Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Материалы научных конференций

Легенды и были Балахны: Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин

Скачать

Нижний Новгород, Балахна. С этими городами неразделимо связаны имена освободителей Русской земли князя Дмитрия Михайловича Пожарского и нижегородца Кузьмы Минина. Из Нижнего Новгорода Второе ополчение шло вверх по Волге, и первым городом на их пути стала Балахна – важнейший центр солеварения в Среднем Поволжье. По преданиям, род Мининых происходил из этого города, а у Д.М. Пожарского в Жарской волости Балахнинского уезда находилось имение в селе Юрине.

Далекие сполохи Смутного времени основательно затронули Балахну. В сознании народа многие события смешались, взаимозамещая друг друга. Такая контаминация вольно или невольно привела к причудливому переплетению реальных исторических фактов с вымыслом и фантазией и дала повод к возникновению многочисленных местных легенд и преданий о героях Смуты. Фольклор несомненно имеет право на жизнь, но беда, если он попадает в исторические исследования, статьи и монографии без должного критического осмысления, превращаясь в устоявшийся факт, который никто не дерзнет подвергать сомнению. Подобные легендарные сведения кочуют из одной статьи в другую, из книги в книгу, со временем приобретая реальную историческую оболочку.

Одной из таких легенд является версия о балахнинском происхождении Кузьмы Минина. Даже несмотря на ряд статей и книг Б.М. Пудалова, С.В. Сироткина, А.В. Морохина и А.А. Кузнецова о Кузьме Минине, доказывающих что этот факт не соответствует действительности[1], в печати продолжают появляться новые версии о происхождении рода Мининых – на этот раз от балахнинского жителя Мины Редозубова[2].

И если с балахнинскими корнями Кузьмы Минина историки выяснили истину, то подобное нельзя сказать о другом мифе – о так называемой вотчине Д.М. Пожарского в селе Юрине Жарской волости Балахнинского уезда.

 По преданию, князь поставил в имении деревянную Казанскую церковь, сохранившуюся до наших дней, вырыл пруд, а место его последнего упокоения находится на юринском кладбище. Сейчас Юрино – небольшое селении, стоящее на краю бывшей Жарской волости и окруженное со всех сторон лесами. Опрос местных жителей подтвердил, что устоявшееся предание живо в народной памяти. По словам старожилов, могила полководца находилась вблизи Казанского храма и была отмечена надгробным камнем, который куда-то «запропастился». В соседней деревне Бредове, что в двух километрах от Юрина, также помнят имя героя, утверждая, что он владел и их деревней, на краю которой также вырыл пруд. Жители пояснили, что на месте одного из бредовских дворов стояла кузница, в которой Дмитрий Михайлович ковал оружие на захватчиков, а также указали на общую могилу интервентов между Юриным и Бредовым, якобы побитых в одном из сражений с полководцем. Подобные предания пришлось услышать и в поселке Конево близ указанных селений. Да и само название волости «Жарская», а местности «Жары», по мнению здешних жителей, дало основание фамилии князей Пожарских.

Недавно инициативная группа местных уроженцев выступила с просьбой к властям об установлении памятника, или хотя бы памятного знака, Д. М. Пожарскому в Юрине. А в начале 2018 г. в Российский государственный архив древних актов пришло письмо, которое приводим дословно, т.к. оно лучше всего характеризует укрепление легендарного вымысла в сознании народа и превращение его в исторический факт:

«(Л. 1) В ноябре 2018 года исполняется 440 лет со дня рождения освободителя земли Русской – Дмитрия Михайловича Пожарского.

Еще в пятилетнем возрасте (кажется это было в 1981 году) худеньким вихрастым мальчишкой впервые попал я в село Юрино Балахнинского района Горьковской области. Всё мне было там интересно. Нескончаемым потоком сыпались из меня вопросы:

– А почему село называется Юриным?

– Село назвали так в честь Юрия Долгорукова, охотно отвечала мне бабушка –Медведева Наталья Степановна, которая очень обрадовалась приезду на всё лето внука. – Наше село основал в XIV веке потомок Долгорукова – Иван Фёдорович Пожарский.

– А почему деревенские гордятся, что здесь жил Дмитрий Пожарский?

– В трудную годину Руси народ призвал князя Пожарского освободить Москву от врага.

А я, не дослушав, уже мчался, сшибая одуванчики по узкой тропинке к водоёму, который тогда мне казался большим прудом. Я так и сказал однажды:

– Бабуля! Я пошел купаться на пруд.

– Это не пруд, это – купальня рода Пожарских, – возразила мне бабушка.

На ночь бабушка читала мне сказания о подвиге Пожарского из третьего тома писателя-историка Василия Сиповского. А ночью мне снилось, как я вместе с воеводой Дмитрием Пожарским на Сретенке оборонял Москву от наступающих поляков.

