Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Россия. Военная история

«Хотели сделать из России марионетку»: чем знаменита Полтавская битва и что у нее общего с Курской дугой?

Историк провел параллели между Северной и Великой Отечественной войнами, объяснил, почему Карл XII упорно не хотел заключать мир, а Петр, как мог, избегал генерального сражения, и доказал, что знаменитая речь российского императора под Полтавой – не подделка.

Победа в Северной войне, продолжавшейся с 1700 по 1721 год, стала поворотным моментом в российской истории. Сокрушив Швецию, которая на тот момент имела репутацию одной из сильнейших европейских держав, Россия под управлением Петра I приобрела статус империи и получила широкое признание на Западе.

По итогам этой войны была решена ключевая задача, поставленная Петром I: Россия наконец заполучила выход к Балтийскому морю, создала мощный флот и наладила морскую торговлю с Европой, что сильно упрочило ее экономическое положение. По итогам войны к России были присоединены новые территории, а заложенный в устье Невы Санкт-Петербург стал одним из крупнейших городов на Балтике. Швеция же утратила былое могущество и превратилась во второстепенную державу.

Генеральным сражением Северной войны, во многом предрешившим победу России, стала знаменитая Полтавская битва. Баталия разыгралась 8 июля (27 июня по ст. стилю) 1709 года. Командование российскими войсками было поручено трем военачальникам: конницей руководил Меншиков, пехотой – Шереметев, артиллерией – Брюс, а общее руководство армией осуществлял сам Петр I.

Сражение длилось несколько часов. Шведы сражались, как всегда, отважно, но и русские солдаты уже приобрели достаточно опыта, чтобы превзойти сильного соперника. Российские пушки своим огнем косили ряды неприятеля. Шведскому королю Карлу XII, который, как и Петр I, лично участвовал в сражении, нечего было противопоставить нашей артиллерии, да и по числу людей русские превосходили шведов более чем вдвое.

После сокрушительного поражения под Полтавой армия Карла XII фактически перестала существовать. Несмотря на это, гордый король и не думал прекращать войну: собрав остатки своего войска, Карл отправился за помощью к османам. Петр I тем временем сумел восстановить Северный союз: 9 октября 1709 года был подписан новый союзный договор с Саксонией, 11 октября – с Данией.

Крупное празднование победы русских под Полтавой было организовано в 1909 году по случаю 200-летней годовщины битвы. Тогда была учреждена медаль «В память 200-летия Полтавской битвы», а на месте легендарного сражения был основан музей-заповедник «Поле Полтавской битвы», установлено несколько памятников. В 1981 году, при подготовке к 275-летию битвы, Полтавское поле было объявлено государственным историко-культурным заповедником. А с 1995 года 10 июля в российском календаре отмечается как День воинской славы России.

А. Е. Коцебу. «Полтавская победа»

Российский историк, доктор исторических наук и профессор СПбГУ Павел Кротов посвятил много лет изучению правления Петра Великого и написал несколько трудов, посвященных Северной войне и конкретно Полтавскому сражению. Его книга «Битва под Полтавой. Начало великой России» была издана в 2014 году и содержит много любопытных подробностей об этом великом сражении. Некоторыми из них он любезно поделился в интервью порталу «История.РФ».

«И Карл XII, и Гитлер думали о расчленении России»

– Павел Александрович, как вы считаете, можно ли провести своеобразную параллель между Северной и Второй мировой войнами с учетом того влияния, которое эти события оказали на образ России на международной арене? Ведь с окончанием Северной войны Россия приобрела статус империи и была признана сильной европейской державой, которая отныне имеет выход в Балтийское море и может поразить своих противников мощной армией и флотом. В свою очередь, победа над гитлеровской Германией принесла Советскому Союзу международное признание, и после 1945 года мир разделился на два полюса, одним из которых стала наша страна, другим – Америка. Общие черты прослеживаются, вы согласны?

– Это многомерное сравнение. В каких-то отношениях можно проводить такое сопоставление, в некоторых – совершенно нельзя. В частности, во время Второй мировой войны стоял вопрос об уничтожении русского и других народов России, о полном их истреблении через концлагеря, через принудительный труд, а также о заселении территории России немцами. Во времена Северной войны этого не было. Во времена Великой Северной войны Карл XII ставил своей целью захватить Москву, разделить Россию на небольшие государства, чтобы она в дальнейшем не представляла опасности для Швеции, присоединить новые территории, чтобы еще дальше отбросить Россию от выходов к морям и паразитировать на перехвате русских товаров, идущих на Запад. Кроме того, Карл XII хотел посадить на русский трон другого монарха – марионетку. Например, даже шла речь о царевиче Алексее Петровиче, о неприятии которым реформ отца к тому моменту уже стало известно на Западе. Таким образом, шведский король ставил вопрос об отбрасывании России в прошлое, о том, чтобы превратить ее в марионеточное государство под контролем Швеции, а во время Великой Отечественной войны речь шла вообще о существовании русского народа и других народов, которым угрожало истребление. Тем не менее некоторые общие черты между этими войнами можно обнаружить. После Великой Северной войны и после Второй мировой войны Россия восстановила статус великой державы, реально показав свою силу, войдя в договорные равноправные отношения с сильнейшими государствами мира. Могут быть еще и такие сопоставления: к примеру, Полтавская битва по своему значению имеет очевидную перекличку со Сталинградской и Курской битвами. И в той и в другой ситуации стоял вопрос о том, сохранится ли в России государственность, или на ее месте образуется некое марионеточное государство. То есть мы видим, что и Гитлер, и Карл XII думали о расчленении России, и вот это значение Полтавы и Сталинграда прослеживается абсолютно четко.

