Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Где правда?

Битва за Днепр: факты и домыслы

Три четверти века назад, в 1943 году, наша страна одержала одну из важнейших стратегических побед в Великой Отечественной войне – в битве за Днепр. Это славная памятная дата военной истории России. Двадцать семь советских армий сражались с врагом на подступах к огромной реке, достигающей свыше километра в ширину.

Увы, нынешние российские школьники не найдут в своих учебниках полноценного описания крупнейшей в мировой истории операции по форсированию водной преграды. Зато учебная программа на Украине регулярно пополняется новыми удивительными фактами и подробностями, которые зачастую идут вразрез с традиционной трактовкой тех событий. Почему местные жители шли воевать? Правда ли, что в бой отправляли безоружных украинцев? Для чего нужно было затевать столь грандиозное сражение? Чтобы разобраться во всех этих вопросах, портал «История. РФ» обратился к известному российскому военному историку, кандидату исторических наук, признанному эксперту Алексею Исаеву.

– Расскажите, пожалуйста, о ключевых событиях в битве за Днепр. В чем значение этих сражений для хода войны?

– Если говорить кратко, немцы планировали сделать из великой реки Днепр часть оборонительной линии «Восточный вал». По их расчетам, это позволило бы надолго остановить наступление Красной Армии и, возможно, в перспективе заключить мир. С другой стороны, советские войска стремились как можно быстрее форсировать Днепр, до того, как немцы успеют там закрепиться, чтобы в дальнейшем освободить территорию уже Правобережной Украины.

На начальном этапе битвы в планах командования Красной Армии были захват и удержание наибольшего количества плацдармов наименьшими силами. На перспективных территориях готовилось наступление, в том числе с танками, дальше в глубину – на Правобережье Днепра.

Важной вехой в битве за Днепр стало освобождение Киева. Это произошло 6 ноября 1943 года благодаря маневру, который широко известен знатокам военной истории, – перебросу 3-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта Павла Семеновича Рыбалко и ряда стрелковых и артиллерийских соединений. Тогда тайно повернули войска с Букринского на Лютежский плацдарм с правого берега Днепра. Оставшиеся бойцы 91-й танковой бригады неделю имитировали наступление, чтобы переброшенная за это время армия смогла внезапно атаковать немцев с другой стороны. Это позволило не только освободить Киев, но и продвинуться далеко вперед.

Последним этапом борьбы за Днепр стало окружение немцев под Корсунь-Шевченковским, когда их полностью оттеснили от Днепра. Вот очень сжатое объяснение того, что там происходило.

– Какова была расстановка сил?

– Противником Красной Армии являлась группа армий «Юг» под командованием Эриха фон Манштейна. Главной силой в форсировании Днепра стали войска Воронежского фронта под командованием генерала Николая Федоровича Ватутина и Степного фронта, которым управлял Иван Степанович Конев. В ходе битвы эти объединения были переименованы в 1- и 2-й Украинские фронты соответственно. Частично операция затронула Центральный фронт Рокоссовского. А объединял, координировал действия фронтов Георгий Константинович Жуков.

Основной задачей Юго-Западного фронта Родиона Яковлевича Малиновского, в дальнейшем переименованного в 3-й Украинский фронт, было действие на Запорожском направлении. Южный фронт, ставший впоследствии 4-м Украинским, прорывал тот участок «Восточного вала», который проходил примерно от днепровских плавней и до Азовского моря, – немецкую оборонительную линию «Вотан». Она, строго говоря, проходила не по Днепру. Основную борьбу Южный фронт вел на подступах к Крыму. Под командованием Федора Ивановича Толбухина войска сокрушили оборонительную линию немцев «Миус-фронт», прорвали линию «Вотан», а дальше наступали в Северной Таврии. И только после этого Южный фронт подошел к Днепру. Но все же, если сосредоточить внимание на тех, кто в основном решал судьбу битвы за Днепр, то это 1- и 2-й Украинские фронты.

– Как долго длилась битва?

– Основные события происходили с конца сентября и до ноября. Заключительный этап, когда уже последние немецкие части оттеснили от Днепра, пришелся аж на 1944 год: это была известная Корсунь-Шевченковская операция.

– Какие потери понесла Красная Армия? Украинскими историками озвучиваются разные цифры...

– Проблема с подсчетом потерь состоит в том, что битву за Днепр тяжело вычленить из освободительных операций уже на правом берегу. В советской историографии было принято включать в битву за Днепр много сражений, что создавало большой масштаб потерь. Ну разумеется, когда называют заоблачные цифры, миллионы, то точно искажают правду.