"Пожарский, Пожарские, Дмитрий Пожарский" – эта фамилия склонялась в селе Юрино ежедневно. "Церковь князя Пожарского", "вотчина воеводы Пожарского", "Усадьба полководца Пожарского", "Могила Дмитрия Пожарского" … Могилу я, конечно, не видел, но в домашней церкви Пожарских в последующие приезды бывал неоднократно. Говорят, что построил её боярин Дмитрий Имихайлович в 1615 году в честь Казанской иконы Божией Матери. С каким-то внутренним трепетом заходил я в церковь (к тому времени она использовалась как кладбищенская часовня). Меня очень удивили бревна, из которых была сложена церковь. Это были, (Л. 2) толстые. словно закрученные в спираль, свилеватые почерневшие брёвна.

– Бабуля! Неужели этой церкви 300 лет? – удивился я.

– Конечно! Ей даже больше 350 лет. – Подтвердила Наталья Степановна и пересказала мне предания, услышанные от её бабушки.

– Ещё в 1363 году предок Дмитрия – князь Иван Фёдорович переехал из Стародубского княжества в Жарскую волость Суздальско-Нижегородского княжества. А так как здесь тогда проживали только черемисы, мордва и другая заволжская чудь, то для обустройства на новом месте привёз он с собой русских людей, среди которых был род Медведевых. Были переселенцы и из других местностей. Тогда и появилось сельцо Юрино, в котором отстроили усадьбу Пожарских. Когда при обороне Москвы от польско-литовских захватчиков Дмитрий Пожарский был тяжело ранен, то соратники вывезли его подальше от поляков в окружённое лесом и болотами родовое имение Юрино Нижегородского уезда. И после освобождения Руси от польских захватчиков, Пожарский часто приезжал в Юрино. Он останавливался в усадьбе, молился в церкви, гулял по лесу, отдыхал возле купальни. А церковь построил в честь своей победы над литовско-польским захватчиками. Крестьяне очень любили его: и как спасителя русского народа, и как справедливого барина. Даже тогда, когда воевода умер, деревенские мужики продолжали поддерживать эту церковь в надлежащем состоянии, а Юрино именовалось сельцом, то есть селением исключительно владельческого характера с усадьбой и другими заведениями. Наш род неразрывно связан с родом Пожарских. У семьи Пожарских был егерь, который ухаживал за медведями и которого прозывали сначала Медведчик, а потом Медведев. Часто травили ими не только собак, но и людей. Бой с медведем в ту пору был любимым развлечением народа. Именно через эту забаву получил наш род прозвище Медведчик, с годами трансформировавшееся в фамилию Медведев.

Прошу Вас сообщить, действительно ли село Юрино Жарской волости Нижегородской губернии было основано в конце XIV века? Сохранились ли сведения о нахождении у рода Пожарских егеря – Медведчика? Действительно ли церковь в честь Казанской иконы Божией Матери построена в сельце Юрино в 1615 году?

С уважением и надеждой на помощь И.П. Медведев. 18 декабря 2017 года»[3].

Как и когда возникло предание о юринской вотчине князей Пожарских, ныне уже установить невозможно, но документы свидетельствуют, что народное мифотворчество началось не позднее XVIII в. По крайней мере «юринское предание» было уже известно в начале XIX в.

Так, в начале января 1827 г. управляющий Министерством внутренних дел сообщил нижегородскому гражданскому губернатору Кривцову, что «государю императору угодно иметь сведения об остатках всех древних зданий, как-то: крепостей, замков, монастырей и церквей, хотя бы где оныя существовали, с объяснением:

1-е, когда и кем оныя строены или перестроены;

2-е, по какому случаю и для какого намерения;

3-е, ежели не полны, то сколько, почему и когда разрушены;

4-е, из каких материалов строены;

5-е, какия в них достойныя примечания или отличныя от обыкновенных вещи или части оных находятся;

6-е, в каком они теперь положении, в чьем ведении и для чего употребляются и, наконец, можно ли их поддержать починкою, не переменяя их древних планов и фасадов»[4].

15 января того же года Нижегородский губернатор через губернское правление обратился в губернскую консисторию с требованием о доставлении известий об остатках древних зданий. В свою очередь Консистория затребовала сведения через духовные правления, а также благочинных и от настоятелей монастырей.

1 марта 1827 г. от благочинного села Черного священника Василия Алексеева в Балахнинское духовное правление был отправлен обстоятельный рапорт:

«Во исполнение Его Императорского Величеств указа из онаго правления, последовавшаго сего 1827 года под № 45-м о доставлении в сие присудственное место сведения касательно древних зданий, как-то, крепостей, замков, монастырей и церквей.

Мною найдена заслуживающею внимания по древности в принадлежащем приходу к селу Бурцеву селце Юрине упраздненная деревянная церковь, ибо оная церковь, по словам престарелых тутошних людей строена назад тому около 200 лет князем Дмитрием Михайловичем Пожарским, жившим при оном селении с боляры Озеровским и Богдановым, и близь 50 лет упразднена по малоприходству за вывезением людей в немалом количестве помещиками в другие разныя места.

Впрочем, сия церковь, теперь находящаяся по неимению в ней священных сосудов, кроме престола и жертвенника, и не во все неудобная к священнослужению, в ведении состоит реченного села вотчиннаго начальника, и виду наружнаго еще не изменила, как разве рядами шестью обнизла в землю.