Война как образ жизни Карла XII

– Раз уж вы заговорили о Сталинградской и Курской битвах, хочу спросить вот о чем. Поражение немцев под Сталинградом, равно как и последовавший коренной перелом в результате сражения на Курской дуге, фактически гарантировали нам победу в войне, и капитуляция Германии стала лишь вопросом времени. Однако бои продолжались, и наши войска, как мы знаем, дошли до самого Берлина. Что касается Полтавской битвы, то она тоже, безусловно, была ключевым сражением Северной войны. Однако, в отличие от Великой Отечественной, которая после коренного перелома длилась всего два года, Северная война после разгрома шведов под Полтавой продолжалась еще целых 11 лет. Чем это можно объяснить? Почему армия Карла XIIтак долго и упорно сопротивлялась? И понимал ли Петр еще тогда, после Полтавской победы, что эту войну Россия выиграет?

– Петр все великолепно понял уже в день Полтавской битвы, как только она закончилась. И в первые же дни после ее окончания в Швецию был послан для переговоров дипломат с предложениями уже именно тех уступок, которыми Великая Северная война и закончилась. А именно: Швеция должна была передать России Восточную Прибалтику, обеспечив тем самым широкий выход к Балтийскому морю – от Риги до Выборга. Но Карл XII не согласился с этим, и война продолжалась до 1721 года. Но при этом Петр I ставил перед собой реальные и хорошо просчитанные цели. Он поставил цель сделать из отсталой Московии Российскую империю – и сделал из экономически отсталого государства сильную державу, вовлеченную в мировой рынок. Он поставил задачу создать новую столицу и сделать ее крупнейшим городом на Балтике, и в течение своего правления он ее решил. Мощный флот, регулярная армия – все это известно. Те задачи, которые Петр перед собой ставил, были реальны, соответствовали потенциалу России, и он добивался их решения. А то, что Северная война продолжалась еще многие годы, связано с личностью Карла XII – короля, не столь способного, как Петр Великий, к анализу реальной международной обстановки, соотношения сил государств. Карл XII – это король-воин, и он часто об этом высказывался. Он считал, что должен воевать – война должна была быть его образом жизни, как и у Александра Македонского, которого он почитал. Петр I же считал, что война – это временная мера для решения определенных задач.

Карл XII

– А как сам Петр относился к Карлу? Хотя эти двое никогда не встречались, они долгие годы были соперниками, причем соперниками достойными. Я даже читала, что, узнав о гибели Карла XII, Петр I искренне огорчился и воскликнул: «Ах, брат Карл! Как мне тебя жаль!» Кажется, за этими словами скрывается некоторая симпатия. Так какую же все-таки роль сыграл шведский король в жизни российского самодержца?

–Любопытно то, что именно Карл XII сделал из Петра I Петра Великого. Если бы не такое безрассудное сопротивление, когда признаки грядущей катастрофы уже были налицо (что и произошло под Полтавой и впоследствии, когда Швеция фактически разваливалась), тогда в мировой истории не было бы полководца Петра Великого – одного из самых крупных мировых полководцев. Ведь если бы Карл XII раньше заключил мир, не было бы ни Полтавской баталии, ни многих других замечательных сражений. Это все для Петра I сделал его непримиримый соперник – Карл XII! Если бы он раньше увел свою армию в Польшу и попытался добиться какого-то компромиссного мира с минимумом уступок до генеральной баталии (сам Петр I считал, что ее надо «яко зело опасного дела» избегать по возможности, потому что в один миг все может быть ниспровергнуто – такие были у него высказывания), тогда бы Петр – это следует из различных инструкций – был согласен на минимальные приобретения: от Нарвы и, скажем, до Петербурга или, может, Выборга. Так или иначе, это были бы уже гораздо более скромные приобретения. Но Карл XII мечтал вернуть все, а в результате потерял очень много.

А.Д. Кившенко. «Капитуляция шведской армии»

Маленькая вмятина, а за ней – аорта

– Павел Александрович, а можете помочь мне развеять некоторые мифы, связанные с Полтавской битвой? О них много где пишут, и даже некоторые историки признают их истиной, но, как я успела заметить, некоторые факты об этом сражении были намеренно искажены. К примеру, говорят, что ставшая знаменитой речь Петра I, с которой он обратился к солдатам перед Полтавским сражением, подверглась сильной литературной обработке, а именно этот известный текст: «Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. Итак, не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние ее». Правда ли, что эта часть речи царя – выдуманная? И если да, то кем и для чего?

