Как это было?

Императорский мораторий на смертную казнь

7 мая 1744 года императрица Елизавета Петровна повелела никому из приговоренных к смерти «экзекуций не чинить»

В современной России с 1997 года высшей мерой наказания является пожизненное заключение: смертные приговоры не выносятся и не могут быть вынесены. Формально при определенных условиях подсудимым может грозить такое страшное наказание, но в действительности, отменить мораторий можно, изменив действующую конституцию страны.

История России последних трех столетий часто воспринимается как время, когда к смертной казни мог быть приговорен любой преступник, уголовный или политический. Но в действительности положение было другим. На протяжении последних 275 лет наша страна последовательно отказывалась от смертной казни, хотя и были периоды, когда к ней прибегали гораздо чаще обычного.

А начало процессу гуманизации российской системы уголовных наказаний положила императрица Елизавета Петровна, дочь царя-реформатора Петра I. Именно по ее настоянию 7 мая (по ст. ст.) 1744 года был принят сенатский указ, согласно которому все смертные приговоры приостанавливались до рассмотрения обстоятельств преступления в Сенате.


Парадный портрет императрицы Елизаветы Петровны работы художника Луи Каравака, 1750-е.
Источник: https://pinterest.com

Строгие законы Алексея Михайловича

Если обернуться к далекому прошлому, ко времени создания русского государства и формирования уголовного права, то не составит труда заметить, что с началом становления Московского царства устрашающие наказания за совершенные преступления были явлением. На это одним из первых обратил внимание знаменитый русский историк права, профессор и ректор Императорского Казанского университета Николай Загоскин.

С развитием правовой системы преследование преступлений становится делом «царским», публичным, государственным, в силу чего самосуд (в смысле остатка древнего института мести и возможности частного примирения с преступником) объявляется невозможным, запрещенным, возводимым в самостоятельное преступление».

Но самый суровый период с точки зрения присуждения смертельного наказания за многие виды преступлений начинается после того, как принимается знаменитое Соборное уложение 1649 года. Нормы Уложения предусматривали 60 преступлений, за которые в качестве наказания могла назначаться смертная казнь. Достаточно обширным был и список вариантов наказания, чаще всего оглашались приговоры: повесить, отсечь голову, четвертовать, сжечь. Впрочем, практиковались и другие методы казни. Суровость приговора зависела и от вида преступления. Например, посажение на кол и колесование применялись чаще всего к обвиненным в преступлениях против власти.

Что касается времени правления Петра I, то, по мнению Николая Загоскина, «уголовные законы Петра I облечены суровою, железною силою, вполне соответствующей железной воле преобразователя России». По мнению Николая Загоскина, Петром I двигало стремление заставить подданных безусловно повиноваться царской воле, царскому приказанию. Надо добавить, что петровский Воинский устав 1716 года, который фактически был единым для всей России того времени уголовно-процессуальным законом, предусматривал 122 (!) повода для применения смертной казни. И применялись эти нормы и при Петре I, и при всех его преемниках вплоть до Анны Иоанновны. И лишь правление Елизаветы Петровны положило начало смягчению этой традиции.

Зарок будущей императрицы

Самое распространенное объяснение внезапного, как считается, решения императрицы Елизаветы Петровны отменить смертную казнь — зарок, якобы данный ею перед началом дворцового переворота, который привел ее на трон. Дескать, понимая всю тяжесть поступка, на который она решилась, будущая императрица пообещала Всевышнему, что с этого дня никто более в России по ее воле не умрет насильственной смертью. Такой версии придерживался, например, русский просветитель и историк XVIII века князь Михаил Щербатов, писавший, что свое обещание дочь Петра I дала, «идучи на свержения с престола Иоанна III (Иоанна VI Антоновича), где крайняя её опасность представлялась».


Из 36 приговоренных к смертной казни декабристов на эшафот 25 июля 1826 года
взошли только пятеро наиболее высокопоставленных организаторов выступления на Сенатской площади.
Картина «Декабристы» художника С. Левенкова, 1950-е. Источник: https://commons.wikimedia.org

Но уже столетие спустя более распространенной стала точка зрения, что к смягчению российской системы уголовных наказаний, прежде всего в той ее части, которая касалась смертной казни, Елизавета Петровна пришла не случайно, а вполне последовательно. Именно с началом ее царствования в России, как принято считать, начинается эпоха российского Просвещения, и стремление царицы смягчить систему наказаний в стране вполне укладывается в эту тенденцию.

Впрочем, понятна и причина появления легенды о зароке императрицы. Наверняка для всех современников только-только взошедшей на престол Елизаветы Петровны было крайне неожиданным решение отменить смертную казнь для противников ее воцарения, в частности, для графа Остермана и фельдмаршала Миниха. Обошлась она с ними чрезвычайно мягко: вместо четвертования, колесования и обезглавливания, которые предусматривали вынесенные приговоры, эти люди получили приказ отправиться в ссылку. Хотя нужный эффект все-таки был достигнут, поскольку повеление это им зачитали, когда они уже взошли на эшафот.

Вскоре выяснилось, что внезапное решение императрицы было не разовой акцией, а первым проявлением системного подхода. С того момента она не утвердила ни одного смертного приговора, которые поступали к ней на подпись. А три года спустя впервые в русской истории Елизавета Петровна выступила с инициативой, как выразились бы сегодня, введения моратория на смертную казнь.