– Некоторые источники называют чуть ли не 2 миллиона…

– Нет. Это почти совокупная численность фронтов. Каждый фронт Красной Армии ‒ это объединение из 300–500 тысяч человек. Как можно потерять больше своей численности? Тем более что передовые подразделения – пехотные полки и батальоны – составляли меньшую часть войск. Было немало тыловиков, связистов, артиллеристов, которые не попадали под удары противника непосредственно на линии соприкосновения войск, и их потери были значительно ниже.

В армии много людей крутят баранку автомобиля, управляют лошадьми, водят телеги, заряжают пушки, осуществляют артиллерийскую разведку. Из 500 тысяч человек хорошо, если участвовало 150 тысяч с винтовками и автоматами в бою. Поэтому потерять миллион просто невозможно. Степной фронт объединял 547 тысяч человек, Юго-Западный – 480 тысяч, Южный – 311 тысяч. Всего – 1 миллион 300 тысяч человек, столько входило в советские войска на подступах к Днепру.

Потери за период с 26 сентября по 12 декабря 1943 года составили 581 тысячу человек. Санитарные потери – это раненые, заболевшие. К ним же причислены люди, которые получили воспаление легких во время строительства моста для форсирования. 173 тысячи человек относятся к категории «безвозвратно» – это погибшие и пропавшие без вести.

– Украинские СМИ рассказывают, что при форсировании Днепра Красная Армия «закидала» немцев беззащитными жителями.

– Призыв на освобожденных территориях был повсеместным и начался отнюдь не во время битвы за Днепр. Если взять Курскую битву, то пополнение Воронежского фронта в 1943 году наполовину состояло из призывников отвоеванных земель. Везде была одна и та же практика: людей призывали, обучали в запасных полках и соответствующих учебных подразделениях, которые существовали даже в дивизиях, и после этого выдавали им форму и отправляли в бой. Кстати, задача по форсированию реки – очень сложная. Непрофессионал с ней не справится.

– Периодически говорится о том, что для «усиления» советских войск велся набор инвалидов и детей. Он был?

– Нет, он не требовался. Призывались те, кто подлежал призыву. Демографическая ситуация в СССР не была настолько суровой. Здесь, на мой взгляд, присутствует такая вещь, как проекция практики, как ни странно, Германии на Советский Союз. Третий рейх в 1945 году как раз осуществлял призыв 15-летних подростков и инвалидов войны. Это происходило в условиях жесточайшей нехватки людей. И вот эту практику пытаются проецировать на Советский Союз, в котором было другое соотношение людских резервов.

– Советские историки говорили о том, что люди воевали из-за любви к Родине, из чувства патриотизма. Современные украинские публицисты заявляют, что жители воевать не хотели, их вынуждали это делать. Как понять, где правда?

– Украинские историки, наверное, не учитывают двух вещей. Во-первых – оккупационную политику немцев, которая вызывала большое озлобление среди населения всех захваченных территорий в той или иной степени. И Украина здесь не исключение. Местные жители были предоставлены самим себе в отношении питания, медицинского обслуживания, с ними жестоко обращались, в том числе угоняли на работы в концлагеря. Ненависть к оккупантам заставляла людей идти в ряды Красной Армии. А во-вторых, большая часть территории Левобережья и Правобережья, которая примыкала к Днепру, входила в СССР и до 1939 года. А советская власть сумела завоевать себе немало сторонников такими вещами, как образование, возможность достижения профессиональных успехов, в том числе на промышленном производстве. И это тоже был фактор, который заставлял людей идти освобождать свою страну.

– Широко растиражирована цитата из «трудов» украинского историка Владимира Гинды, в которой Жуков в грубой форме якобы говорит, что не нужно вооружать украинских солдат автоматами.

– Как говорится в анекдоте, «главная проблема цитат в интернете в том, что люди сразу верят в их подлинность (В. И. Ленин)». Бойцы получали штатное вооружение Красной Армии. По штату автоматы выдавали меньшему количеству солдат рот и батальонов, поскольку это все же оружие ближнего боя, не позволяющее покрывать все дистанции, на которых производится столкновение, как в обороне, так и в наступлении. Большинство бойцов по штату 1943 года были вооружены винтовками. Это было нормально, и в войсках нашего противника так происходило. Автоматическое оружие было представлено в основном ручными станковыми пулеметами. Пик оснащения автоматами в Красной Армии пришелся на конец 1944 года. Тогда дивизия численностью 10 тысяч человек по штату должна была иметь 3 тысячи автоматов. В 1943 году их полагалось втрое меньше.

