Версия для печати

Отечественная война и Заграничные походы русской армии

Накануне Отечественной войны 1812 г. Часть первая – «Секретное оружие Наполеона» (продолжение)

В предыдущей статье мы начали рассказ об особой финансово-криминальной операции по производству поддельных российских ассигнаций, которая была задумана в Министерстве полиции Франции.

Масштаб реализованной финансовой диверсии против экономики России можно приблизительно оценить исходя из того, что главный исполнитель - знаменитый гравер Лаль за время работы (3 месяца) якобы изготовил около 700 досок. На каждой в среднем, печатают порядка полутысячи ассигнаций, т.е. получаем общую цифру в 350 тысяч банкнот достоинством от 5 до 100 рублей. В среднем значении - от 50 рублей – это дает нам 17 с лишним миллионов фальшивых рублей. Встречаются и более высокие оценки в 25 млн. рублей: участник Отечественной войны 1812 г., генерал и писатель И.П. Липранди в своих воспоминаниях утверждал, что подобные суммы прошли только через варшавский банк Френкеля, включенный в цепочку их распространения. Вместе с тем, сегодня наиболее авторитетные специалисты (тот же А. Алехов) оперируют другой, более скромной, но все равно впечатляющей цифрой в 6 - 6,5 млн. рублей.

В процессе изготовления приключались весьма забавные казусы: так, префект полиции Парижа Э. Паскье в своих мемуарах (1893г.) вспоминал, что полицейские агенты обратили внимание на одну из типографий, расположенную за городскими воротами столицы, которая интенсивно работала по ночам. Резонно предположив, что там могут трудиться фальшивомонетчики, он приказал проверить объект. Оказалось, что фальшивки действительно печатались, но не французские, а русские и австрийские. Не успели агенты арестовать вещдоки, как явился сам министр полиции Савари и разъяснил всем присутствующим сложившуюся щекотливую ситуацию.

Наполеоновская подделка российской ассигнации достоинством в 25 рублей – называемая коллекционерами «наполеоновка» (1811г).

Источник: www.fox-notes.ru


Точных сведений о том, когда именно изготовленные фальшивки попали на территорию России нет, но есть докладная записка министра финансов Д.А. Гурьева, который сообщал, что весной 1812г. «не открыто еще следов ввоза их». Вероятно, они попадают в страну с началом вторжения в июне, порой упоминается даже конкретная цифра в 34 фургона, якобы входивших в общий обоз наполеоновской армии, в которых и находились эти самые банкноты.

В мемуарной литературе можно прочесть о том, что ввозились не только сами деньги, но даже специальная передвижная типография для продолжения их изготовления, которая, по словам современников, располагалась в Москве, в районе Преображенского кладбища, где рядом квартировали французы и поляки.
 

Преображенское кладбище в Москве. XIX в.

Источник: pinterest.ru


Впрочем, современные исследователи с некоторым скепсисом относятся к этой истории, отмечая, что вряд ли можно, не будучи вовлеченным в само производство, отличить по косвенным признакам типографию для печати поддельных денег от той, что печатает приказы или прокламации. Более убедительно звучит история о «доске для печати фальшивых сторублевок», якобы найденной казаками в захваченном обозе маршала Бертье, о чем упоминает А.И. Михайловский-Данилевский в «Описании Отечественной войны в 1812 году». Но и здесь не хватает дополнительных подтверждений: больше эта находка никем не упоминалась, и никогда не выставлялась позднее.

Подлинная российская ассигнация достоинством в двадцать пять рублей. 1811г.

Источник: www.fox-notes.ru


Самый интересный вопрос – зачем, собственно, была задумана вся эта финансово-криминальная история? Высказывалась версия, что целью было ослабление или даже коллапс российской экономики перед нашествием за счет полного расстройства денежного обращения. Но тогда логичнее было бы запустить сам процесс интервенции подделок раньше, ведь последствия в таких случаях не проявляются мгновенно. Впрочем, может быть, просто не успели вовремя, поскольку исполнители вспоминали, что дело шло медленно и не без сложностей. Но, скорее всего, фальшивки предполагалось использовать на оккупированной территории Российской Империи для выплаты жалования своей армии, а также для закупки продовольствия и фуража у местного населения. И вот здесь и сработало то позитивное следствие падения курса, о котором упоминалось в самом начале нашего рассказа.

Неожиданно для парижских придумщиков выяснилось, что к 1812 г. реальная стоимость русского ассигнационного рубля составляла, как указано выше, всего лишь 17 копеек и экономическая диверсия не удалась от слова «совсем». Домовитые крестьяне за продукты своего труда предпочитали звонкую монету, при этом этих самых крестьян ещё нужно было найти и вступить с ними в товарно-денежные отношения. Крестьянство от таковых уклонялось всяческими способами, в том числе и душегубскими. Ну и, наконец, ничего не вышло с надувательством собственной армии, которой жалование фальшивыми банковскими билетами хоть и увеличили вдвое, но оно едва равнялось половине обычного содержания. К тому же, потратить такие деньги было очень непростой задаче, что еще больше усиливало их недовольство.

Дополнительно хочется отметить, что поддельные русские ассигнации номиналом 100, 50, 25 рублей, датированные 1805-1811 годами, вызывали у редких по временам той войны продавцов оторопь, схожую с недоумением европейских продавцов при виде банкнот в 500 евро в руках современных русских туристов. Такие крупные купюры не имели широкого хождения и их просто невозможно было разменять. В общем, превосходное качество подделок никоим образом не способствовало успеху предприятия без учета особенностей экономики и знания психологии народа.

В итоге, переживая за свою репутацию, Наполеон приказал уничтожить остатки денежной массы в период отступления. Тем не менее в период с 1813 по 1817 год в Российской Империи было изъято из оборота около 5 600 000 фальшивых рублей, которые обменивались на серебро равноценно с настоящими.

Миниатюра: портрет императора Александра I. Неизвестный художник. 1820-е гг. Государственный Эрмитаж.

Источник фото: https://d1825.ru/


Император Александр I постарался избежать новых потрясений в экономике и этим самым проявил заботу о своих подданных, постепенно изымая из оборота все ассигнационные билеты для замены их на новые, более совершенные по качеству. Эту реформу он завершил к 1819 году, однако обменный курс на серебро так и остался на уровне 10 копеек за ассигнационный рубль.

Впрочем, даже сегодня у коллекционеров можно купить пережившие время 25- рублевые (реже – 50-рублевые) «наполеоновки», и уж совсем редкие 100-рублевые билеты, цена на которые может доходить до 6-8 тысяч долларов за штуку.

Подлинные ассигнации встречаются и того реже – немногие из них сохранились из-за невысокого качества печати – но, это явно не тот эффект превосходства французов, на который рассчитывал Наполеон, задумывая это предприятие!

Литература:
* Беннигсен Л. Л. Записки графа Л.Л. Беннигсена о войне с Наполеоном 1807 года. СПб., 1900
* Ермолов А.П. Записки А. П. Ермолова. 1798–1826 гг. М., 1991
* Васильев И.Н. Несостоявшийся реванш: Россия и Франция 1806-1807 гг. М., 2010
* Жмодиков А.Л. “Наука побеждать”. Тактика русской армии в эпоху наполеоновских войн М., 2017
* Соколов О.В. Армия Наполеона СПб., 1999
* Чандлер Д. Военные кампании Наполеона М., 2000


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 688
0 Комментариев