Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Где правда?

Правда и вымысел «Семнадцати мгновений весны»

Ветеран-разведчик Виталий Коротков рассказал о том, кем мог быть Штирлиц в реальной жизни, кто из советских агентов на самом деле дослужился до высоких постов в гестапо и к кому обратилась за советом Татьяна Лиознова, чтобы снять роды радистки Кэт.

11 августа 1973 года на советские киноэкраны вышел фильм «Семнадцать мгновений весны», и сразу стало понятно, что он будет культовым.

В основу военной драмы о советском разведчике, внедренном в гестапо, был положен одноименный роман писателя Юлиана Семенова. Съемки картины велись в Москве и Риге, в Грузии и ГДР… В общей сложности работа над фильмом продолжалась около трех лет.

Изначально премьера фильма была запланирована на май 1973 года – картину хотели приурочить ко Дню Победы. Но в итоге из-за визита Брежнева в ФРГ премьеру было решено отложить. Первый показ принес картине колоссальную популярность и всенародную любовь, поэтому уже через три месяца было решено устроить повторный показ «Семнадцати мгновений».

Т.М. Лиознова и В.В. Тихонов

История о разведчике Максиме Исаеве, работавшем в германской внешней разведке под псевдонимом Макс Отто фон Штирлиц, стала классикой советского кинематографа, да и сам главный герой стал нарицательным и даже превратился в персонажа многочисленных анекдотов. Именно по фильму Татьяны Лиозновой многие из нас составили впечатление о том, каким был «идеальный» советский разведчик, как выглядели офицеры СС и что происходило в высших эшелонах власти Третьего рейха весной 1945 года.

Во многом здесь надо отдать должное блестящей игре Вячеслава Тихонова, который идеально попал в образ расчетливого, хладнокровного, но при этом не лишенного эмоций шпиона. Очевидно, что Штирлиц – это образ собирательный, однако это отнюдь не означает, что у него не было прототипа в реальной жизни, а точнее… прототипов! 

Тем не менее здесь, как и в любом историческом кино, есть место некоторым неточностям. К примеру, военная форма немецких офицеров, показанная в «Семнадцати мгновениях», – да-да, та самая красивая черная форма, один вид которой вызывает у многих трепет и ужас, – вовсе не соответствует той, которую действительно носили в СС. Точнее, такая форма была, только еще до начала Второй мировой войны.

О том, с кого мог быть списан образ знаменитого разведчика, почему встреча Штирлица с женой выглядит не совсем правдоподобно и о чем создатели фильма консультировались со шпионкой, родившей нескольких детей «под прикрытием», порталу «История.РФ» рассказал ветеран Службы внешней разведки России, полковник в отставке Виталий Коротков.

«Сцена свидания с женой кажется невероятной»

– Виталий Викторович, вы проработали в советской разведке 40 лет – страшно представить, какой это большой срок! Вы, как никто другой, имеете право оценивать фильмы о работе наших разведчиков. Скажите, на ваш взгляд, насколько образ советского спецагента, показанный здесь, соответствует действительности?

– Ну вы же прекрасно понимаете: работа – это работа, а творчество – это творчество. Этот фильм сделан очень здорово, блестяще написан сценарий. Что там звучит не совсем правдоподобно?.. К примеру, сцена свидания Штирлица с женой – она кажется, конечно, совершенно невероятной. Но, тем не менее, я знаю, что такие вещи осуществлялись! И, скажем, поездка и выброс в Швейцарию – это, конечно, очень рискованная операция. Но я знаю, что у нас осуществлялись и другие не менее рискованные операции.

– А почему встреча Штирлица с женой вам кажется неправдоподобной?

– Просто это крайне сложное предприятие, несущее в себе определенные риски. Но, естественно, это было сделано, чтобы морально поддержать Штирлица, показать, что о нем заботятся, заботятся о его семье. Конечно, с точки зрения идеологии это очень важный и красивый ход. И я знаю, что такие вещи делались в реальности.

– А был ли, на ваш взгляд, у Штирлица реальный прототип? Я вычитала массу версий: кто-то считает, что образ Максима Исаева списан с агента Вилли Лемана, кто-то убежден, что Штирлицем в жизни был Ян Черняк, а также Николай Кузнецов, Анатолий Гуревич, Исай Боровой. Кстати, упоминается и фамилия Коротков – не о вас ли речь? 

– Это мой однофамилец, Александр Михайлович Коротков! Мы друг друга хорошо знали, были очень близки. Он был одним из моих учителей и шефов.

– Думаете, он мог быть прототипом Штирлица?

– Конечно, Александр Михайлович мог быть очень близок к этому герою. Тем более что в начале своей работы в разведке он находился на нелегальном положении, работал во Франции, в Германии… Так что он вполне мог быть прототипом Штирлица.

Полковник А.М. Коротков и генерал-полковник Г.Ю. Штумпф

«Попал в РСХА и… дорос до руководителя реферата!»

