Версия для печати

История оружия

Первое русское регулярное оружие: как Петр I добавил армии огня

Создавая новую армию, будущий император России задумал вооружить ее по-новому

Эпоха петровских свершений среди множества иных важных новшеств дала России новую армию, довольно быстро ставшую одной из самых сильных в Европе. Такой результат был невозможен без применения новой для русских войск тактики ведения боевых действий, которая требовала и нового оружия. Поскольку основным родом войск в то время оставалась пехота, то и новые образцы вооружения — легкие, дальнобойные и скорострельные — требовались в первую очередь именно ей. Так русская армия и получила петровские фузеи — гладкоствольные ружья, на век с лишним ставшие главным оружием русской армии.

Фузеи пехотных полков петровской армии в разные годы: а) 1701 года; b) 1710 года; с) 1717 года; d) 1723 года

Фузеи пехотных полков петровской армии в разные годы: а) 1701 года; b) 1710 года; с) 1717 года; d) 1723 года

Источник: memorandum.ru


Откуда есть пошла фузея

Нельзя сказать, что до Петра Великого в России не знали, что такое фузея. Ружья с ударно-кремневыми замками начали широко распространяться в Европе в начале XVII века. Довольно скоро они добрались и до русского царства, скорее всего, с войсками Речи Посполитой, и потому вместе с новым типом оружия было заимствовано его польское название – fuzja, восходящее к французскому слову «fusil», то есть «ружье». Более легкое и удобное, чем мушкет, это оружие гораздо лучше подходило для масштабного перевооружения армии, которое было затеяно Петром I. Так что первые русские фузеи появились еще до начала Северной войны. В 1695 году в Туле выпустили партию в 1000 стволов этого типа оружия, правда, еще с импортными, шведскими замками: разработка собственных ударно-кремневых замков в России к тому времени не была закончена.

Но такие масштабы производства не могли удовлетворить русскую армию, готовившуюся воевать, а вскоре и вступившую в свою первую крупную войну XVIII столетия. Армия нуждалась в десятках и сотнях тысяч фузей. Поэтому в первое время почти половина штатного армейского вооружения, поступавшая в Оружейную палату, была импортной: купцы везли из-за границы как уже готовые фузеи, так и отдельные стволы к ним и даже отдельные замки. Все это никак не помогало решить главную задачу: обеспечить армию единообразным вооружением, наличие которого существенно облегчало снабжение. Разнобой в системах оружия и даже его калибрах приводил к тому, что отливкой пуль для своих ружей многим солдатам приходилось заниматься самостоятельно. Для оружия одного типа и калибра эту работу можно было сосредоточить в полковых мастерских, и это обеспечило бы войска гораздо большим запасом боеприпасов.

Фузелеры пехотных полков, с 1700 по 1720 год. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Фузелеры пехотных полков, с 1700 по 1720 год. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Источник: memorandum.ru


Единой армии — единый калибр

На решение этой проблемы ушло полтора десятилетия. Скажем, разброс калибров солдатских фузей образца 1707 года достигал двух миллиметров, разброс длины — порядка 20 сантиметров, а вес различался в пределах двух килограммов! Чтобы хоть как-то унифицировать вооружение, приходилось специально сортировать фузеи по калибру и длине, собирая ротные партии: в масштабах одной роты можно было обеспечить отливку пуль одного калибра. Так что даже в ходе Полтавского сражения русской армии пришлось воевать пусть достаточно единообразным по типу, но весьма разнообразным по калибру ручным огнестрельным оружием. Впрочем, эта чересполосица калибров и устройств оружия тоже сыграла свою роль: в итоге на основе опыта боевого применения удалось выработать требования и характеристики фузеи, ставшей наконец единым типом оружия русской пехоты и конницы XVIII века.

Окончательно фузеи единого образца были введены в русской армии указом Петра I от 24 мая 1715 года. Согласно этому документу, калибр оружия устанавливался в 19,8 мм, или 0,78 дюйма, а средний вес — в пределах пяти с небольшим килограммов. Стандартизировать этот показатель так и не удалось: он сильно зависел от того, какое дерево использовалось для изготовления фузейного ложа. Например, ложа из вяза делала фузею самой легкой, меньше пяти килограммов, а с ложем из ясеня она весила почти шесть. Но единый калибр был гораздо важнее одинакового веса, и потому на оружейных заводах, прежде всего в Туле, ввели эталонные цилиндры, с помощью которых измеряли диаметр канала ствола. Под единый калибр стало возможно ввести и единые требования к боеприпасам. Вес порохового заряда для одного выстрела теперь составлял 12,8 г, а вес круглой пули — 33 грамма.

