Версия для печати

Коридоры власти

Мнихоцарица Ирина Годунова

Был ли Борис Годунов узурпатором? Что бы ни писали историки, раз брошенный эпитет «царя Ирода» сопровождал его постоянно. С молвой спорить бессмысленно, и потому, чтобы приблизиться к пониманию действительных планов Годунова, нам предстоит ближе познакомиться с его сестрой.

Ирина Федоровна Годунова прожила около сорока пяти лет и скончалась в октябре 1603 года. Детство и юность она провела при дворе царя Ивана IV Васильевича, где привлекла внимание Федора Ивановича, младшего сына монарха от первой жены, Анастасии Романовой. За него и вышла замуж в 1575 году. Спустя девять лет, весной 1584-го, стала царицей, а ещё через два года оказалась в центре политического кризиса. Именно он серьезно повлиял на её судьбу.


Царь Федор Иванович. Парсуна


До мая 1586 года царица Ирина была просто супругой царя, главная задача которой – родить наследника, лучше наследников. Но, к сожалению, за одиннадцать лет в браке она так и не порадовала ни мужа, ни страну долгожданным царевичем или хотя бы царевной. Беременности заканчивались либо выкидышами, либо мертворожденными младенцами.

Понятно, какая проблема волновала царскую чету весной 1586-го – к тому моменту, когда умер боярин Никита Романов. То был самый значительный и популярный из четырех опекунов Федора Ивановича, приставленных к нему Иваном Грозным. Тремя другими являлись царский шурин Б.Ф. Годунов и два князя – И.Ф. Мстиславский и И.П. Шуйский. Летом 1585-го Москву покинул, а затем постригся в монахи Мстиславский. Со смертью Романова исчезла последняя преграда, сдерживавшая открытое соперничество двух оставшихся «регентов» за власть, точнее, за расположение молодого набожного царя.

В середине мая 1586 года Шуйский попытался избавиться от Годунова, натравив на него московский посад. Мужики осадили Кремль и едва не расправились с царским шурином. Штурм остановил сам князь, выйдя к толпе и объявив, что «они з Борисом Федоровичем помирилися и впредь враждовать не хотят». Почему Иван Петрович не довел дело до конца, загадка. Скорее всего, Годунова спасло упрямство Федора Ивановича, пригрозившего Шуйскому неким шагом, который начисто обессмыслил бы гибель брата царицы – например, отречением в пользу царевича Димитрия.

Отсюда и отчаянная импровизация Шуйского – сочинение народной челобитной с настоятельным призывом к государю развестись с бесплодной Ириной Годуновой, чтобы взять в жены юную дочь И.Ф. Мстиславского Агриппину. Князь даже заручился содействием митрополита московского Дионисия. Разумеется, царь боярину отказал, а в октябре того же года наказал инициаторов развода с любимой супругой. Шуйского сослали в деревню, после на Белоозеро, где и убили. Дионисия лишили сана и заточили в Хутынском монастыре. Новым митрополитом Московским поставили человека Годуновых архиепископа Ростовского Иова. Вожаков «посадских людей» казнили. Княжну Агриппину постригли в монашество под именем Ирины.

Святой патриарх Иов. Икона XX века.

Источник: https://pravoslavie.ru/5231.html


Однако проблему преемника репрессии не решили. Кто взойдет на престол после Федора Ивановича? Младший брат Дмитрий? Ближайший родственник Федора по материнской линии? Польский король, как мечтали многие магнаты, друзья Шуйского? Другой иноземный принц, о чем подумывал сам Борис Годунов? Или…

В течение 1587 года созрела необычная для Руси идея. Наследницей царя Федора будет царица Ирина! Её права, как жены царя, вполне могли потягаться с правами царевича Дмитрия, сводного брата царя, рожденного в седьмом, незаконном браке Ивана Грозного. Оставалось к этой идее подготовить, приучить подданных, что и началось на исходе 1587 года.

Во-первых, в жалованных грамотах появилась новая формула: «яз, царь и великий князь Федор Иванович всея Русии, с своею царицею и великою княгинею Ириною, пожаловал…» или «пожаловали» (первая известная от 25 декабря 1587-го).

Во-вторых, в печатных изданиях стали добавлять, что государь правит «благоверной и христолюбивой царицы и великой княгини Ирины советом».