– Многие критикуют создателей фильма за один момент: Штирлиц имел звание штандартенфюрера, что у нас соответствует полковнику. Не совсем понятно, как разведчик мог дослужиться до такого высокого звания, не занимая никакой важной должности и являясь простым рядовым сотрудником. Не кажется ли это странным? И интересно узнать, какие звания обычно занимали советские агенты в гестапо?

– Вы знаете, я долгое время работал с одним человеком по имени Хайнц Фельфе. Он уже в послевоенное время работал с нами в западногерманской разведке. А в годы войны, окончив пару курсов Берлинского университета, он попал в 6-е управление РСХА – к тому самому Шелленбергу, начальнику внешней германской разведки. И через пару лет он дорос там до руководителя реферата по Швейцарии! И даже те переговоры, которые велись в Швейцарии с Алленом Даллесом (руководитель резидентуры Управления стратегических служб США в Берне в годы Второй мировой войны. – Прим. ред.), проходили через него.

– Ему удалось, как и Штирлицу, избежать провала?

– Он долгие годы работал с нами, а потом, к сожалению, был арестован. Это произошло в 1961 году. Позже Фельфе написал книгу, в которой описал свою работу у Шелленберга. Так что вот, пожалуйста, вам пример: человек, работавший в управлении у Шелленберга, возглавлял швейцарский реферат. Он блестяще работал там, а потом стал нашим человеком и оставался им до последних дней. Мы с ним переписывались до самого дня его смерти…

Х. Фельфе

«Консультант по части родов»

– Интересно, а были прототипы у других героев фильма о Штирлице? Я слышала, что создатели картины консультировались с настоящими разведчиками во время съемок. Может быть, с них списаны и другие образы?

– Здесь могу рассказать о еще одной нашей разведчице – это Анна Филоненко-Камаева. В ее семье было трое детей, и двоих из них она родила, находясь на нелегальном положении – в Китае и Латинской Америке. И Татьяна Лиознова, режиссер фильма «Семнадцать мгновений весны», обратилась к ней, попросив рассказать, как рожают наши разведчицы за границей. И Камаева рассказала ей о своем опыте. Таким образом, она стала консультантом по части родов. Это очень помогло написать сценарий для сцены, где рожает радистка Кэт.

А.Ф. Филоненко-Камаева

– Позвольте еще один вопрос в заключение – он, наверное, будет самым сложным, но важным. До сих пор вызывает споры вопрос о том, насколько наша страна была готова к войне в 1941 году. И многие упреки отправляются в том числе в адрес нашей внешней разведки: якобы «проспали» начало войны. Но ведь секретные сведения, насколько я знаю, оперативно поступали, и из разных каналов? О подготовке Германии к нападению на СССР советская агентура никак не могла не знать… Или все-таки могла?

– Я могу сказать вот что. Еще до войны Артур Христианович Артузов, когда он стал шефом разведки, ориентировал разведку на работу на перспективу, то есть на поиск людей перспективных с точки зрения их развития. В то время как раз была приобретена так называемая Кембриджская пятерка (ядро сети советских агентов в Великобритании, завербованных в 30-х годах XX века в Кембриджском университете. – Прим. ред.). Их вербовщиком был Арнольд Дейч, чье имя редко упоминается. Тем не менее Кембриджская пятерка – это его работа, и не только она. Таким образом, к началу войны советская разведка располагала ценнейшей агентурой, в том числе в Германии. Взять хотя бы того же Вилли Лемана, который был одним из начальников отдела гестапо – он был нашим агентом! Он информировал нас о производстве Германией ракетного оружия, о производстве новых типов танков, о подготовке Германии к войне. Это о чем-то говорит, правда ведь?..

А.Х. Артузов

Кстати, прямо сейчас вы можете посмотреть фильм о главном закадровом герое «Семнадцати мгновений весны» на портале «Культура.РФ», который создан Министерством культуры Российской Федерации.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 550
2 Комментария

Andriyashkin Oleg

Все хорошо и интересно. Только нужно уточнить и исправить в двух местах: Штирлиц не служил в гестапо. Он, как тоже упомянуто в статье - был сотрудником SD (SD-Ausland) - службы внешней разведки (6 отдела Главка (управления имперской безопасности) с начальником Вальтером Шелленбергом....
К гестапо эта служба не имела никакого отношения (шефом гестапо - это 4-е управление Главка, шеф там был Мюллер).
Это были взаимно конкурирующие и не любящие друг-друга службы.

Удивляться тому, что Штирлиц - штандартенфюрер (полковник -и в немецкой, кстати армии) не стоит. По логике романа, должность Штирлица примерно соответствует уровню "специального агента" ФБР или "следователя по особо важным делам" в нашем понимании - он командует следователями в фильме, - значит - он выше по должности...

Sychkov Max

Andriyashkin Oleg, комментарий к статье лучше чем сама статья.