Фузелер Лейб-Гвардии Преображенского полка, с 1700 по 1720 год. Вид изображает часть города и крепости Нарвы, покоренной российскими войсками в 1704 году. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Фузелер Лейб-Гвардии Преображенского полка, с 1700 по 1720 год. Вид изображает часть города и крепости Нарвы, покоренной российскими войсками в 1704 году. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Источник: memorandum.ru


Ружья для пехоты и кавалерии

Едиными с 1715 года стали и габаритные размеры фузей, хотя они и зависели от того, каким подразделениям предназначалось оружие. Самыми длинными были пехотные фузеи: ствол — 1016 мм, общая длина — 1422 мм. Причем это была длина без учета штыка, который добавлял фузее еще около сорока сантиметров. К этому времени в русской армии уже отказались от багинетов — клинков, которые вставлялись непосредственно в ствол, как на первых образцах петровских фузей. Теперь это были именно штыки, плоские или трехгранные, надевавшиеся на переднюю часть ствола с помощью специальной трубки и не мешавшие вести огонь. Драгунские фузеи, предназначенные для вооружения кавалерии, способной воевать как в конном, так и в пешем строю, штыков не имели, зато получили погонную скобу для крепления на перевязи во время скачки. Кроме того, они были короче и легче пехотных: длина ствола — меньше метра, вес — в пределах 4,5 кг, но калибр оставался таким же — 19,8 мм.

Система заряжания что у пехотных, что у кавалерийских фузей всех типов была одинаковой. Чтобы подготовиться к выстрелу, солдат должен был взять в своей сумке бумажный патрон с порохом и пулей, надкусить уголок и высыпать немного пороха на зарядную полку, которая затем закрывалась крышкой-огнивом. Остальной порох вместе с бумагой отправлялся в ствол, туда же опускалась и пуля, и все это утрамбовывалось шомполом. После этого стрелок прижимал приклад к плечу и нажимал на спусковой крючок, курок опускался, кремень сдвигал огниво, открывая запальную полку и поджигая порох на ней, после чего огонь по запальному каналу проникал в ствол — и через 2-3 секунды происходил выстрел. Процесс получался небыстрым: опытный солдат мог сделать от трех до шести выстрелов в минуту, но средняя скорострельность не превышала одного выстрела в минуту. Каждому пехотинцу полагалось по 50 пулевых зарядов и еще по 20 зарядов с картечью, вес которой был равен весу пули, а драгунам — по 40 зарядов.

Фузелер Драгунского полка, с 1700 по 1720 год. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Фузелер Драгунского полка, с 1700 по 1720 год. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Источник: memorandum.ru


Офицерская самодеятельность

Введение единого калибра существенно упростило обеспечение армии боеприпасами, но не привело к полной унификации ручного огнестрельного оружия. Скажем, пехотные фузеи все равно различались в зависимости от того, какое именно подразделение вооружалось ими. Гвардия получала чуть более длинные ружья, поскольку и сами гвардейцы отличались более высоким ростом, появившиеся в русской армии во второй половине XVIII века невысокие и подвижные егеря снабжались более короткими – всего 132 сантиметра. А в 1716 году на Тульском заводе были выпущены 56 «фузей на великанов», которыми вооружили отряд русских солдат, отправленных Петром I на службу к прусскому королю Вильгельму I. Рост каждого из этих гвардейцев был не ниже 213 сантиметров, и фузеи для них изготовили соответствующие, длиной 1845 мм и весом 6,8 кг.

Если солдатское вооружение со временем удалось стандартизировать, то офицерское еще долгое время оставалось личным делом каждого офицера. Хотя они делались по условно единому образцу, даже калибр у этих фузей мог быть разным — от 11 до 17,3 мм, не говоря уже о длине, которая колебалась в пределах двадцати сантиметров. Еще более разнообразной была отделка офицерских ружей, которые получали ложи из ценных пород дерева, стволы и замки с резным орнаментом и даже позолотой и ружейные ремни с золотым галуном. И лишь к последней трети XVIII века офицерские фузеи, которые сохранились только в пехоте, пришли к единому образцу: они получили меньший калибр и стали короче солдатских, а также более легкими.

Фузея, шпага, шарф, знак и подсумок офицеров пехотного полка, с 1756 до 1762 года. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Фузея, шпага, шарф, знак и подсумок офицеров пехотного полка, с 1756 до 1762 года. Рисунок из монографии Александра Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению», 1841-1862 гг.