Сенатский указ от 7 мая 1744 года начинается примечательными словами: «В правительствующем Сенате усмотрено, что в губерниях, також и в войске, и в прочих местах Российской Империи смертные казни и политическую смерть чинят не по надлежащим винам, а другим и безвинно». Это была не просто констатация факта, а констатация тяжелейшего положения, сложившегося в российской уголовной системе того времени, прибегавшей «ради пользы государевой» во всех более-менее подходящих случаях к назначению как можно более тяжелого наказания. Причем нередко возможность приговорить обвиняемого к смерти была еще и шансом для выносящих приговор избежать грядущего наказания за заведомо неправосудное решение.

Майский указ Елизаветы Петровны кардинально менял систему вынесения смертных приговоров. Теперь, как следует из документа, «для лучшего о том усмотрения из всех коллегий и канцелярий, губерний и провинций и команд о таких осужденных к смертной казни, или политической смерти колодниках» нужно было присылать в Сенат «обстоятельные и перечневые выписки». И до того как Сенатом будет вынесено обоснованное решение по делу, «экзекуций не чинить» ни по уже рассмотренным делам, ни по тем, которые могли быть рассмотрены в будущем.


Участники покушения на Александра II народовольцы Софья Перовская, Андрей Желябов,
Николай Кибальчич, Николай Рысаков и Тимофей Михайлов были казнены 3 апреля 1881 года.
Картина «Казнь заговорщиков в России» художника В. Верещагина, 1884 год. Источник: https://artchive.ru

Казнить нельзя помиловать

В полном смысле слова отменой смертной казни это решение Елизаветы Петровны не было, оно лишь приостанавливало ее применение. Но на деле приостановка получилась более чем долгой: вплоть до декабря 1761 года, до момента смерти императрицы, эта мера наказания ею ни разу не была утверждена или применена. Другое дело, что на местах к нововведению отнеслись более чем прохладно, предпочитая по старинке не доводить дело до Сената, а, как это было, например, в прибалтийских губерниях или в Запорожской Сечи, решать дела «по силе их древних правильных поведений». Этим и объясняется появление на свет в течение десяти лет, с 1744 по 1754 годы, нескольких сенатских указов, подтверждающих приостановку смертной казни.

Несмотря на то, что в губерниях, особенно наиболее отдаленных от Санкт-Петербурга, смертные приговоры приводились в исполнение и после грозных указов императрицы, тот первый, майский указ все-таки сыграл колоссальную роль в истории отмены смертной казни в России. Ни наследовавший затем трон коротким своим правлением император Петр III, ни свергнувшая его Екатерина Великая не стали пересматривать этой нормы.

Хотя в то же время не стали и совершенно отказываться от наказания смертью — но лишь для особо опасных государственных преступников. Так, в екатерининские времена к смерти были приговорены Емельян Пугачев и многие его сторонники, причем в полном соответствии с тем, какое наказание предусматривали для «злоумышлявших на царство» Соборное уложение 1649 года и Воинский устав 1716 года. А император Павел I, например, сумел распространить запрет на осуществление смертной казни на все земли, вновь присоединенные к России в период его царствования.

Заложенная Елизаветой Петровной и продолженная ее преемниками в XVIII веке традиция была поддержана и русскими императорами, правившими в XIX столетии. При Александре I, например, за все время его царствования были казнены 24 человека. Причем большинство из них расстались с жизнью за преступления, совершенные во время Отечественной войны 1812 года. И это стало еще одной традицией: в военное время в России действовали гораздо более жесткие законы. А вот, например, Николай I был вынужден начать свое царствование с решения о том, что делать с декабристами, большинство руководителей которых по закону заслуживали смертной казни. Итог этих размышлений известен: из 36 приговоренных к смерти получили ее только пятеро, а остальные отправились на каторгу, которая, правда, для многих стала пожизненной.

Политическая нестабильность в России, нараставшая с 1860-х годов, стала причиной постепенного роста числа казненных. Если, скажем, в период с 1866 по 1895 годы к смерти были приговорены 137 человек, а реально расстались с жизнью на эшафоте всего 44 человека, то уже с 1905 по 1913 годы в России был казнен 2891 человек. Дальше, увы, ситуация продолжала ухудшаться. Начавшаяся Первая мировая война ввела в действие законы военного времени, а грянувшая вслед за ней Гражданская и вовсе стала временем, когда законы практически не действовали, так что число казненных в России в период с 1918 по 1922 годы неизвестно и вряд ли когда-нибудь будет известно.


В годы Гражданской войны на всей территории бывшей Российской империи смертные приговоры
зачастую приводились в исполнение без всякого суда.
Картина «Расстрел 26 бакинских комиссаров»
художника И. Бродского, 1925 год. Источник: https://commons.wikimedia.org

Смертная казнь существовала и в СССР, хотя советская юстиция постепенно уменьшала число причин для применения «высшей меры социалистической защиты», доведя их число в Уголовном кодексе 1960 года до 33 статей, из которых больше половины составляли воинские преступления и преступления в военное время. А после распада Советского Союза встал вопрос о полной отмене смертной казни в России, дискуссия по которому закончилась введением в 1996 году моратория на этот вид уголовного наказания. С тех пор высшей мерой наказания, предусмотренной российским законом, является пожизненное лишение свободы.

Обложка: Казнь Емельяна Пугачева и его сторонников стала одним из немногих случаев приведения в исполнение смертного приговора во времена царствования Екатерины Великой. Картина «Казнь Пугачева» художника В. Маторина, 2000 год. Источник: https://pinterest.com


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 3040
0 Комментариев