Замечания же в ней достойно то, что для алтаря наружнаго обыкновеннаго отопления при ней не имеется, а для священнослужения место преграждено иконостасом в настоящей ея части. Еще стоят замечания в сей церкви и окны, из коих два в вышину около трех четвертей и в ширину двух, а четыре жь окна имеют по шести кубических вершков. А чтоб и на следующие веки продолжить ее бытие, то о подведении под ее каменнаго фундамента и о покрытии ея железом.

На сим покорнейшем репорте мнение свое и открываю.

Благочинный села Чернаго священник Василий Алексеев»[5].

4 мая того же 1827 г. благочинный и протоиерей Балахнинского Вознесенского собора Сергей Герасимов Кондорский покорнейшим рапортом из Балахнинского духовного правления сообщал преосвященнейшему Афанасию, епископу Нижегородскому и Арзамасскому о древних достопримечательностях в Балахне и уезде, особо отмечая, что в городе «был двор осадной болярина князя Димитрия Михайловича Пожарскаго. Сей значителен потому, что жительство имел сей князь поблизости города Балахны в Жарской волости на прежде бывшей большой Московской дороге верстах в тритцати от Балахны в селе Юрине, где и поныне значится Княжей пруд, называемой Ялынец. В селе том была церковь Преображения Господня с приделами святых Николая и Макария чудотворцев и другая теплая Казанския Божия Матери деревянная. Оныя церкви по удостоверению старожилых людей построены были князем Дмитрием Михайловичем Пожарским и по смерти погребено тело его при помянутой в том селе Юрине Казанской церкви.

Оной приход в 1760-м году по указу преосвященнейшаго Антония, архиепископа Владимирскаго и Яропольскаго, уничтожен, потому что прихожане разными случаи в разныя места и вотчины выбыли и на медноплавительныя заводы вывезены. А существует ныне памятником надгробным князю сему при том сельце Юрине ветхая церковь Божия Матери Казанския без священнослужения»[6].

Отправленные наверх рапорты свидетельствуют о неравнодушном отношении благочинных к истории родного края. Перед нами не отписки, а сведения, собранные людьми, серьезно заинтересованными в церковном краеведении. Следовательно, и относиться к их рапортам необходимо с должным уважением и почтением. Они были первыми, кто зафиксировал «преданья старины глубокой». Немного биографических сведений об этих священниках.

Протоиерей Балахнинского Вознесенского собора Сергей Герасимов Кондорский в то время был благочинным и в 1827 г. ему исполнилось 66 лет. Родом он был из духовного сословия, сын дьякона, в 1784 г. был произведен в священники Воскресенской церкви Балахны, а в 1807 г. определен на протоиерейское место Вознесенского собора. Неоднократно был отмечен наградами, а с 1820 г. являлся корреспондентом Российского Библейского общества и, как замечено в документах Нижегородской консистории, «дел по обвинениям никаких не касалось»[7].

Второй – священник села Черного Балахнинского уезда Василий Алексеев. В 1827 г. ему было 39 лет. Родился он в селе Крутой Майдан в семье священника Алексея Стефанова. С 1808 г. после окончания богословского курса Нижегородской семинарии он был определен на иерейское место в село Ягодное Княгининского уезда, но вслед за этим отправлен в село Черное, где исправлял должность священника. Спустя три года, в 1812 г., он стал благочинным, в юрисдикции которого находился приход села Бурцева с часовней в сельце Юрине. Несомненно, он являлся человеком принципиальным и честным. Как видно из рубрики по обвинениям, он лишь однажды нарушил правила, да и то незначительно: «убежден, будучи ведомства его благочиния села Бурцева пономарем Стефаном Андреевым и некоторыми из лучших прихожан к обвенчанию непогрешительнаго, впрочем и безопаснаго, брака их, паче же видя последний день на бракосочетания пред постом, именуемым Филипповым, реченнаго села деревни Юрина брак 1816-го года без ведома епархиальнаго начальства обвенчал, почему в Нижегородскую духовную консисторию, хотя и с извинениями, но добровольно, на богоугодныя дела и внес пять рублей»[8].

Следом за первыми свидетельствами о почитании Пожарских как юринских владельцев, спустя 30 лет архимандрит Макарий Миролюбов в 1857 г. публикует свой капитальный труд «Памятники церковных древностей». В нем утверждалось, что Жарская волость получила название от фамилии Дмитрия Михайловича Пожарского, владевшего здесь поместьем, а Юрину была посвящена отдельная рубрика:

«К селу Бурцево с давнего времени присоединено прежнее село, а ныне деревня Юрино, где находился дом князя Д.М. Пожарского, было родовой его вотчиной. Судя по пруду, почти заросшему травой, но доселе называемому Князевым, надобно думать, что дом княжеский стоял от церкви в 200 саженях на восток. Следы бывшего дома остаются доселе, хотя место само заросло лесом и обращено в пахотную землю, среди которой попадаются еще от зданий древние кирпичи. В Юрино были две деревянные церкви: одна холодная во имя Преображения Господня, с двумя приделами, давно уже сгорела, а другая в честь Казанской иконы Божией Матери. последняя, как и первая, построена самим князем Д.М. Пожарским. Она давно уже упразднена, и хотя весьма ветхая, остается в целости доселе <…>

