Живая история

Марш вперед, вперед на бой, женщины-солдаты!

В июне 1917 года в России началось формирование женских батальонов смерти, бойцы которых успели проявить удивительную отвагу на фронте

Первая мировая война стала колоссальным потрясением, в том числе и социальных институтов, во многих странах, втянутых в этот глобальный конфликт. Пожалуй, сильнее всего это отозвалось в России. Одним из самых ярких свидетельств этих потрясений стало формирование в русской армии женских воинских частей: явление, которое до 1917 года невозможно было и представить.

Бойцы женского батальона на строевых занятиях, лето 1917 года.

Бойцы женского батальона на строевых занятиях, лето 1917 года
Источник: https://topwar.ru

Несмотря на то, что в той или иной форме русские женщины участвовали в большинстве войн, начиная с Отечественной войны 1812 года (самые яркие примеры — «кавалерист-девица» Надежда Дурова и партизанский вожак Василиса Кожина), на действительную военную службу их не принимали. И только события 1917 года, перевернувшие в России все прежние представления о том, что возможно и что невозможно, позволили появиться женским батальонам, положение о формировании которых было утверждено 29 июня того же года.

По инициативе снизу

К числу инициаторов создания женских батальонов относят многих политиков бурной эпохи между февралем и октябрем 1917 года. Чаще других называют главу Временного правительства Александра Керенского и лидера Союза 17 октября Михаила Родзянко. Действительно, оба этих политических деятеля имеют отношение к появлению необычных воинских формирований, но кто в действительности первым выдвинул идею их создания, теперь вряд ли удастся установить.

Командир женского батальона прапорщик Мария Бочкарева (вторая справа на заднем плане) наблюдает за стрелковой подготовкой своих подчиненных.

Командир женского батальона прапорщик Мария Бочкарева (вторая справа на заднем плане) наблюдает за стрелковой подготовкой своих подчиненных

Источник: https://topwar.ru


Точно известно, что с докладом о возможности формирования женских батальонов на очередном заседании Временного правительства в конце весны 1917 года выступила первая в истории России женщина-офицер — Мария Бочкарева. С Западного фронта, где она воевала с 1915 года, в Петроград ее привез Михаил Родзянко (вероятно, поэтому его и относят к числу инициаторов создания женских подразделений в русской армии). Получившая к тому времени почти всероссийскую известность Мария с воодушевлением рассказала, что сформированные из женщин воинские части могут не только стать реальной боевой силой, но и поднять чрезвычайно низкий моральный дух солдат и офицеров.

Последнее, видимо, и оказалось самым важным для министров Временного правительства и его главы, постоянно изыскивавших способы сохранить боеспособность стремительно разваливавшейся армии. Как писала в своих воспоминаниях сама Мария Бочкарева, «Керенский слушал с явным нетерпением. Было очевидно, что он уже принял решение по этому делу. Сомневался лишь в одном: смогу ли я сохранить в этом батальоне высокий моральный дух и нравственность. Керенский сказал, что разрешит мне начать формирование немедленно». И это обещание было исполнено: уже 21 июня 1917 года новосформированный женский ударный батальон получил на площади у Исаакиевского собора боевое знамя с надписью «Первая женская воинская команда смерти Марии Бочкаревой».

Командир женского батальона прапорщик Мария Бочкарева (крайняя слева) перед строем своих подчиненных. Западный фронт, лето 1917 года

Командир женского батальона прапорщик Мария Бочкарева (крайняя слева) перед строем своих подчиненных. Западный фронт, лето 1917 года

Источник: http://amnesia.pavelbers.com


Спешка, с которой было создано новое подразделение, подчеркивается и таким фактом. Формальное положение о формировании женских воинских частей было утверждено Военным советом — высшим законодательным и законосовещательным органом, решавшим военно-организационные проблемы, — уже после вручения батальону боевого знамени и даже после того, как 27 июня часть уже прибыла на фронт. Впрочем, военные даже в нервозной обстановке середины 1917 года сохраняли верность традициям и не спешили с разработкой формуляров и положений, подозревая, что очередная инициатива правительства может обернуться пустышкой, как и многие прежние затеи.

