Первый и Великий

Особый закон для любителей бороды: налог и спецодежда от Петра I

17 апреля 1722 года царь Петр Первый издал последний из бородовых указов, который действовал целых полвека

Петровские реформы кардинально изменили Россию, в течение нескольких десятков лет выведя ее в число европейских государств-лидеров. Как ни удивительно, но в таком большом деле для царя-реформатора почти не было мелочей: все работало на изменение имиджа, а самое главное – сознания подданных царя Петра Алексеевича. Потому не стоит удивляться настоящей войне, которую Петр I еще в конце XVII века объявил бородам и бородачам. Для него это были символы отсталого прежнего быта и прежнего отношения к месту России в мире, а самодержцу нужны были рядом люди, готовые на любые жертвы ради достижения главной цели, — резкого рывка страны в будущее.

17 (6 по ст. ст.) апреля 1722 года Петр Первый издал очередной, последний в череде «бородовых» указов, регламентирующий правила ношения этого мужского украшения, а также особой одежды для тех, кто не соглашался на бритье. С этого дня размер годовой платы за сохранение бороды был установлен единый – 50 рублей, продержался он целых полвека!

«О бритии бород и усов»

Первым петровским указом, касающимся бород, принято считать изданный им 19 (по ст. ст.) августа 1698 года указ «О ношении немецкого платья, о бритии бород и усов, о хождении раскольникам в указанном для них одеянии». Правда, история, связанная с этим документом, больше похожа на легенду. Считается, что этот указ, изданный царем вскоре после возвращения из своего Великого посольства, запрещал с 1 сентября ношение бород. Позднее появился даже апокриф, согласно которому Петр Алексеевич так объяснял свое неприятие буйной растительности на лицах подданных: «Я желаю преобразить светских козлов, то есть граждан, и духовенство, то есть монахов и попов. Первых, чтобы они без бород походили в добре на европейцев, а других, чтоб они, хотя с бородами, в церквах учили бы прихожан христианским добродетелям так, как видал и слыхал я учащих в Германии пасторов».


Источник: https://pinterest.com

С того дня, как гласит легенда, царь лично начал брить бороды боярам, позднее передав эту трудную работу своему шуту. На эту тему написано несколько картин и сочинено бесчисленное множество анекдотов, но подтвердить достоверность этой истории непросто. Во всяком случае, в монументальном и очень подробном сборнике «Полное собрание законов Российской империи», охватывающем период с 1649 по 1913 годы, указа с подобным названием нет — ни от 19-го, ни от 29 августа, ни от какого-либо другого числа как 1698, так и 1699 года.

Первый широкодоступный документ, который прямо регламентирует ношение бороды, появляется только в 1705 году. Он датирован 16 января (ст.ст.) и называется «О бритии бород и усов всякого чина людям, кроме попов и дьяконов, о взятии пошлины с тех, которые сего исполнить не захотят, и о выдаче заплатившим пошлину знаков». Примечательно, что в тексте указа нет никаких отсылок к прежним документам на эту же тему: в позднейших документах они непременно присутствуют. А этот документ начинается со слов: «На Москве, во всех городах царедворцам, и дворовым, и городовым, и приказным всяких чинов служилым людям, и гостям (купцам — Прим. авт.), и гостиной сотни и черных слобод посадским людям – всем сказать: чтобы впредь с сего его великого государя указа, усы и бороды брили».

С тех же, кто не хотел выполнять это требование, царский указ от 1705 года устанавливал строгие правила взимания платы за такое право. Дороже всего борода обходилась «гостям», то есть купцам первой статьи: они платили по 100 рублей «с бороды». Купцам средней и меньшей статьи и всем более мелким полагалось платить «меньше ста рублей». Следующий порог устанавливался в 60 рублей: такую сумму полагалось брать с бородатых царедворцев, а также «дворовых и городовых, и всяких чинов служилых и приказных людей». Вдвое меньше – 30 рублей платили, например, ямщики, извозчики и «всяких чинов московские жители». А вот крестьянам было гораздо проще: они обязаны были платить по «2 деньги с бороды», только если въезжали в города и выезжали из них, но зато не раз в год, а при каждом въезде и выезде.


Бородовой знак петровского времени. Картинка на заднем плане — жанровая сценка времен последнего бородового указа 1722 года.
Источник: https://livejournal.com

Чтобы оценить, насколько велика была плата за бороду, достаточно сказать, что 30 рублей в те времена составляло годовое жалование стрельца! Так что суммы с бородачей собирали изрядные: по одной из версий историков, это был один из оригинальных способов не только сделать Россию внешне более европейской, но и поправить казну, истощенную Северной войной.

