Краткий курс истории

Краткий курс истории. Первый русский игумен

23 июля Русская православная церковь чтит память преподобного Антония Печерского (983–1073).

Уединившийся

Добровольный изгнанник мира, как называют монахов, Антоний покинул его ради тишины пещер, где никакая мирская суета не отвлекала от Бога. Он жил там, где несколько выступов в пещерной келье служили ему кроватью и подушкой. Это называлось и называется затворничеством, то есть в определенном смысле погребением при жизни. История знает примеры добровольного взятия тяжкого с точки зрения мирского человека бремени, когда некоторые монахи замуровывали себя в пещере, оставляя лишь маленькое окошко для доступа воздуха и принятия пищи. Уединение с Господом – вот что есть монашеское отшельничество, оно считается высшим служением Богу. Разговор затворника проходил только с Ним, будь то мысли или в голос произнесенные слова.

Антоний и Феодосий Печерские

У истоков монашества

Преподобный Антоний начал на Руси монашеское дело, за которым в дальнейшем последовали многие. Еще в молодости Антоний оставил родной Любеч, что недалеко от Чернигова, и со временем добрался до святой горы Афон (историки спорят о точном количестве посещений Антонием святой горы). Родные Антония совсем недавно приняли христианство, ведь это была новокрещеная Русь, где традиции язычества долго оставались тверды. Антония же заинтересовала новая истина. Вероятно, именно на Афоне он принял монашество. Отметим, что Антоний жил во времена, когда любой убежденный и достаточно образованный язычник мог убить христианского монаха, зная, что тот не поднимет своей руки в ответ. Предположительно, Антоний вернулся в Киев в 1051 году, когда была создана Киево-Печерская лавра и княжил Ярослав, прозванный Мудрым, а затем причисленный к лику святых. Напомним, что Киевская Русь переживала в это время расцвет своей государственности.

Монах-русич

Особенность Антония состояла в том, что он по воле Отца утолил жажду желания своих недавно крещенных «сверху» единоплеменников увидеть русича, а не грека, который бы показал им всю суровость внешней аскезы вместе с глубиной величия христианского духа. Оценить вклад Антония Печерского в монашескую православную традицию Руси и всего православного мира, пожалуй, невозможно. Он также весьма хорошо разбирался в целебных свойствах трав, и есть свидетельства, что он врачевал людей. Первый игумен Киевской Руси пожелал упокоения перед Господом так, чтобы мощи его оставались сокрытыми.


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 263
1 Комментарий

Царенко Сергей Александрович / кандидат архитектуры (теория, история)

Когда летом 2012 г. экспедиция Института археологии НАН Украины установила, с помощью найденной керамики, хронологические рамки развития Лядовской обители от VII до XIV вв., а находки обломков русской «амфорной тары», поливной византийской керамики на монастырской территории и, возле соседнего с. Нагоряны в устье р. Лядова, монеты византийского императора показали наибольшую активность местного культурного развития именно в первую половину XI в., – нельзя было не обратить внимание на «Антониев крест», воспроизводимый в обители и селе по традиции. Проблематичность привязок черниговских и винницких символов к геральдическим знакам Ольгердовичей заключается именно в невнимании к первоисточнику – «сарматским» и славяно-русским родовым символам – вендам (так называемым «крючкам», – слово-омоним), которые могли быть именно общим первоисточником для «тамгообразных» знаков и русских, и польских. Содержание символов вроде «Антониева креста» – омегообразного трезубца, часто стилизованного в «процветшего креста», по происхождению, «древа рода» в форме «знака рожаницы» в его христианской модификации, с крестом, – является содержанием богоносной животворности, которую вдохновляли древние прототипы образа девы-матери; это – один из символов Богородицы, он же «якорный знак веры», графическое тождество которого многим княжеским знакам черниговцев, начиная от знака Святослава Ярославича (на обороте княжеского портрета в знаменитом «Изборнике»), явно свидетельствует о соответствии оригиналу, а также о вероятной духовной и политической связи региона и с соответствующей династией, и с преподобным основателем русского монастырского подвижничества. Черниговской родиной Св. преподобного Антония Печерского – Антипы, уроженца Любеча – объясняется патронат подвижника именно со стороны обладателей Чернигова, как известно по агиографии и отечественным летописям. Но знакомство преподобного со Святославом Черниговским, естественно, произошло позже, задолго после того, как Антоний впервые преодолел путь из Афона на Русь; поэтому можно предполагать, что именно первому русскому монаху и принадлежит авторство христианской модификации древнерусского и древнеевропейского древовидного символа происхождения (из праславянских вендов), применявшегося среди древних славян и русов (собственно, в среде праславянской) от Подунавья до Поднепровья и Подонья, зафиксированного на вещах знаменитого Мартыновского клада и, возможно, благодаря Антонию применённого черниговскими князьями в качестве «Богородичного» родового символа и личного знака собственности.