Версия для печати

75-летие окончания Второй мировой войны

Международная научная конференция «75 лет Победы: Советский Союз и завершение Второй мировой войны на Дальнем Востоке»

Международная научная конференция «75 лет Победы: Советский Союз и завершение Второй мировой войны на Дальнем Востоке»
прошла 3 сентября 2020 года в Музее Победы. Ее организовали Российское военно-историческое общество, Российское историческое общество, Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Мы публикуем изложение докладов, прозвучавших на пленарном заседании. Полное их содержание будет доступно в сборнике, который готовится к выпуску Российским военно-историческим обществом

Ведущие: Ю.А. Никифоров, К. И. Могилевский

Конференцию открыл руководитель научного отдела РВИО Ю.А. Никифоров:
Дата 3 сентября, когда проводится эта конференция, глубоко символична. Российское общество отмечает год 75-летия Победы – Год памяти и славы крупным научным форумом. Президент России Владимир Владимирович Путин, адресовавший миру свою статью «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим”, дал вполне ясное послание - отвечать на клевету в адрес России в зарубежных СМИ. Отвечать фактами, историческими источниками, спокойно и убедительно, на уровне современной исторической науки. Мы рады, что такой подход находит понимание и поддержку и у нас в стране и за рубежом.
На конференцию приехали коллеги из дальнего и ближнего зарубежья: профессор И.Н. Афанасьев из Белоруссии, профессор Джеффри Робертс из Великобритании, представители посольства и Министерства юстиции Монгольской Народной Республики. В режиме онлайн к нам присоединяются историки из Польши, Италии, Сербии и других государств.
Мы искренне благодарны Российскому историческому обществу за поддержку, которую оно оказало в организации этого масштабного мероприятия. Наше сотрудничество продолжает углубляться, и мы рассчитываем на дальнейшее расширение наших научных контактов.
Председатель правления Российского исторического общества Константин Игоревич Могилевский отметил, что в последние годы особенно заметен процесс политизации истории. Определенные круги в мировом сообществе пытаются достичь конъюнктурных целей за счет пересмотра истории, искажения исторических фактов. Мы против такой политизации. Однако в этой ситуации профессиональному экспертному сообществу невозможно оставаться в стороне. Мы не можем спокойно наблюдать, когда события освещаются в перевернутом виде, когда агрессора пытаются представить жертвой, и наоборот.
Нынешняя конференция имеет не только научное, но и общественное значение. В последние годы происходило значительное расширение источниковой базы. Речь идет о новых данных, касающихся участников и героев войны, тружеников тыла. Это в первую очередь великолепная база “Память народа”, созданная Министерством обороны РФ. Это проект “Место памяти”, который успешно осуществляет РВИО при поддержке РИО.
Видимо, в ближайшие годы настанет время для новых подходов в анализе накопленных данных. Конференция способна не только осветить достигнутые результаты, но и очертить планы на будущее.
Прошедший 1 сентября телемост с китайскими коллегами, включая руководство Китайской Академии общественных наук, показал совпадение наших оценок событий, произошедших 75 лет назад на Дальнем Востоке. Попытки присвоить победу над милитаристской Японией, связать её исключительно с бесчеловечными американскими атомными бомбардировками японских городов с научной точки зрения абсолютно несостоятельны. Конференция дает возможность представить объективный взгляд на эти события.