Многие церковные вещи из Юрино перешли в село Пурех, а некоторые в Воскресенскую церковь села Бурцево. Так, например, Евангелие. печатанное в 8-й год царствования царя Алексея Михайловича и во 2-й патриаршества Никона, перенесено в Бурцево из Юринской церкви, как видно из надписи по листам: «Сия книга, глаголемая Тетроевангелие, печатанное в десть на бумаге, положили Жарской волости Балахонскаго уезда села Юрина крестьяне Грибоедова Павел да Михайло в дом Боголепное Преображение, чудотворца Николая и чудотворца Макария. Кто сию книгу хитростию отторгнет от церкви и для своей пагубной корысти, того судит Бог и анафема да будет»[9].

Впоследствии непререкаемый авторитет архимандрита Макария Миролюбова был подкреплен публикацией А.С. Гациского[10] и другими авторами.

Проверка легендарных известий о селе Юрине, его храме и князе Д.М. Пожарском архивными документами показала следующее.

Наиболее раннее известие о Юрине можно найти в писцовой и межевой книге Жарской волости Балахнинского уезда письма и меры Захария Васильевича Быкова и подьячего Пятово Колобова: «В Болахонском уезде Пуретцкие волости другие половины в Жарех погост Суховатой, а в нем церковь Покров Святей Богородицы да предел Николы Чюдотворца рублен клетцки с трапезою <…>

Да церковные ж земли по даче дозорщика Елизарья Новосилцова с таварыщи 100-го году починок Юринской, а в нем пашни паханые и перелогом, и лесом поросло восмь десятин, а четвертми иметца шеснатцеть чети, да лесу непашенного две десятины в поле, а в дву по тому ж»[11].

Таким образом, починок Юрин существовал уже в 1591/92 г., и видимо, не случайно, что через сорок лет на церковной земле административно-духовного центра Жарской волости погоста Суховатова затем была поставлена церковь, правда, как увидим в дальнейшем, воздвигнута отнюдь не князем Д.М. Пожарским.

В Смутное время, в 1610 г., балахнинские, юрьевецкие и суздальские земли активно пошли в раздачу московским сановникам от имени польского короля Сигизмунда по случаю избрания его сына королевича Владислава на московский трон. Так Решма Суздальского уезда 20 сентября была пожалована боярину М.Г. Салтыкову, а думному дворянину князю Алексею Михайловичу Львову тем же числом и годом был дан привилей на Пурецкую волость с деревнями Балахнинского уезда[12].

Спустя два месяца, 20 ноября 1610 г., «стольником Борису и Михайлу Михайловичом Салтыковым дано поместье, в Арзамаском уезде село Собакино с деревнями, да в Балахонском уезде селцо Жарово с деревнями, в их оклад в четырнадцать сот четвертей, до воли и ласки короля его милости»[13].

Впрочем, воспользоваться Салтыковы своим новым поместьем вряд ли успели. Жары так и остались в дворцовом ведомстве.

Сельцо Жарово как таковое в документах не упоминается, но напрашивается предположение, что под этим селением подразумевается погост Суховатово, бывший в начале XVII в. центром дворцовой Жарской волости. Собственно говоря, Жары или Жарская половина Пурецкой волости это и есть Жарская волость. Первоначально Пурецкая волость делилась на две половины: Пурецкую половину с центром в селе Вершилове и Жарскую половину с центром в погосте Суховатово, которая затем стала самостоятельной волостной единицей, независимой от Вершилова, хотя впоследствии в документах нет-нет да и мелькнет упоминание о «Жарской половине Пурецкой волости». В наиболее ранней из пошлинных книг Патриаршего Казенного приказа 1627/28 г. сохранилась запись о получении пошлинных денег с причта этого храма: «Церковь Николы Чюдотворца в Жарех, дани два рубли десть алтын з денгою, десятилничих и заезда семь алтын. Генваря в 15 день на нынешней на 136-й год те денги взято»[14]. Тем самым предположение о соотнесении Суховатовского погоста с селом Жаровым находит подтверждение в документах того времени.

Строительство и освящение Преображенского храма в д. Юрино относится к 1632–1638 гг. В перечне храмов Балахнинской десятины 1631/32 г. церковь в Юрине не упоминается[15]. Следовательно, она была построена после указанной даты. Уточнить датировку по имеющимся в нашем распоряжении документам весьма сложно, ибо часть пошлинных книг после 1632 г. до 1638 г. не сохранилась. Первая запись о взимании десятильничих денег и заезда с Юринской церкви Балахнинской патриаршей десятины относится к 1638 г.: «Церковь преображение Спасово в Жарской волости в селе Юринове, дани дватцать пять алтын, десятилничих и заезда пять алтын. И февраля в 6 день те денги взято. Платил николской поп Сава»[16].

В тех же документах числятся «двойные» храмы в вотчине боярина князя Дм. М. Пожарского в с. Пурехе и в с. Кропивенском Пурецкой волости, с которых брали дань в два раза больше за то, что они платили ее в Москву, минуя десятильника. Видимо, таково было пожелание не только причта, но и вотчинника. Но церковь в Юрине осталась «одинарной», то есть пошлины собирались десятильником. Если бы владельцем юринского имения в Жарах был Д.М. Пожарский, то, логично было бы предположить, что и этот храм был бы переведен в «двойные», чтобы защитить причт от посягательств десятильников.