Источник: memorandum.ru


По мере развития оружейного дела в России фузеи, оставаясь главным оружием пехоты и кавалерии, постепенно трансформировались. Усовершенствовались замки, которые постепенно стали делать из меди, лучше сопротивлявшейся коррозии. Изменилась система крепления ствола к ложу: вместо не слишком надежных шпилек стали использовать ложевые кольца, которые достанутся в наследство знаменитой русской винтовке-трехлинейке. Со временем исчезла принципиальная разница между обычными и гвардейскими фузеями, хотя кавалерийские ружья по-прежнему были короче и легче пехотных. А к концу XVIII века и само слово «фузея» постепенно вышло из употребления. Во всех официальных документах их стали именовать русским словом «ружье», которое и до сих пор означает длинноствольное огнестрельное оружие с гладким стволом. Фузеи же с тех пор стали прочно ассоциироваться с эпохой Петра I, который впервые в русской истории ввел в армии регулярное оружие.

Обложка: Драгуны времен Петра I, вооруженные драгунскими фузеями. Современный рисунок. Источник: pinterest.com


Смотрите также:

Орешек, с трудом расколотый русской гвардией

За что морская пехота любила капризную «Светку»: история СВТ-40

День рождения знаменитого ТТ

Как «японки» и «француженки» защищали Москву в 1941 году

Чего не было раньше и без чего теперь не воюют: оружие Первой мировой


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 5706
1 Комментарий

Скрипкин Андрей

А теперь по сути вопроса. Почему шведы проиграли Северную войну. Тактика шведов на начало 18 века устарела.

В тридцатилетнюю войну мушкеты были в основном с фитильными замками. На аркебузера и мушкететра полагался "двойной интервал" чтобы избежать несчастных случаев при манипуляциях с порохом и горящим фитилем.

Массовый переход на фузею с кремневым замком позволил вдвое уплотнить строй стрелков. Введение бумажных патронов вдвое увеличило скорострелоьность. Так что плотность огня возросла почти в четыре раза. Почти - это из-за осечек - При исправном замке это было примерно 15% всех выстрелов. Статистика говорила о том что австрийские ружья давали их на каждом 62-м выстреле, изготовленные в России — на 22-м, французские — на 15-м.

Переход был стремителен - в середине века кремнёвые ударные замки были у кавалерии и у 1/5 части стрелков - для защиты позиций артиллерии и для караулов (ночью, в "сырой местности, при осадах - чтоб не жечь понапрасну фитили). И вот в начале 18 века вся пехота стремительно перешла на flintlock. Создавая новую армию Петр I с "0" вооружил солдат новыми фузеями. Обошлось дорого. но конечный результат этого стоил.

Переход на новый замок помимо увеличения плотности огня породил еще одну "революцию" - прекращение "караколирования" и уменьшение количество шеренг стрелков.

Стрельба «нидерфален» не оправдала себя, так как позволяла противнику использовать всю мощь удара своей кавалерии. Подобное произошло под Нарвой (1700 г.), Салатами (1703 г.) и, судя по рапорту генерал-фельдмаршала графа К. Г. Рёншильда при Фрауштадте (1706 г.).[90]

Уже в 1706 г. царь в инструкции Гродненскому отряду предписывает применять такой вид стрельбы, только при отсутствии у неприятеля кавалерии. Постепенно глубина строя сокращается до 4 шеренг, а в конце 1707 – начале 1708 гг. в армии вновь появляются пикинеры. В первую очередь, это было сделано для придания устойчивости боевому порядку.

Это было закреплено в «Учреждении к бою по настоящему времени» 1708 г., написанному сразу после Головчинского сражения. Теперь три задние шеренги стреляли поочередно, не опускаясь на колено, причем шеренга стреляла только тогда, когда у остальных трех шеренг были заряжены ружья. Первая шеренга теперь состояла из смешанного построения фузелеров и пикинеров. Фузилеры первой шеренги стояли с примкнутыми штыками. Таким образом, в случае атаки неприятеля, она могла сразу отразить его штыковую атаку. В инструкции 1708 г. впервые четко были определены места в строю офицеров и унтер-офицеров. Подобное построение позволило одержать победы над шведами при Добром (1708 г.), Лесной (1708 г.), Полтаве (1709 г.), Пялькине (1713 г.) и Наппо (Лаполе) (1714 г.). Устав 1716 г. подтвердил 4-шереножный строй и способы стрельбы – шеренгами, плутонгами и залпами.[91]

[90] Günter A. Sashsen und die Gefahr einer schwedischen Invasion in Jahre 1706. Pegau. 1903. S. 33.

[91] Леонов О. Ульянов И. Регулярная пехота . М. 1995; Летин С. А. Гвардия Петра Великого годов // Орел. 1992. № 1.

Источник
Беспалов Александр Викторович
Организация и военное искусство армий
стран – основных участниц Великой Северной войны (1700–1721 гг.) в рамках военно-политических союзов.