В-третьих, согласно англичанину Флетчеру, Ирина Федоровна обрела привилегию «прощать преступников от... собственного имени» наравне с мужем и помимо него.

В-четвертых, при учреждении патриаршества в Москве в январе 1589 года два патриарха – константинопольский Иеремия II и московский Иов – имели публичную аудиенцию у царицы и выслушали её благодарственную речь.

В-пятых, Ирина Федоровна сопровождала супруга в нарвском походе зимой 1589-1590 годов, ожидая возвращения армии в Новгороде.

Наконец, в мае 1592 года у царской четы появился живой младенец – девочка, царевна Феодосия. И пусть она прожила всего полтора года, однако рождение ребенка дополнительно укрепило авторитет «первосоветницы» царя Федора.

Таким образом, запасным вариантом Бориса Годунова было воцарение не свое, а родной сестры, при которой он бы оставался таким же первым министром, как при её муже. Десяти лет «порядочного» правления хватило, чтобы подданные оценили все преимущества «жития» под Борисом Годуновым и не захотели бы расставаться с ним и после смерти благочестивого и болезненного царя Федора. И тогда признание вдовствующей сестры боярина следующим монархом становилось оптимальным вариантом, сохраняющим привычный статус-кво и не задевающим ни чьих самолюбий

Что и подтвердила единодушная и поголовная присяга москвичей разных сословий на верность царице Ирине днем 7 января 1598 года, сразу после кончины августейшего мужа. Однако всеобщая идиллия рухнула ровно через сутки. Днем 8 января Ирина Годунова объявила, что царицей не будет, а пострижется в монахини во исполнение… воли супруга. Да, богобоязненный Федор Иванович в последние часы жизни связал любимую жену клятвой: она должна, отказавшись от престола, уйти в монастырь, а судьбу московского государства предать «в руце бога». Ирина Годунова, несмотря на мольбы и уговоры «многого множества московского народу», осталась верной данному слову: 15 января переселилась в Новодевичью обитель и в тот же день приняла постриг под именем инокини Александры.

Разразился династический кризис. Боярская дума пыталась найти царице замену – не получилось. Не подошел даже проверенный кандидат на «должность» формального царя – касимовский хан Симеон Бекбулатович. При Иване Грозном в 1575-76 годах он уже побывал фиктивным государем. Однако этого человека, женатого к тому же на дочери князя И.Ф. Мстиславского Анастасии, сильно обидел Годунов. В итоге, брату Ирины 21 февраля выпало самому венчаться на царство.

Царь Борис Годунов. Портрет из «Титулярника»


Стремился ли он к этому сам или был вынесен наверх волею обстоятельств? Очевидно, ключ к этой загадке скрывается в тех причинах, которые вызвали резкий поворот в позиции Федора Ивановича и в запрете жене царствовать. Перечисленные мероприятия, готовившие «московский народ» к воцарению Ирины Федоровны, проводились, конечно же, с его ведома. И вдруг…

Решил ли Борис, что имя Годуновых уже достаточно популярно в народе, чтобы самому занять трон? Вряд ли он решился бы перечеркнуть все прежние усилия по воцарению сестры. Гораздо более вероятно, что кто-то из его родовитых завистников повлиял на государя в самый последний момент, чтобы выставить Годунова «узурпатором». И, кажется, в том преуспел – не только в молве современников, но и во мнении потомков.

Литература:
1. Володихин Д.М. Царь Федор Иванович. М., 2011.
2. Зимин А. А. В канун грозных потрясений: предпосылки первой Крестьянской войны в России. М., 1986.
3. Панова Т. «Благоверная и любезная в царицах Ирина» // Наука и жизнь. 2004. № 8.
4. Корецкий В.И. История русского летописания второй половины XVI – начала XVII в. М., 1986 (о кризисе 1586 года).
5. Ананьев.В.Г. Боярин шести царей: князь Федор Иванович Мстиславский // Санкт-Петербургский университет. Труды кафедры истории России с древнейших времен до XX века. Т. 2. СПб., 2008 (о дочерях И.Ф. Мстиславского).

Об авторе: См.: https://histrf.ru/biblioteka/b/komu-ponadobilos-krovavoie-voskriesienie


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 163
0 Комментариев