В конце 1615 г. по наказу балахнинского воеводы Н.М. Пушкина в Жарской волости сразу после раздачи дворцовых земель в поместья дорогобужанам и вязмичам подьячим Замятней Симоновым был проведен дозор. Согласно сведениям дозорной книги, починок Юрино числился в поместье за несколькими владельцами: Ф.Г. Дуровым, Ю.Г. Мартюхиным, К.Н. Щеколдиным, Д.Ш. Мицким, И.Ф. Фофановым и Ф.И. Безобразовым[17].

В 1627/28 г. писцы Захарий Васильевич Быков и подьячий Пятово Колобов описали Балахнинский уезд, в том числе и Жарскую волость. Починок Юрин по-прежнему находился в поместных жеребьях за И.П. Кобяковым, А.Ю. Мартюхиным, М.Е. Грибоедовым, П.И. Дуровым, И.Ф. Фофановым, Б.Т. Мицким[18]. Благодаря этому кадастровому описанию удалось выяснить, что через деревню Юрино от Балахны на запад шла большая Московская дорога[19].

Спустя 18 лет, в 1645/46 г. состоялось новое описание Жарской волости писцами Никифором Тимофеевичем Нармацким и подьячим Родионом Дойниковым. Переписчики написали село за И.Ф. Фофановым, И.А. Мартюхиным, Ф.М. Грибоедовым, И.П. Дуровым, Б.Т. Мицким[20].

В переписной книге Тихона Дементьяновича Танеева церквей и церковных приходов Балахнинской десятины 1653 г. дано первое подробное описание села Юрина и его прихода: «(Л. 213 об.) <…> Церковь Преображения Господня с пределы в Балахонском уезде Пурецкие волости другие половины в Жарах в селе Юрине, а тое церкви во дворе поп Никита, во дворе просвирница Марьица (Л. 214) да дьячек и понамарь Харламко сын ее на церковной земле, да на церковной же земле бобылских дворов: во дворе Дениско Иванов, во дворе Трошка Романов нищей. Церковной земли отмежевано вновь пашни паханые середние земли пятнатцеть чети в поле, а в дву по тому ж, а межа той церковной земле писана в межевых книгах, а сенных покосов нет, отмежевать было неищево.

(Л. 217 об.) <…> И всего х той церкве двор попов, двор просвирницы и дьячков, и понамарев, два двора бобылских на церковной земле, да церковные пашни паханые середние земли, что вновь отведено ис помещиковых (Л. 218) земель пятнатцеть чети в поле, а в дву по тому ж, да приходцких три двора помещиковых, один двор людцкой, четыре двора старостиных, сто три двора крестьянских, один захребетник.

Дани по прежним приправошным книгам с тое церкви было дватцать пять алтын, десетилничьих пять алтын, а по нынешнему новому окладу дани положено два рубли семнатцать алтын одна денга, десетилничьих гривна. (Л. 218 об.) И прибыло перед прежним окладом дани и з десетилничьею гривною рубль дватцать три алтына пять денег»[21].

Среди помещиков, владевших селом, Танеев отметил И. Мартюхина, И. Фофанова, Ф. Грибоедова, И. Дурова, и Т. Мицкого[22].

В переписной книге Балахнинского уезда 1678 г. переписи Александра Никифоровича Жедринского и подьячего Харлама Юрлова дано краткое описание Юрина: «Село Юрино, а в нем церковь Преображения Господня, а на церковной земле двор попа Исакия, двор понамаря Максимка Денисова да келья нищей старицы Ориницы»[23]. Жеребьями юринской земли и крестьянами владели В.И. Кобяков-Наумов, Р.И. Фофанов, М.И. Мартюхин, С.Ф. Грибоедов, И.П. Дуров, С.Г. Мостинин, Т.Ф. Мицкий[24].

В сказке священника церкви Преображения Господня села Юрина Иосифа Гаврилова о приходских жителях 1723 г. упоминаются юринские помещики И. Озеров, М.А. Мартюхин, Г.С. Косливцев, а всего в приходе числилось 43 двора, а в них 316 человек мужского пола[25]. Подобную же сказку он собственноручно подписал в декабре того же года: «1723-го году декабря в день по указу Его Величества Петра Великого императора и самодержца всероссийского Балахонского уезду Жарской волости села Юрина церкви Преображения Господня поп Осип Гаврилов в самую сущую правду еже-ей-ей сказал: в приходе моем прихожен разных помещиков крестьянских сорок два двора, а больше того нет, а ежели я, поп Осип, в сей скаске сказал что ложно или кого утаил, и за тое мою ложную скаску и утайку учинить мне по Его Императорского Величества указу.

К сей скаске преображенской поп Иосиф Гаврилов руку приложил»[26].

