Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Комментарий

«Логика пропадает, когда переходишь границу России»

Посеет ли пьеса по роману Мединского смуту между нами и поляками?

Во вторник, 22 мая, на главной сцене Малого театра состоялась премьера спектакля «Смута». Основной для постановки московским артистам послужил роман министра культуры Владимира Мединского «Стена», посвященный осаде польской армией во главе с королем Сигизмундом Смоленска. Древний город, веками служивший западным форпостом России во многих войнах, в начале XVII века пережил одну из самых трагичных страниц своей истории. Судите сами: на дворе то самое Смутное время, голод, неурожаи, погодные катаклизмы, порождающие один за другим крестьянские бунты, дескать, сам Бог против незаконно восходящих на трон правителей Руси. А, как известно, чем тяжелее времена настают в пределах нашего государства, тем больше врагов поднимают головы. В этот раз пришел черед поляков покуситься на независимость страны. Смоленская крепостная стена, творение зодчего Федора Коня, не успела еще и своего десятилетия отметить с момента постройки, как пришел черед тест-драйва. Но обо всем по порядку, перемежая исторические справки с рассуждениями о постановке.

Сразу оговорюсь — сам роман не читал и не добавлю, что к стыду. Пусть оправданием станет чуть более беспристрастный взгляд на премьерный спектакль, без сокрушений в духе «а книга-то лучше!». Пусть речь пойдет о творящемся на сцене, как о самостоятельном произведении,имеющим родство с реальными событиями четырехвековой давности.

Итак, шляхтичи во главе с гордым своими прошлыми победами Сигизмундом идут с «освободительным» походом на Русь — прибрать к рукам раздираемую распрями землю, попутно поясняя неразумным крестьянам, что стать им Европой под новыми хозяевами — дело привычное. Кто только так ни говорил, переступая границу нашего государства. Так же и здесь. И ситуация, когда понимающие в политике, стратегии и дипломатии воеводы и бояре сталкивались с полным непониманием происходящего у простого люда, в «Смуте» находит отражение с первых минут, во время драки между сторонниками владычества польского и патриотами шатающейся московской короны.

Безусловный плюс спектакля — декорации, одновременно является и жесточайшим цензором за пределами Малого. Какой еще театр позволит себе отстроить такой разноплановый передвижной участок стены/храма/монаршего пристанища/городской площади и т.д.? Смотрится выигрышно,а в моменты особого погружения в происходящее ловишь себя на мысли, что словно смотришь«очень трехмерное» кино — сменяющие друг друга локации превращают действие в по-настоящему захватывающую череду книжных глав, а бессмертная фраза Станиславского уже зарождается где-то в глубине души.

Собственно, обилие сцен действия обусловлено и самой сутью сюжета, закручивающегося вокруг доброго десятка персонажей, каждый из которых вынужден проверять на прочность свои убеждения на протяжении двух действий. Судите сами: с одной стороны — безуспешно штурмующие «какой-то варварский городишко русских, с построенной на соплях сараюшкой-крепостью» поляки, с незнавшим поражений королем, готовым разувериться в преданности и уме своих советников и генералов, нежели в собственной ошибке. С другой — пребывающий по ту сторону баррикад город, становящийся на грань голодной смерти за полтора года осады,раздираемый на части подстрекателями, шпионами и предателями-крысами народ, готовый сегодня умереть за Русь-матушку, а завтра — открыть ворота, лишь бы закончить военный кошмар.

В условиях, когда никому нельзя верить, а сам зритель здесь не ломающий четвертую стену участник действа, но лишь такой же наблюдатель, раз за разом видящий, как вроде бы положительный герой оказывается преследующим вполне корыстные цели предателем и наоборот. За этими качелями даже знающий итоговую развязку, следующую букве истории,зритель остается в напряжении до конца.