Хиросима после ядерной бомбардировки

Источник: pinterest.ru


Доктор исторических наук, профессор Анатолий Аркадьевич Кошкин подчеркнул, что перенос дня окончания Второй Мировой войны со 2-го на 3 сентября - дань уважения к решению, принятому советским руководством в 1945 году.
Свое выступление он посвятил тому, что именно принудило капитулировать милитаристскую Японию, и какова японская версия событий. При том, что в западных источниках информации роль СССР часто замалчивается или грубо искажается, в Японии она извращена до неузнаваемости. Как с удивлением отмечают японские коллеги, в наших версиях совпадают только даты. Начиная со школьных учебников японцам внушают мысль, что их страна добросовестно выполняла обязательства, зафиксированные в Пакте о нейтралитете между СССР и Японией 1941 года, в то время как Советский Союз вероломно его нарушил, как только для этого представилась возможность. Коварный Сталин нанес удар в спину в момент, когда Япония была уже готова капитулировать, и как «вор на пожаре» украл исконные японские территории: Южный Сахалин и Курильские острова… К сожалению, эта точка зрения получила распространение и в современной России. Еще дальше идут пропагандисты от истории на Украине. Стратегическая операция Красной армии на Дальнем Востоке представляется как двухнедельная акция грабежей и изнасилований японок и китаянок... К сожалению, мы на это не реагируем, хотя подобные высказывания создают атмосферу, эмоциональный фон, на котором серьёзные аргументы перестают восприниматься - прежде всего молодежью.

Так начиналось японское вторжение в Китай

Источник: pinterest.ru


Кандидат исторических наук, доцент в Олег Рудольфович Айрапетов акцентировал внимание на том, что Япония создала очаг Второй мировой войны на Дальнем Востоке еще до начала широкомасштабной агрессии против Китая в 1937 году. Советский Союз оказал помощь становлению народной китайской власти, когда официальное правительство контролировало лишь небольшую часть территории на юге страны. Кремль был крайне заинтересован иметь на Дальнем Востоке союзника, поскольку общей целью государств-агрессоров, равно, как и «западных демократий» было уничтожение большевистского Советского Союза. Достаточно вспомнить Антикоминтерновский пакт. Однако едва левое движение в Китае в 1927 году обнаружило стремление выступить против империалистов, тут же возникла угроза его подавления по образцу боксёрского восстания. Британская эскадра в территориальных водах Китая была увеличена в несколько раз и включила два авианосца. Для действий на суше подготовили несколько бригад. Действия Великобритании готовы были поддержать Франция, Испания, Италия, и Португалия. Однако инициативу перехватила Япония, уже считавшая Китай своей вотчиной. Ее вторжение на материк началось 17 сентября 1931 года. Эта дата имеет несомненное отношение ко Второй мировой войне и может считаться ее началом.
Доктор исторических наук, профессор Алексей Юрьевич Плотников отметил, что нет никаких оснований отказываться от устоявшейся терминологии, в частности - определения “милитаристская Япония”. Еще в меньшей мере нам стоит следовать западной версии разгрома восточного союзника Гитлера – версии, которая начала складываться с самого момента подписания капитуляции Японии на борту американского крейсера “Миссури”. Миссури – родной штат президента Г. Трумэна, и вся процедура была обставлена таким образом, чтобы продемонстрировать решающую роль США в победе. Можно вспомнить, что подобным же образом западные союзники пытались обставить капитуляцию гитлеровской Германии в мае 1945 года. Исторические параллели между двумя этими событиями очевидны. И они позволяют говорить о явной склонности англосаксов к использованию внешних эффектов для достижения своих политических целей. Наша задача - противодействовать любым пропагандистским приемам, которые активно применяются в современных “исторических войнах”. В частности, следует помнить, что Япония, лишившаяся к лету 1945 года большей части своего флота, но сохранившая в боеспособности огромную сухопутную армию капитулировать не собиралась. Точку во Второй мировой войне поставила блестящая операция Красной Армии по разгрому Квантунской армии в Маньчжурии.