За ценой не постояли

Вопреки этим ожиданиям, создание женских батальонов пошло полным ходом: в течение нескольких дней на призыв Марии Бочкаревой встать на защиту России откликнулось порядка 2000 человек. Правда, большинство из добровольцев составляли романтически настроенные барышни, плохо представлявшие себе, что такое воинская служба и воинская дисциплина. А с последней у ставшей комбатом Бочкаревой все было хорошо. Прекрасно представляя себе, насколько разрушительным может быть слабое командование и слабая требовательность к подчиненным, она ввела в своем подразделении строжайшее соблюдение устава. И добивалась поддержания дисциплины всеми доступными ей методами, в том числе и чисто физическими. Когда обманувшиеся в своих ожиданиях девушки начали покидать батальон, среди прочих претензий в адрес своего командира они высказывали и такие: дескать, морды бьет не хуже старорежимного унтера.

Поручик Мария Бочкарева, командир первого в истории России командир женского батальона, после Октябрьской революции. Фотография 1918 года

Поручик Мария Бочкарева, командир первого в истории России командир женского батальона, после Октябрьской революции. Фотография 1918 года

Источник: https://www.postkomsg.com


Во многом это было правдой: получившая звание прапорщика Мария Бочкарева сделала все, чтобы очистить свое подразделение от возможного балласта, который в первые же дни пребывания в зоне боевых действий стал бы угрозой безопасности батальона. И без того прибывшим на Западный фронт в конце июня 1917 года бойцам «женского батальона смерти» пришлось буквально добиваться уважительного отношения сослуживцев-мужчин. Вопреки ожиданиям Керенского и его министров, женский батальон не поднял, а опустил моральный дух в армии, поскольку его бойцов солдаты воспринимали исключительно с точки зрения удовлетворения низменных инстинктов. И только первые боевые действия доказали им, насколько они ошибались.

Первый бой двум сотням добровольцев женского батальона Марии Бочкаревой довелось принять 8 июля 1917 года. И не пойти в наступление с гордо развернутым знаменем, как планировало командование, а буквально вгрызться зубами в землю в обороне: германская разведка заранее узнала о готовящемся русском наступлении. На своих позициях к северу от белорусского городка Молодечно девушки за три дня отразили 14 атак! И если в чем и оправдались ожидания Временного правительства, так это в стойкости бойцов женского батальона: они не только не отошли, но и сумели выбить немцев с ранее захваченных позиций русских войск.

Вручение боевого знамени Первой женской воинской команде смерти Марии Бочкаревой на Исаакиевской площади в Петрограде 21 июня 1917 года. В центре снимка возле знамени — сама Мария Бочкарева

Вручение боевого знамени Первой женской воинской команде смерти Марии Бочкаревой на Исаакиевской площади в Петрограде 21 июня 1917 года. В центре снимка возле знамени — сама Мария Бочкарева

Источник: https://topwar.ru


Правда, за этот небольшой, но яркий успех подразделению пришлось заплатить очень дорогую цену. Из 170 бойцов, принимавших участие в боевых действиях, три десятка были убиты и семь десятков ранены, то есть всего за три дня батальон потерял половину своего списочного состава. Такие тяжелые потери дали повод командованию в лице нового главнокомандующего Лавра Корнилова запретить формирование новых женских батальонов, а уже имеющиеся использовать только на вспомогательных участках.

Недолгий век женских батальонов

Такое решение командования разочаровало оставшихся в строю девушек-добровольцев: ведь они шли на фронт именно воевать, а не нести необременительную службу в тылу. И поскольку общая дисциплина в русской армии к тому времени окончательно упала, девушки начали просто покидать свою часть. Сделать это им было нетрудно, поскольку главного поборника устава — командира батальона Марии Бочкаревой — в подразделении уже не было. В первом и единственном сражении своей части она получила очередное, пятое ранение и отправилась в госпиталь.