В 1723 г. юринские прихожане сказкой подтвердили свое желание содержать храм и церковный причт: «Вышеписанной Его Императорского Величества указ Балахонского уезду Жарской волости церкви Преображения Господня прихоженя разных помещиков вотчины порутчика Лазаря Иванова сына Облова села Юрина староста Сила Алексеев, вотчины порутчика Андрея Григорьева сын Хитрова того ж села староста Иван Минеев, вотчины Григорья Степанова сына Косливцова того ж села староста Василей Агапов, вотчины капитана князь Степана Иванова сына Ухтомского деревни Конева староста Яков Иванов сын Попов, вотчины порутчика Григорья Исаева сына Беклемишева деревни Никитина староста Сергей Васильев, вотчины дьяка Матвея Федорова сына Замятнина деревни Высокова староста Андрей Павлов, вотчины отъютанта Гарасима Емельянова сына Засецкого деревни Олисова староста Федот Родионов, вотчины маэора Василья Андреева сына Нармоцкого деревни Бедокурова староста Исак Игнатьев, двор помещиков князь Ильи Борисова сына Болховского слышали и церкви Преображения Господня прилучившагося приходцкого священника Осипа Гаврилова с причетники содержать мы в надлежащем доволстве можем.

Жарские волости села Юрина церковной дьячек Иван Осипов вместо вышеписанных старост по их прошению руку приложил»[27].

В переписной книге 1722–1727 гг. дается не только имя помещика Ивана Озерова, но и его отчество и чин: стольник и полковник Иван Григорьев сын Озеров[28]. Не случайно, в рапорте одного из благочинных 1827 г. фигурирует юринский владелец «болярин Озеровский». Несомненно, это и есть Иван Григорьев сын Озеров или его дети.         

В том же 1827 г. протоиерей Балахнинского Вознесенского собора Сергей Герасимов сын Кондорский писал на имя нижегородского и алатырского епископа Афанасия: «Оной приход в 1760-м году по указу преосвященнейшаго Антония, архиепископа Владимирскаго и Яропольскаго, уничтожен, потому что прихожане разными случаи в разныя места и вотчины выбыли и на медноплавительныя заводы вывезены»[29]. Выявленные документы РГАДА из коллекции ф. 350 «Ландратские книги и ревизские сказки» подтверждают его рапорт о умалении прихожанами юринского прихода, что и привело к закрытию храма в селе Юрине и превращении его в часовню.

Так, согласно 2-й ревизии 1744–1748 гг., в Кунгурском уезде Пермской провинции у горнозаводчиков балахонцев Осокиных на медеплавильных заводах числилось, как минимум, 14 крестьян, купленных и переведенных на Урал в те же 40-е годы XVIII в. В дальнейшем Осокины дополнительно прикупили и других жителей Жарской волости[30].

Таким образом, кадастровые материалы XVII в.. а именно, дозорная книга 1615 г., писцовая 1627/28 г., переписная 1645/46 г., переписная Балахнинской десятины 1653 г. и переписная 1677/78 г. не позволяют утверждать, что Юрино некогда принадлежало роду Пожарских. На протяжении всего XVII и первой половины XVIII вв. селом владели по жеребьям несколько помещиков, а в раздачу селение пошло из дворцовых земель около 1615 г. Кроме того, просмотренный комплекс отказных книг Жарской волости Балахнинского уезда[31] подтверждает вывод о непричастности князей Пожарских к землевладению в Юрине и, следовательно, и к строительству юринского храма. Предание о владении Юрина Пожарскими и их причастности к возведению в селе храма могло появиться еще в конце XVIII в. в связи с двумя факторами:

1. Близостью имения Пожарских в Пурецкой волости Нижегородского уезда, которое отделено от Юрина только лесом;

2. Закрытием юринского храма и частичным переносом храмового имущества в церковь села Пурех, бывшую вотчину князя Д.М. Пожарского.

В первой половине XIX в. в Балахне проживал купец Павел Федорович Минин. Был он человеком предприимчивым, неугомонным. Очень любил историю. Усердно собирал легенды и предания о Балахне и балахонцах. Приезд императора Николая I в Нижний Новгород и его неподдельный интерес к личности Кузьмы Минина, захороненного в губернском городе вызвал немалый ажиотаж среди его подданных с фамилией Минин. Все захотели быть потомками «спасителя Отечества». Не обошла сия участь и Павла Минина. Он написал обращение на высочайшее имя, в котором выводил свою родословную от брата Кузьмы Минина[32]. Однако, официального признания высокого звания «потомка» Минина Павел Федорович так не дождался. Писатель П.И. Мельников-Печерский, побывав в Балахне и поработав с балахнинскими документами XVI–XVII вв., в своей обширной статье «Балахна» писал: «В Балахне утверждают, что Козьма Минин был балахонец и что потомки его родственников до сих пор существуют в этом городе, как фамилии Мининых... Но все это несправедливо». Доказывая свою версию, автор пишет: «В сотной грамоте 1632 года... сказано: "Левкею Богданову сыну Редозубову да Ганьки Минину сыну Редозубову сто бадей росолу, а крепости на те росолы не положили". "Гаврилке да Онтошке Мининым детем Редозубова по старине 200 бадей росолу". Значит они были не Минины, а дети Мины Редозубова. Встречаются в числе владетелей росолов Минины, но, перебирая сотные грамоты, нашел я, что они происходят от Мины сына Анкудинова и прежде назывались Анкудиновыми; поэтому я и назвал их здесь Миниными Анкудиновыми. Эти то Минины суть предки нынешних Мининых, купцов балахнинских»[33]. Подробнее о деятельности Павла Минина можно узнать из главы книги Ю.Г. Галая «Минин в памяти нижегородцев»[34].