Профессор Джеффри Робертс (Великобритания) представил доклад «Черчилль и Сталин как товарищи по оружию: уроки для сегодняшнего дня».
Доклад основан на книге "Черчилль и Сталин: товарищи по оружию во время Второй мировой войны", написанной автором совместно с Мартином Фолли и Олегом Ржешевским и опубликованной в конце 2019 года. Эта книга – документальная история деятельности Черчилля и Сталина во время войны. Они воспринимали друг друга именно товарищами по оружию. В Англии во время войны повсюду висел пропагандистский плакат с изображением двух стоящих рядом мужчин с надписью: «Черчилль и Сталин: товарищи по оружию».
Черчилль и Сталин стояли плечом к плечу, чтобы победить общего врага, который угрожал самому существованию их государств и обществ. Черчилль видел в Сталине гораздо меньшее из двух зол в сравнении с Гитлером, как и для Сталина общий интерес к победе над фашизмом преобладал над его враждебностью к британскому капитализму и империализму. В то время как Черчилль был одним из главных организаторов капиталистической коалиции, которая пыталась свергнуть большевистскую Россию после Первой мировой войны, в 1930-х годах он выступил четко против англо-французского умиротворения нацистской Германии и агитировал за большой союз Великобритании, Франции и Советского Союза, чтобы противостоять Гитлеру. Когда переговоры по англо-советско-французскому пакту провалились, Черчилль не мог одобрить последующий советско-германский пакт, однако понимал резоны Сталина для заключения сделки с Гитлером в августе 1939 года. Он верил, что рано или поздно Британия и Советский Союз будут сражаться бок о бок.
В период действия советско-германского пакта, с августа 1939 по июнь 1941 года, Сталин опасался преждевременного втягивания в войну на стороне Великобритании, но при этом восхищался отказом Черчилля капитулировать перед Гитлером после падения Франции в 1940 году. Когда Гитлер напал на Советский Союз, многие британские политические и военные лидеры ожидали, что немцы победят, и не желали вкладывать какие-либо ресурсы в советско-германский фронт. Черчилль, однако, без колебаний заявил о своей солидарности с русским народом. В июле 1941 года было подписано англо-советское соглашение о совместных военных действиях против Германии, а в мае 1942 года был заключен англо-советский союзный договор.
Декларация Черчилля о солидарности со Сталиным стала первым решающим шагом в формировании великого союза Великобритании, СССР и Соединенных Штатов – одной из самых эффективных военных коалиций в истории. Как сказал Сталин в Ялте, «в истории дипломатии я не знаю такого тесного союза трех великих держав, как этот».
К моменту, когда Черчилль впервые встретился со Сталиным – в Москве в августе 1942 года, – Советский Союз уже отразил первый немецкий натиск, хотя он и стоил Красной Армии миллионных потерь. Как и Черчилль в 1940 году, Сталин проявил мужество, оставшись в Москве в октябре 1941 года, когда Вермахт стоял у ворот советской столицы. Ответом Сталина на речь Черчилля о "звездном часе" в июне 1940 года было его патриотическое обращение к войскам, отправлявшимся с Красной площади на фронт 7 ноября 1941 года. Из переписки двух лидеров ясно, что оба были глубоко вовлечены в руководство британскими и советскими военными действиями. Оба имели опыт войны: Черчилль – в британских имперских войнах в Африке и Первой мировой войне, Сталин – в Гражданской войне. Они оба были глубоко погружены в военную историю, стратегию и доктрину и имели склонность к одежде военного покроя. Примечательно: Сталин характеризовал президента Рузвельта как великого человека и в мирное, и в военное время, Черчилля же называл товарищем по оружию.