Какое оружие достанется призывнику, зависело от того, чему его будут учить и в какое подразделение отправят. Поэтому разлетевшаяся цитата Жукова – это выдумка. Такого не было. Людям давали то, что полагалось. Надо заполнить должность стрелка-пулеметчика – давали пулемет, автоматчика – давали автомат.

– Получается, неправда, что людей отправляли с кирпичами?

– Да, это полная ерунда. Причем почему-то пишут, что с половинками кирпича. Меня всегда очень занимал вопрос, почему именно с половинками. То есть надо еще усилия предпринимать – раскалывать… Если человека отправят в бой с половинкой кирпича, то он, конечно, ничего не достигнет. Когда навстречу едет танк дивизии «Великая Германия» «Пантера», не то что кирпич – винтовка не поможет. Требуется артиллерия, мины.

И опять же, переправочные средства не резиновые, у них есть определенная емкость. Если мы будем переправлять профессионалов с вооружением и еще каких-то непонятных личностей с кирпичами, то мы будем перегружать свои переправы. Зачем это делать? Это же будет работать против выполнения сложнейшей задачи – максимально быстро переправиться и закрепиться. Толпу крестьян с кирпичами немцы разогнали бы за сутки, задача не была бы выполнена, и Днепр превратился бы в неприступную крепость. Я думаю, что любой наш военачальник покрутил бы пальцем у виска и не стал бы выполнять такие приказы, даже если бы вдруг они появились.

– Может быть, эта версия появилась из-за того, что тылы не успевали за войсками и Сталин сократил вооружение, запрашиваемое Жуковым?

– Ну да, сокращали, но это не означает, что они вообще не оставляли ничего. В целом огромные фронты из сотен тысяч человек несли все с собой. У них были машины, тягачи, на которых перевозили боеприпасы. Опять же, без вооружения они не справились бы. Такие легенды выглядят совершенно идиотскими на фоне того, что у нас был очень сильный, опасный противник. Германская армия 1943 года была далеко не трупом. Немцы все еще сдерживали союзников в Италии на оборонительных рубежах, которые построили. Обладающие колоссальными материальными средствами войска союзников не могли их преодолеть.

Выходит, если профессионалы, имеющие такой боевой опыт, построили линию обороны по Днепру и Красная Армия ее преодолела, то значит, она, в общем-то, действовала вполне эффективными методами, а не используя безумные толпы деревенских жителей с половинками кирпичей.

– В ряде украинских публикаций вообще ставится под сомнение необходимость проведения битвы за Днепр. Ее изображают кровожадной прихотью Сталина, а не обдуманным стратегическим решением.

– Как я уже говорил, сутью битвы за Днепр была необходимость преодолеть «Восточный вал» до того, как немцы на нем закрепятся. Потому что если медлить и не торопиться к Днепру, то немцы на нем осядут, накопают окопов и превратят реку в неприступный рубеж. Это привело бы к колоссальным потерям при попытках его форсировать и преодолевать. Тем более что западный берег возвышается над восточным. Поэтому стремились быстро, на плечах противника прорваться через реку, пока немцы сами не успели полностью за нее отойти. Обходя колонны немцев, идущих на переправу, наши войска форсировали реку, на которой еще толком никто не успел закрепиться, и отбивали атаки, выполняя тяжелую задачу. И, подчеркну, необученный человек, без боевого опыта с этим просто не справится. А отбив атаки, закрепившись, расширяли плацдарм и с него уже двигались дальше. И в общем-то, план сработал.

– Какое историческое значение имеет битва за Днепр?

– Я частично уже ответил на этот вопрос, сказав, что сражение позволило преодолеть «Восточный вал» и перейти к военным операциям на Левобережной Украине. Замечу, что, вопреки расхожему мнению, Красная Армия неплохо справлялась с маневренными танковыми операциями. Освобождение большой территории, конечно же, подняло боевой дух армии. Стремительное продвижение вперед, когда только мелькали дорожные знаки, вселило значительный энтузиазм в бойцов. В целом же преодоление такого серьезного рубежа, как Днепр, обеспечило действительно грандиозные успехи начала 1944 года, а также создало предпосылки для освобождения Крыма.

 


Просмотры: 7642
Оценить:
1 Комментарий

Фенютин Игорь

Великий русский писатель-фронтовик Виктор Астафьев имел другое мнение по поводу форсирования Днепра, поскольку сам там участвовал. С его позицией можно ознакомиться по книге "Прокляты и убиты".

Гурин Николай Алексеевич / учитель истории Пермь

Великий русский писатель-фронтовик Виктор Астафьев вообще имеет сильно иную точку зрения от многих, в том числе и писателей, в том числе и воевавших. Для некоторых почему-то мнение Виктора Астафьева является истиной в последней инстанции.