Всплеск интереса к личности Кузьмы Минина произошел в Балахне в 1990-е годы, когда местный историк-краевед Евгений Николаевич Силаев занялся изучением деятельности народного героя. Наряду со сбором всей доступной ему литературы, он обратил внимание на местные легенды. Его вывод свелся к уверенной точке зрения: Кузьма Минин был родом из Балахны, будучи младшим сыном балахонского солепромышленника Мины Анкудинова. Местная жительница повествовала ему о том, по рассказам ее бабушки Кузьма Минин был крещен в сохранившейся с XVI в. каменной Никольской церкви. Е.Н. Силаев стал инициатором установки в Балахне памятника работы скульптора А.И. Колобова, в 1989 г. снятого с постамента на площади Минина в Нижнем Новгороде. Он организовал в библиотеке музей Кузьмы Минина, провел в Балахне при участии доктора исторических наук В.П. Макарихина и писателя В.А. Шамшурина первые Мининские чтения, а в 1999 г. издал небольшую брошюру «Минин Кузьма Минич: К вопросу о разночтениях к имени Кузьмы Минина»[35]. На основе рассказов Евгения Николаевича В.А. Шамшурин написал «историческое повествование», в котором изложил балахнинские легенды: «По преданию, Кузьма Минин был крещен в Никольской церкви, что была первой каменной церковью в Балахне, сохранившейся до нашего времени. Недалеко от нее есть небольшое озерцо, по берегам которого Кузьма якобы посадил ветлы. Старейший балахнинский краевед Евгений Николаевич Силаев может показать и место, где в начале XVII века находился дом, в котором ночевали Минин и Пожарский во время знаменитого похода нижегородского ополчения. Вероятно, дом был выбран неслучайно и вполне мог быть тем отчим приютом, где Кузьма провел свои детские годы»[36].

Почитание Минина в Балахне было поддержано и руководством района. С 1995 г. и по сей день в городе 21 мая отмечается День памяти Кузьмы Минина. Земским собранием района учреждаются мининские стипендии лучшим учащимся районных школ. Одна из самых крупных в городе школ получила имя Кузьмы Минина.

В 2001 г. в Балахне зародилась культурно-патриотическая акция, посвященная Нижегородскому ополчению и его героям, К.Минину и Д.М. Пожарскому. Ее возглавил заместитель главы администрации Балахнинского района Владимир Игоревич Блинков. В рамках акции проводились конкурсы для школьников и студентов по номинациям: «Историческое краеведение», «Фоторепортаж», «Декоративно-прикладное творчество», «Художественное творчество» и т.д. Победители конкурсов вместе с патриотами акции: художниками, писателями, историками, журналистами в 2001 г. отправились на автобусах в поход по пути следования ополчения в 1612 г. По пути следования организовывались выставки, концерты, творческие встречи с коллегами. Первую остановку участники похода сделали в селе Пурех – вотчине князя Д.М. Пожарского перед памятником герою работы скульптора П.И. Гусева. Память князя почтили в Спасо-Преображенском соборе, величественном памятнике XVII в., построенном Д.М. Пожарским в 1622–1625 гг. После Пуреха, участники акции отправились в Юрьевец, а оттуда в Кинешму, Кострому, Ярославль, Переславль-Залесский. Заключительным аккордом акции стал концерт около храма Василия Блаженного в Москве. В последующие годы путь участников акции «Алтарь Отечества» несколько менялся, но всегда оставалось главное – большой энтузиазм и глубокое почтение к героям ополчения 1612 г.

В 2009 г. в культурно-досуговом центре «Дом Москвы», построенном на средства правительства Москвы, открылся первый в России музей Кузьмы Минина, который быстро стал популярным среди жителей и гостей города.

Балахна гордится Кузьмой Мининым и жителям уже не важно: родился он в Балахне или нет. Наш народ привык к героям. Надо же кого-то ставить в пример молодому поколению. Дело историка – выяснить истину. Право народа – создавать и лелеять легенду.


[1] Пудалов Б.М. К биографии Кузьмы Минина // Мининские чтения: труды Научной конференции Нижегородского государственного университета им Н. И. Лобачевского, 20-21 октября 2006 г. Нижний Новгород, 2007. С. 184–195; Сироткин С.В. «Братья» и сестры Кузьмы Минина: генеалогический этюд // Мининские чтения: труды участников Международной научной конференции Нижегородского государственного университета им Н. И. Лобачевского, 24-25 октября 2008 г.  Нижний Новгород, 2010. С. 138–151; Морохин А.В., Кузнецов А.А. Кузьма Минин. Человек и герой в истории и мифологии. М., 2017.