Сталин и Черчилль в Ялте.

Источник: pinterest.ru


Рузвельт был третьим партнером в руководстве антигитлеровской коалицией. Подобно Черчиллю и Сталину, он осуществлял жесткий политический контроль над боевыми действиями США, но не брал на себя роли Верховного главнокомандующего.
Сталин видел в Рузвельте представителя американской прогрессивной буржуазии и был впечатлен быстрым решением Рузвельта распространить поставки по ленд-лизу на СССР после германского вторжения, притом, что сами Соединенные Штаты еще не вступили в войну. Соглашение о поставках из США было подписано в сентябре 1941 года – более чем за два месяца до нападения Японии на Перл-Харбор. Сталин испытывал глубокую личную симпатию к Рузвельту и политически доверял ему больше, чем Черчиллю, и все же есть ощущение, что эмоционально он был ближе к Черчиллю, и такая глубокая связь как с британским лидером, с Рузвельтом была невозможна.
В то время как отношение Черчилля лично к Сталину оставалось принципиально позитивным на протяжении всей войны, в 1945 году по отношению к Советскому Союзу он стал более враждебным и настороженным. Черчилль высоко ценил большой вклад СССР в общие военные усилия, но ему не нравились стратегические и политические последствия победы Советского Союза над нацистской Германией.
Такова была подоплека печально известной операции "Немыслимое" – чрезвычайного плана 1945 года, составленного по приказу Черчилля – для войны с Советским Союзом.
Черчилль потерял власть в июле 1945 года – к большому удивлению Сталина, который предсказал большинство в 80 мест для его Консервативной партии. Потеряв свой пост, Черчилль тосковал по лести и почестям, которые сопровождают великого военного лидера. Возможность вновь привлечь к себе внимание появилась в марте 1946 года в Фултоне, штат Миссури, где он произнес свою знаменитую – некоторые сказали бы печально известную – речь о "железном занавесе". Сталин ответил тем же, публично осудив Черчилля как разжигателя войны. Тем не менее, эти два человека сохранили человеческую привязанность друг к другу, и когда Черчилль вернулся к власти в Великобритании в 1951 году, он был сторонником возобновления переговоров на высшем уровне с Советским Союзом. Лучше клинч, чем война, сказал Черчилль.
Характер международных отношений и характер отношений между государствами в основе своей зависят от политического выбора. И все же личные отношения очень важны. Великий альянс преодолел все трудности благодаря руководству Черчилля, Рузвельта и Сталина.
Сейчас очень трудно быть оптимистом в прогнозе российско-западных отношений. Однако история показывает, что сегодняшняя русофобия, как и ее предшественница, советофобия, укоренена не так глубоко, чтобы от нее нельзя было избавиться. Это поверхностное явление, которое может быть преодолено при наличии правильных обстоятельств, правильных лидеров и правильного политического выбора.
Польский историк и журналист Конрад Ренкас подчеркнул, что политизация истории для современной Польши характерна в полной мере. Её роль во Второй мировой войне является одним из болезненных вопросов национального самосознания. Укрепляются тенденции, заложенные западной пропагандой в 80-е годы прошлого столетия. Вместе с отказом от “коммунистического прошлого” происходит также стирание памяти о Второй мировой войне. Поляков начали убеждать, что память о ней несовременна. Началось прямое издевательство над участниками войны, а любое проявление уважения к ним объявляется коммунистической пропагандой.
Эта тенденция привела к тому, что можно назвать системной трансформацией национальной памяти. Её попытались сформировать таким образом, чтобы использовать исключительно против коммунистической власти. Новая прозападная капиталистическая Польша должна была отвернуться от собственной истории. Ей предстояло открыть дверь Германии, действующей под геополитическим прикрытием США, чтобы та могла захватить контроль над польской экономикой и СМИ. Однако оказалось, что польская нация, прочно укоренившаяся в собственной исторической традиции, начинает оказывать бессознательное, хаотичное, но всё более возрастающее сопротивление идеологической обработке. Речь идет о лишении народа исторической памяти и национальной гордости. Их должно было заменить новое историческое сознание. Так была создана знаменитая “историческая политика”, за реализацию которой взялись партии и организации, непосредственно представляющие американские интересы.
Новый патриотизм – будто копия американского: размахивание флагами, торжественные шествия и, конечно, пропаганда, насколько плох был коммунизм, Советский Союз и Сталин. Следовало забыть о том, что в годы Второй Мировой войны поляки находились под угрозой геноцида – не со стороны СССР, а со стороны фашистской Германии. К сожалению, ни одна из правящих в последние десятилетия партий не остановила эту борьбу против собственной истории, напротив, практически все внесли в нее посильный вклад. Практическое выражение “исторической войны” в Польше – это беспрецедентная волна нападений на памятники и другие символы прошлого.
Кампания по переименованию улиц сравнима разве что с действиями «исламского государства» (организация, запрещенная в России). После Парламентского акта практически все монументы, посвящённые действиям Красной Армии, ее жертвам за освобождение польской земли, оказались под угрозой разрушения. В дополнение к этому начал активно создаваться миф о польском антикоммунистическом подполье, что должно было стать важным элементом нового исторического сознания поляков. Таким образом, польский народ, который вместе с советским поднял знамя борьбы с фашизмом, который породил одного из величайших лидеров славянского мира, победоносного маршала Константина Рокоссовского, - этот народ ныне низведен до уровня некого искусственного образования.