Три с половиной часа — оправдано ли здесь такое продолжительное повествование? Не хочется проводить аналогий с «Властелином колец», третью часть которого в режиссерской Питер Джексон разбабахал аж на четыре с лишним часа (и это кино!), но придется. В ситуации, когда историю рассказывает не пара-тройка главных героев, а действующие лица, имеющие свои повествовательные линии, сплетающиеся друг с другом, а так же показаны обе стороны конфликта, мера выглядет логичной. Перепрыгивающая точка зрения наблюдающего из зала то на одну сторону Крепости, то на другую, заскучать не дает — просто посидеть на стульчиках и пофилософствовать на вечные темы здесь не любят. И если за десять минут никто не раскрыл свою подлую сущность, а король не приказал казнить очередного горе-лазутчика, знайте, сейчас будет что-то еще более громкое.

Кстати, о сторонах, точнее странах. Диссонанс вызывает сквозящая через весь сюжет тема вражды польского и русского народов. Ни коим образом аналогий с сегодняшей политической ситуацией проводить не хочется. То было время войны, оно давно ушло, но! Учитывая, что диалоги в спектакле написаны вполне современным языком и лишь редкие слова повернуты вспять на временной петле, ухо эти постоянные повторение «русские варвары» и «проклятая шляхта» режет.

Вторая тема, пролегающая через практически каждую сцену, так же ощутимо перекликается с современностью — вопрос сохранения и укрепления православной веры, разумеется, становился решающим для большинства людей той эпохи. Ведь стоило священнику донести до народа осознание, что идущая «освобождать» их пановская братия заставит принять католичество, а несогласных отречься — убьет, огонь борьбы среди пребывающих в унынии разгорается с новой силой. Сегодня, когда чувства верующих так же нередко бывают поколеблены или задеты,кажется, не хватает именно такого пастырского слова, с коим обращается к смолянам их митрополит.

В конечном итоге (уж извините за спойлеры), именно самопожертвование православного народа стало последней каплей для отчаявшегося победить Россию Сигизмунда. Стоявший больше года под стенами в надежде захватить бесценные сокровища из казны Ивана Грозного, спрятанные где-то под крепостью, он вместо золота увидел на дне пустеющей казны книги из утерянной библиотеки. А узнав, что укрывшиеся в Успенском соборе после взятия города последние его защитники взорвали себя вместе со святыней, король Речи Посполитой лишь вскричал:

«Это конец. Они безумны! Логика пропадает, когда переходишь границу России. Причем у всех! Варвары... Ненавижу эту крепость, город, народ!»

Жаль только, что последнее предложение можно вполне отнести к чиновникам современного Смоленска — как еще можно объяснить тот факт, что выдержавшая полтора года непрерывных штурмов и осады крепость, сохранившая свое величие в боях с Наполеоном, пострадавшая, но не исчезнувшая в годы гитлеровской оккупации, сегодня пребывает в ужасном состоянии? Свободный доступ туристам и жителям города закрыт, многие башни ветшают и разрушаются в самом центре города, а практически каждый участок стены венчают таблички «осторожно! Опасно для жизни!». Конечно, Владимир Мединский совершил благородный поступок,отказавшись от гонорара за роман «Стена», пообещав направить эти деньги на восстановление крепости, но доносящиеся из Смоленска вести пока лишь удручают — трещины, падающие кирпичи, новые заграждения. За что ненавидят ту, что защищала их предков многие поколения от врага? Вопрос риторический.

Ну а что до спектакля — здесь все карты раскрыты. Самопожертвование вмето отречения,древние знания вместо злата, отданный в конце концов врагу город без покорившегося народа — такая она, «Смута». Такой он — город, удерживавший под своими стенами врага, пока ослабленная держава собирала силы, чтобы вернуть себе былое величие и отбросить недругов обратно за границы. Любопытно было бы взглянуть на спектакль в интерпретации провинциальных театров, где не будет отстроенных монументальных декораций, проекторов,вырисовывающих прямо перед зрителями плачущую Богородицу и символ Смоленска — огненную птицу-феникс. Без визуального пиршества, возможно, было бы на порядок скучнее,все-таки столь продолжительное действие в рамках одной сцены выглядело бы не так вкусно. Ну а Малый смог обменять по выгодному курсу один премьерный билет на добрых 15 минут оваций от заполненного зала.

© Readovka.ru


Просмотры: 9
Оценить:
0 Комментариев