Мария Бочкарева со своими сослуживицами в полевом лагере, лето 1917 года

Мария Бочкарева со своими сослуживицами в полевом лагере, лето 1917 года
Источник: https://topwar.ru

Из больничной палаты Бочкарева вышла уже не прапорщиком, а подпоручиком — самой знаменитой, пожалуй, женщиной в русской армии. Но даже этот ее авторитет не помог сохранению боеспособности женских подразделений. Из шести женских военных формирований, числившихся в русской армии к осени 1917 года, — 1-го Петроградского женского батальона смерти, 2-го Московского женского батальона смерти, 3-го Кубанского женского ударного батальона, 1-го Петроградского кавалерийского батальона Женского военного союза, Морской женской команды (дислоцировалась в Ораниенбауме) и Минской отдельной караульной дружины из женщин-доброволиц — к декабрю того же года остались только женщины-кубанки. Да и это подразделение было распущено к концу февраля 1918 года из-за отказа продолжать его снабжение.

Последней попыткой использовать женские воинские части в бою стало участие роты 1-го Петроградского батальона в обороне Зимнего дворца во время Октябрьской революции. Впрочем, такой стойкости, как их сослуживицы на Западном фронте, девушки не проявили и вскоре после начала штурма сдались. Как выяснилось позже, их боевой дух был серьезно подорван совершенно отвратительным отношением солдат-мужчин. Доказать им свои боевые способности бойцы женского батальона не сумели, поскольку не прошли суровой школы Марии Бочкаревой: этот батальон в основном состоял из тех добровольцев, которые отказались служить под ее началом.

Полевой лагерь женской команды смерти Марии Бочкаревой, Западный фронт, лето 1917 года

Полевой лагерь женской команды смерти Марии Бочкаревой, Западный фронт, лето 1917 года
Источник: https://topwar.ru

Не изменив себе

С началом Гражданской войны участие женщин в боевых действиях в России стало эпизодическим и случайным. Ни белые, ни красные не стали формировать отдельных женских воинских частей, хотя и не возражали против их присутствия в боевых подразделениях. Так, в рядах Белой армии в итоге оказалась и сама Мария Бочкарева, и некоторые из ее бывших сослуживиц. Бочкарева до конца осталась верна идее защиты той России, которую она считала своей родиной.

Очутившаяся после развала армии в Сибири, Мария Бочкарева отказалась сотрудничать с новой властью и угодила за решетку, откуда ее обманом вызволили бывшие товарищи по оружию. Через Владивосток первая русская женщина-офицер и первый командир русского женского батальона добралась до США, откуда попала в Великобританию. В обеих странах она яростно агитировала бывших русских союзников оказать белому движению помощь в борьбе с большевиками — и, по воспоминаниям современников, достигла успеха.

Бойцы 2-го Московского женского батальона смерти во время принятия присяги на Красной площади, лето 1917 года

Бойцы 2-го Московского женского батальона смерти во время принятия присяги на Красной площади, лето 1917 года

Источник: https://topwar.ru


В отличие от многих других таких агитаторов, Мария Бочкарева не осталась за границей, а вернулась в Россию, чтобы продолжать борьбу. Но раздираемое противоречиями белое движение не приняло легендарную женщину-поручика: даже адмирал Александр Колчак, аудиенции у которого добилась Бочкарева, предложил ей всего лишь формирование военно-санитарного отряда. Но и это решение осталось на бумаге: 7 января 1920 года Мария была арестована ЧК и 15 мая приговорена к расстрелу. Согласно документам, приговор привели в исполнение на следующий день, но некоторые разночтения в деле дали повод к возникновению версии о том, что Бочкаревой опять удалось вырваться из тюрьмы с помощью друзей и дожить до послевоенных лет.

Обложка: Занятия по стрелковой подготовке в женском батальоне. Источник: https://pochta-polevaya.ru


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 217
0 Комментариев