Оскверненный памятник Черняховскому в Пененжно

Источник: pinterest.ru


Подобно этому белорусская оппозиция отпраздновала сотрудничество своих предков с Гитлером. Это её позор и позор Польши. По разным данным, только за последние два года было разрушено почти 300 памятников, посвященных общей польско-советская победе над фашизмом. Сотни улиц, сохранивших свои имена после первого приступа безумия в девяностые годы, были переименованы недавно. Самые известные случаи – разрушение памятника генералу Черняховскому в Пененжно, памятника Братьям по оружию и мавзолея советских воинов в Варшаве. Кое-где решимость местных сообществ, сохранивших память о настоящем прошлом, останавливает этот вандализм. Это, например, ассоциация “Курск”, которая постоянно обновляет памятники советским воинам и заботится об их сохранности. К сожалению, сегодня это сизифов труд перед лицом агрессии против исторической памяти Польши со стороны властей.
Своеобразный парадокс состоит в том, что сам Запад, инфантильный и оторванный от исторических корней, всё же знает, как воздать должное своим героям. Однако зачастую делает это за счет преуменьшения роли Советского Союза в разгроме гитлеровской Германии - порою утрачивая чувство реальности. Для поляков это очень болезненно, особенно когда мы сталкиваемся с тем, как прибалтийские, западноукраинские и даже белорусские националисты восхваляют гитлеровских пособников. Притом, что представители всех этих народов сражались в рядах Красной Армии против фашизма. Что может быть общего у нас, потомков польских партизан, с нацистскими бандитами? Победители в этой войне, нация Рокоссовского, мы превратились в дважды побеждённых. Кое-кто сегодня сетует, что мы не сотрудничали с Гитлером. Вторая мировая война из сознания поляков должна была бы исчезнуть. Нации навязывается видение, которое не имеет ничего общего с реальной историей, и притом травмирует и разрушает польский дух. Благодаря союзу с ССР Польша выиграла Вторую мировую войну, но сегодня память о ней стирается, а вместе с нею мы утрачиваем будущее.
Доктор исторических наук, профессор Владимир Николаевич Барышников выступил с докладом «К.Г. Маннергейм и Хельсинкский процесс над главными виновниками участия Финляндии во Второй мировой войне». Окончание Второй Мировой войны предполагает подведение ее итогов. Процессы, аналогичные Нюрнбергскому и Токийскому, проходили во всех странах-участниках гитлеровского блока, в том числе, в Финляндии. В Хельсинки перед судом предстали восемь человек: президент Ристо Рюти, два премьер-министра, четыре бывших министра, один дипломат - посланник Финляндии в Берлине. Все они были приговорены к различным срокам тюремного заключения. В ходе процесса обнаружились факты, о которых народ Финляндии не имел ни малейшего представления. Была выявлена и роль бывшего главнокомандующего маршала Маннергейма во втягивании Финляндии в войну на стороне Германии.
Как ни странно, лично он так и не предстал перед судом. Официального объяснения этому до сих пор нет, хотя он был очевидно причастен к большинству из 7 пунктов обвинения, выдвинутых против подсудимых. И именно он должен был выступать на процессе в качестве главного обвиняемого.
Первый пункт обвинения – допуск германских воинских формирований в Финляндию. Именно Маннергейм стоял у истоков начавшегося в августе 1940 года сотрудничества с Германией и принимал важнейшие решения, касающееся суверенитета страны, причем помимо органов высшей государственной власти. Именно его подчинённые с сентября 1940 года начали подписывать с Германией соглашения, позволившие ей разместить войска на территории страны. Военное ведомство под его управлением приняло на себя решение важнейших политических задач, притом, что руководство страны в этих договоренностях участия практически не принимало.
Благодаря прямым контактам с Маннергеймом немцы уже в начале 1941 года сумели сосредоточить 40-тысячную группировку для наступления в Карелии и на Мурманск, получили в свое распоряжение несколько аэродромов и стоянки для 40 кораблей в шхерах. 21 июня Гитлер фактически поставил Рюти перед фактом: между германским и финляндским военным руководством достигнуты все необходимые договоренности. А на следующий день заявил, что вместе с германскими стоят финские “братья по оружию” во главе со своим главнокомандующим.