[2] Селезнев Ф.А. О происхождении, профессии и нижегородском доме Кузьмы Минина // Нижегородский краевед. Сборник научных статей. – Нижний Новгород, 2016. Вып. 2. С. 43–67.

[3] Российский государственный архив древних актов (Далее: РГАДА). Архив Архива. Запрос № 20 от 10. 01. 2018 г.

[4] Центральный архив Нижегородской области (Далее: ЦАНО). Ф. 570 «Нижегородская консистория». Оп. 556. Д. 300 за 1827 год. «Дело по отношению нижегородского гражданского губернатора Кривцова касательно доставления сведений об остатках древних зданий». Л. 1, 2.

[5] Там же. Л. 187–187 об.

[6] Там же. Л. 162.

[7] ЦАНО. Ф. 570 «Нижегородская консистория». Оп. 556. Д. 328 за 1827 г. «Ведомость о благочинных по Балахнинскому уезду с указанием образования и характеристики». Л. 3 об.–6.

[8] Там же. Л. 9 об.–10.

[9] Макарий (Миролюбов), архимандрит. Памятники церковных древностей. Нижний Новгород, 1999. С. 478– 480.

[10] Гациский А.С. На Сундовике; В Жарах; На Сити, на реце // Нижегородский сборник. Нижний Новгород, 1890. Т. 10. С. 65–68; Список литературы не ограничивается указанными авторами, приводим только наиболее ранние работы.

[11] РГАДА. Ф. 1209 «Поместный приказ, Вотчинная коллегия, Вотчинный департамент». Оп. 1. Кн. 15645. Л. 231 об., 233 об.–234.

[12] Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею. – СПб., 1851. – Т. 4. С. 347, 349.

[13] Там же. С. 382.

[14] РГАДА. Ф. 235 «Патриарший Казенный приказ». Оп. 2. Д. 2. Л. 384 об.

[15] РГАДА. Ф. 235. Оп. 2. Д. 7. Л. 133 – 140 об.

[16] РГАДА. Ф. 235. Оп. 2. Д. 10. Л. 446 об.

[17] Сироткин С.В. Дозорная книга Жарской волости Балахнинского уезда 1615 г. // PALEOBUREAUCRATICA. Сборник статей к 90-летию Н. Ф. Демидовой. М., 2012. С. 320–339; Подлинник хранится в РГАДА. Ф. 1209. Оп. 2. Клин. Кн. 15636. Л. 366–386.

[18] РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 15645. Л. 54 об., 58, 62, 66, 68 об., 71, 75, 178, 209, 233 об.

[19] Там же. Л. 83 об., 225.

[20] РГАДА. Кн. 12. Л. 410–410 об., 419, 421 об., 423 об., 424 об., 426.

[21] РГАДА. Ф. 281. «Грамоты Коллегии экономии» по Балахне. Д. 396. Л. 213 об.–214, 217 об. – 218 об.

[22] Там же. Л. 214 об.–215 об.

[23] РГАДА. Кн. 15648. Л. 93.

[24] Там же. Л. 81 об., 86, 93–94 об., 95 об.–96.

[25] РГАДА. Ф. 350 «Ландратские книги и ревизские сказки». Оп. 2. Д. 209. Л. 1275–1285.

[26] РГАДА. Ф. 350. Оп. 3. Д. 136. Ч. 1. Л. 450.

[27]РГАДА.  Ф. 350. Оп. 3. Кн. Д. Ч. 1. Л. 529–529 об.

[28] Там же. Ф. 350. Оп. 2. Д. 214. Л. 830–831.

[29] ЦАНО. Ф. 570. Оп. 556. Д. 300 за 1827 год. Л. 162.

[30] РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1630. Л. 386, 485, 486, 598 – 598 об., 605–605 об.

[31] Там же. Ф. 1209. Оп. 2. Клин. Кн. 15636. Л. 1–676.

[32] Главное управление Центрального архива Нижегородской области. Ф. 160 – Семеновский уездный суд, Оп. 108. Д. 3 – Дело о передаче в казну рассольных труб и варниц г. Балахны, принадлежащих частным владельцам. Т. I. Л. 551.

[33] Мельников П. Балахна // Нижегородские губернские ведомости. 1850. № 2. С. 6.

[34] Галай Ю.Г. «Ты жертву чистую Отечеству принес» // Минин в памяти нижегородцев. Н. Новгород, 2012. С. 141–152.

[35] Силаев Е.Н. Минин Кузьма Минич: К вопросу о разночтениях к имени Кузьмы Минина. Балахна, 1999.

[36] Шамшурин В.А. Минин и Пожарский – спасители Отечества. Историческое повествование // Кузьма Минин – Дмитрий Пожарский. Сборник. М., 1997. С. 47.


Сироткин Сергей Васильевич, ведущий научный сотрудник Российского государственного архива древних актов.

Карташова Мария Вячеславовна, кандидат исторических наук, директор «Балахнинского музейного историко-художественного комплекса».

Деулинское перемирие 1618 г.: взгляд через четыре столетия. Материалы конференции, посвященной 400-летию Деулинского перемирия. Москва, 11 декабря 2018 г.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 77
0 Комментариев