«О ношении ими особого платья»

Следующие указы, ограничивающие ношение бород, появились уже несколько лет спустя. Причем теперь они регламентировали не только право носить растительность на лице, но и право носить «русское платье»! Первый такой указ был издан 17 (по ст. ст.) декабря 1713 года, а второй — ровно через год, причем он прямо ссылался на предыдущий документ. Оба требовали, чтобы «русским никаким платьем не торговали, и никто такого платья и бород не носил». И на сей раз ограничиться пошлиной никто не мог: например, указ 1714 года прямо говорил, что нарушителям «за такое их преступление учинено им будет жестокое наказанье и сосланы будут на каторгу, а имение их движимое и недвижимое взяты будут на великого государя без всякия пощады».

Но, судя по всему, серьезного влияния на ситуацию с бородами эти грозные меры уже не оказали — и вряд ли могли оказать. К тому времени все подданные Петра Первого, кто оценил усилия самодержца по превращению России в одну из передовых держав Европы, расстались с бородами и, надо думать, сделали это легко и без особого принуждения. Они наверняка хорошо понимали, что отказ от ношения бороды — ничтожная плата за возможность принимать участие в грандиозных событиях, которые обещали всем своим участникам серьезный выигрыш в социальном положении. Фактически борода становилась платой за возможность воспользоваться множеством придуманных Петром I новых социальных лифтов, и «птенцы гнезда Петрова» очень хорошо понимали, насколько она невелика.


«Петр I стрижет бороды боярам». Картина художника Дмитрия Белюкина, 1985 год.
Источник: https://commons.wikimedia.org

Что же касается всех остальных, кто решил сохранить бороду как свидетельство своего самостоятельного взгляда на будущее страны и готов был за это платить, то для них 6 (по ст. ст.) апреля 1722 года был издан последний петровский «бородовой» указ, который назывался «О взыскании особой подати с бородачей и о ношении им особого платья». На сей раз для всех бородачей, кроме давно освобожденных от бородовых налогов священнослужителей и «подлинных пашенных» крестьян, устанавливался единый сбор — 50 рублей в год. Но этим ограничительные меры не обходились: бородатым еще и предписывалось носить особую одежду! Как говорилось в указе, «чтоб оные бородачи и раскольщики никакого иного платья не носили, как старое, а именно: зипун со стоячим клееным козырем (воротником. — Прим. авт.), ферези (верхняя одежда с длинными рукавами без воротника. — Прим. авт.) и однорядку с лежачим ожерельем». При этом в отношении «раскольщиков» действовали дополнительные ограничения: они должны были носит зипуны с красными воротниками, а любая другая одежда красного цвета им запрещалась.

Меры воздействия на тех, кто рисковал не выполнить новый указ, были, конечно, не столь жесткими, как восемью годами ранее, но тоже внушительными. Например, у того, кто приносил в приказ челобитную, будучи при бороде и не в той одежде, полагалось в прошениях отказывать. И не важно было, что проситель уже заплатил годовой бородовой налог — в таком случае его брали повторно! Тех же, кто был застигнут с бородой и в неправильном платье на улице, по указу полагалось приводить «к комендантам или воеводам и приказным», где с них брали штраф, половина которого уходила в казну, а половина доставалась «приводчику» (как и неправильная одежда нарушителя).

Петровский бородовой указ от 17 апреля 1722 года просуществовал полвека: отменила его только Екатерина II в 1772 году. Но и после того еще целый век в России отношение к бородам было более чем прохладное. Ситуацию поменял только император Александр III Миротворец, который не только принялся последовательно отменять всё еще действовавшие «бородовые указы», но и сам носил бороду (как и его сын – последний русский император Николай II). Впрочем, к тому времени уже не было никакой нужды подчеркивать «европейскость» бритым лицом, да и цель, поставленная Петром Великим — вывести Россию в европейские и мировые лидеры — была полностью достигнута.


Лубок «Раскольник и цирюльник», 1770-е годы, накануне отмены последнего «бородового указа».
На рисунке хорошо видно то самое одеяние, которое Петр I приказал носить «раскольщикам», отказывающимся брить бороды.
Источник: https://ru.russianarts.online

Обложка: http://vegchel.ru


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 1691
0 Комментариев