимущество; почти столько же, сколько у всех остальных министров, вместе взятых, у министра культуры Владимира Мединского: 4400 сообщений, из которых 3400 негативные. Но за указанный период у Мединского не было скандалов, где бы он был представлен в негативном свете. Немного зацепила история с диссертацией, которая благополучно для министра закончилась. Еще был Райкин, но там тоже досталось именно Райкину. Был еще Кобзон – аналогично. Где тут негатив? «Медиалогия» и фонд чисто механически посчитали все эти истории негативом именно против конкретного министра, но это не так. Это так же, если бы Мутко засчитать несколько тысяч негативных публикаций, упоминай его СМИ в вопросах допуска российской сборной на Олимпиаду.

На основе таких более чем сомнительных данных успешными министрами с высокими шансами попадания в новый кабинет стали: Колобков, Новак, Козак. Якобы о них больше всего положительных публикаций в СМИ. Вот только являются ли они самыми популярными министрами (вице-премьерами)? Нет. Об их деятельности известно меньше всего. И сами авторы доклада это понимают, так как показывают большой перевес негативных материалов в СМИ о Дворковиче, а при этом отдают ему место кандидата в премьеры.

Но ключевое место во всем этом «исследовании» – характеристика министров. Начнем с «аллергенов» – главных кандидатов на выбывание, по мнению фонда.

Министр образования и науки Ольга Васильева. Будучи призванной олицетворять альтернативный Д. Ливанову полюс в сфере образования, она не оказалась до конца принятой консервативной отраслью, крайне сдержанно относящейся к попыткам как собственной модернизации, так и очевидной архаизации. Подчеркнутое недовольство министра доставшимся ей наследием подталкивает ее к ревизии и критике результатов образовательной политики 2000–2016 годов, что вступает в противоречие с пропагандистскими задачами позиционирования этих лет как «золотой эпохи». Васильева может и не была полностью принята отраслью, но это совсем не значит, что она накапливает скандалы и становится отдушиной. Рейтинг в СМИ у Васильевой как раз неплохой. К тому же Путин всегда дает поработать и так быстро не отбирает портфель даже у совсем слабых министров.

Министр культуры Владимир Мединский. Конфликтогенность министра в сочетании с самоощущением отрасли как теряющей былой статус в глазах государства и общества объективно делает Мединского уязвимой персоной, тем более что его достижения за время работы министром носят заведомо дискуссионный и небесспорный характер. Скандалов в отрасли действительно много, но далеко не все из них связаны с Мединским; скажу больше, в самых громких конфликтах министр культуры занял созидательную и конструктивную позицию, будь то скандалы в Большом театре, «Тангейзер» или арест Серебренникова. А вообще, не говорят только о покойниках, а раз говорят о культуре, значит, она жива. Если говорить про достижения, то это первый министр в отрасли, у которого есть достижения. Наверно, не все было сделано, но нет ничего, где бы при Мединском произошло ухудшение. Фильмов отечественных стало больше, и они стали лучше, оживает мультипликация, государственные музеи гремят своими выставками, молодые исполнители поддерживаются, в регионах восстанавливаются сельские дома культуры, внутренний и въездной туризм бешено развивается, зарплаты растут. Что тут небесспорного? Где те критерии, которые не позволят Мединскому сохранить свой пост? Вновь прогноз мимо.

Вице-премьер Виталий Мутко. Несмотря на очевидные успехи, связанные с устранением «шероховатостей» при подготовке Олимпийских игр в Сочи и чемпионата мира по футболу в России, оказался одним из символов, подтверждающих стереотип об «утрате былой спортивной славы», а также о неудачных действиях РФ в олимпийском движении (как сторонники бойкота зимних Олимпийских игр, так и подозревающие российскую сторону в допинговых нарушениях относятся к персоне Мутко с очевидным отторжением). По сути, В. Мутко оказался заложником контраста между подогреваемым пропагандой (в том числе спортивной) представлением о «былом величии советского спорта» и имеющимися результатами, воспринимаемыми обществом как несоразмерные общему «величию» России. Уход Мутко с поста министра оказался практически незамеченным. Главным аргументом в пользу сохранения В. Мутко в должности остается необходимость проведения чемпионата мира по футболу – 2018, однако достаточно успешное сооружение спортивной инфраструктуры постепенно снижает тревоги относительно его возможного «срыва». Нужно ли напоминать, что Мутко после скандала с допингом пошел на повышение? Да, в спорте у нас много проблем, и злость за происходящее на Олимпиадах присутствует, но насколько сильно это отражается на политических элитах? Сомневаюсь, что кто-то там винит Мутко именно за допинговый скандал.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин. Дефицит достижений в космической отрасли весьма чувствителен для общественного мнения, а другие курируемые Рогозиным сферы (например, оборонно-промышленный комплекс) в большей степени ассоциируются с Министерством обороны. Сильными сторонами вице-премьера являются отсутствие стремления перетянуть на себя славу за позитивные результаты в работе ОПК, а также ниша радикала, периодически востребованного во внешнеполитической риторике. В то же время нехватка связанных с персоной вице-премьера достижений может оказаться уязвляющим фактором с точки зрения имиджа будущего кабинета. Все, что можно вменить в вину Рогозину, – это проблемы в Роскосмосе. Если говорить про обычные вооружения, то тут нет каких-то видимых серьезных проблем. Все новинки успешно опробованы в Сирии. У Рогозина есть определенная слава, связанная с его былой политической деятельностью, и в нее прекрасно укладывается даже история с таксой. Нисколько его имидж от этого не потерял.

Поэтому этот список «аллергенов» скорее для красного словца. Так в фонде «Петербургская политика» хотят отметить тех, кому достаются все шишки. Но те, кто их получает, скорее всего, по этой причине и нужны. Логики в том, чтобы убирать наиболее значимых медийных фигур, нет совершенно. Скорее наоборот. Такие люди нужны, и у них вполне может быть карьерный рост. Так как если не будет Рогозина и Мединского, то СМИ начнут уделять больше внимания другим членам правительства, и тут всплывут реальные болевые точки: например, дороги, экономика, правоохранительные органы, ЖКХ. Именно эти отрасли больше всего беспокоят население. Вот и получается, что перед нами странное, нелогичное «исследование» с очень натянутыми категориями. Если это считается образцовым, серьезным докладом, то с политологией у нас в стране все плохо.

3 Комментария

Мотанович Зоран

все эти эксперты только по телевизору говорят складно, все это просто мнения, которых с истиной ничто не роднит

Князев Иван

Какие-то в этом фонде дурачки работают, или косят под них. В России в части политики все решает Путин. Видел я последний отчет Мединского ему. Очевидно же, что президент им доволен, таких не убирают.

Cлавный малый

Прочитал этот доклад - совершенно с ним не согласен, просто потому, что тут и не пахнет исследованием, это какие-то суждения непонятно на чем основанные