К.Г. Маннергейм в характерной позе.

Источник: pinterest.ru


Вторым пунктом обвинения было решение Финляндии перейти границу и начать наступление на советской территории. Настоящим автором и инициатором этого решения был также Маннергейм, однако он избежал ответственности и за это. Агрессия со стороны Финляндии началась даже раньше общего наступления германских войск. Первый боевой вылет германских бомбардировщиков с финских аэродромов состоялся в 2:00 ночи 22 июня 1941 года.
Подсудимые обвинялись также в том, что своими действиями повлияли на объявление Великобританией войны Финляндии. Лондон выразил надежду, что финские войска, начавшие наступления 22 сентября, остановится у старых границ. Этого не произошло, и 24 ноября Великобритания объявила Финляндии ультиматум. В дополнение к нему, Черчилль 29 ноября направил Маннергейму личное письмо с предупреждением об ответственности, которую страна разделит с фашистской Германией после её поражения. Именно после отказа Маннергейма остановить наступление Великобритания объявила Финляндии войну.
По остальным пунктам обвинения Маннергейм не мог быть признан непосредственно виновным. Однако, входя в узкий круг высшего руководства, он не предпринимал никаких действий для вывода Финляндии из войны. Более того, он всемерно содействовал принятию военной помощи от Германии в обмен на обязательство не заключать мира с СССР без ее согласия. И только возглавив государство, он взял курс на вывод в Финляндии из войны.
До сих пор остается неясным, почему Маннергейм не разделил скамью подсудимых с восемью другими обвиняемыми. Его гибкость в отношении СССР в 1944-1945 годах не может компенсировать его роли в блокаде Ленинграда, геноциде русского населения Карелии. Поскольку юридического вердикта ему так и не предъявили, остается вынести вердикт исторический.
Кандидат исторических наук Сергей Михайлович Соловьев, главный научный сотрудник Российского Государственного архива социально-политической истории, представил федеральный архивный проект “Архивные документы свидетельствуют. Преступления нацистов и их пособников против мирного населения СССР в годы Великой Отечественной войны”.
Проект носит одновременно научный и просветительский характер. Уже выложено более 2600 архивных документов из федеральных и ведомственных архивов, включая архивы ФСБ, Службы внешней разведки, региональных архивов практически всех субъектов Федерации, которые в годы войны были затронуты немецкой оккупацией. Проект включает 3 раздела. “Анатомия зла” - документы, военно-стратегические планы и приказы нацистского руководства накануне и в ходе войны. Они показывают, что речь идет не об эксцессах, и опровергают бытующие версии о “чистом” Вермахте, который, в отличие от СС и гестапо, якобы не принимал участия в массовых казнях и зверствах в отношении населения оккупированных территорий.
Второй раздел проекта - “Забвению не подлежит”. Он рассказывает о нацистской оккупационной практике, включает документы из десятков федеральных и региональных архивов, свидетельские показания, донесения разведки и прочие документы, рисующие картину гитлеровских зверств.
Третий раздел посвящен Возмездию. Это материалы Нюрнбергского процесса, советских процессов над нацистскими преступниками и их пособниками начиная с 1943 года. Рассекреченные архивы ФСБ предоставили возможность показать механизмы следствия, проведения допросов. Благодаря этим процессам мир впервые узнал о нацистской практике применения душегубок для массового умерщвления людей. Первые сообщения иностранных корреспондентов об этих зверствах подверглись на их родине цензуре и не публиковались. В Соединенных Штатах не могли поверить, что такое в принципе возможно, и списывали подобные сообщения на советскую пропаганду…
Документы представлены в максимально возможном качестве. Разработана система навигации, именные, географические указатели, система тегов. Среди них есть и фонодокументы – более 10 часов записи Нюрнбергского процесса.

Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 120
0 Комментариев