– Я могу сказать, что это сейчас вопрос особенно дискуссионный. Дело в том, что эта знаменитая речь Петра I в истории российского государства имеет символическое значение. Во времена Российской империи ее наизусть учили в кадетских корпусах, военных училищах – это один из ярких моментов русского исторического процесса. И поэтому естественно, что в последнее время активизировались попытки объявить ее придуманной или излишне красиво сочиненной; так, например, считает украинский историк Сергей Плохий. Дело в том, что я этим вопросом специально занимался: у меня много публикаций, в двух моих книгах о Полтавской битве об этом написано, и после я еще нашел новые материалы. Вот что могу сказать. Во-первых, правилами военного искусства того времени предписывалось, что перед решающей баталией главнокомандующий должен обратиться к войскам с воззванием, которое бы звало воинов в бой. В частности, в сочинении австрийского генерал-фельдмаршала Раймунда Монтекукколи (это старший современник Петра I) говорилось о том, что должно было быть в этом воззвании. Петр, разумеется, имел представление о всех военных сочинениях того времени: какие-то сам читал, о каких-то ему рассказывали окружавшие его генералы и офицеры. Таким образом, он должен был обратиться к войскам с этой речью по понятиям того времени. Во-вторых, эта речь упомянута в торжественном слове о Полтавской битве архиепископа Новгородского Феофана Прокоповича, которое он произнес в присутствии монарха и всей государственной верхушки России. И там упомянуто, что в решающей фазе Полтавской битвы Петр I обратился к войскам со словом, а потом уже отдал приказ о наступлении. «Словом» тогда назывались торжественные, пафосные речи, выступления, то есть Прокопович четко различает слово и приказ. Это официально упомянуто, и это не могло быть ложью, потому что слова Прокоповича были бы опровергнуты, и он получил бы наказание за фальсификацию. То есть перед нами в данном случае неопровержимый надежный источник. И, наконец, в-третьих, стоит упомянуть о содержании этой красивой речи, которое так злит представителей современного либерального направления и украинских националистических историков. Дело в том, что речь Петра I, конечно, не протоколировалась: это выступление на поле боя, которое потом Прокопович реконструировал по опросам современников. Примерно такое же выступление зафиксировал и в 1710 году опубликовал архиепископ Черниговский – Иоанн Максимович. Эти две речи перекликаются друг с другом. Так, современный историк, доктор исторических наук Евгений Анисимов считает, что Прокопович развил свой текст из того, что он прочитал у Максимовича. Но дело в том, что это не так. Прокоповичу была сделана официальная заявка – написать официальную историю правления Петра I. И сочинить небылицу не в художественном произведении, а в истории Феофан Прокопович не имел права. Это сочинение потом просматривалось лицами, ответственными за то, чтобы история правления Петра I была правдиво отражена в исторических источниках, так что он не мог допустить здесь фальсификацию. И последнее. Я сопоставлял эту речь с другими текстами указов Петра I в периоды его наивысшего душевного напряжения – в частности, когда рассматривалось дело о предательстве интересов страны его родным сыном царевичем Алексеем. И вот там есть дословное совпадение с речью под Полтавой! Он о том же рассуждает примерно теми же словами, то есть это было в сознании Петра I. Это – концепция его правления, то, что было ему присуще, и он это говорил в самые напряженные моменты своей жизни: на Полтавском поле, когда судил собственного сына и так далее.

– Еще один миф о Полтаве связан с пулями, попавшими в императора. Петр, как известно, воевал бок о бок со своими солдатами и всегда был на передовой, что делало его отличной мишенью. Где-то пишут, что под Полтавой Петру всего лишь прострелили шляпу, а у некоторых авторов это перерастает в почти сакральную историю о том, что одна из пуль угодила Петру в нательный крест, который спас его от смерти. Где же правда?

– Это тоже предмет для дискуссии. Например, Евгений Викторович Анисимов пытается принизить степень опасности, грозившей Петру I. Но, тем не менее, шляпа Петра сохранилась, и там в двух сантиметрах от головы – большая дырка от мушкетной пули. Видно, что пуля была большая – около 2,5 сантиметра в диаметре. От прямого попадания такой пули в голову человек в любом случае гибнет. Еще одна вмятина от пули была обнаружена на медном нагрудном щитке Петра I, который был с ним в Полтавском сражении. Анисимов считает, что вмятина маленькая, но дело в том, что за ней – аорта, и тут достаточно шилом уколоть человека, и он через несколько секунд умирает. Поэтому я считаю, что это уже совершенно неприличные мысли. Третья пуля попала в деревянное основание седла, от нее тоже остался след. Некоторые считают, что это пистолетная пуля, а поражающая способность пистолета тогда была на дальности около 15 шагов, то есть примерно десять метров. И если это действительно след от пистолетной пули, то это говорит о том, что Петр I был в десяти метрах от шведов! Обычно из пистолета стреляли практически в упор – шведам очень хотелось попасть в русского императора. Так что Петр себя не щадил. Он считал – и есть надежные свидетельства, подтверждающие это, – что его судьба уже прочерчена Богом, и в решающий момент он не считал нужным себя жалеть.


Просмотры: 55
Оценить:
0 Комментариев