Как это было?

Битва при Нови. Самая трудная победа Суворова

Все знают имя непобедимого и легендарного русского полководца А.В. Суворова. Но, как вы думаете, какая битва стала для него самой сложной?

Кульминацией воинской карьеры Александра Васильевича Суворова стал его Итальянский поход. Множество блестящих побед и тяжелейших переходов, в том числе через Альпы, стали классикой воинского искусства на все времена. Но один бой дался действительно непросто, французы имели преимущество во всём – от выбора позиции до решений в ходе боя и разведки. Тем не менее русский военный гений и тут переиграл соперника. Да так, что известные военные теоретики прошлого и настоящего не могут понять, какую тактику он использовал.

На пути к Нови

Итальянская кампания Суворова подходила к концу. Русские войска нанесли французам ряд тяжелых поражений. Заняли Милан, разгромили их при Треббии, Адде, Маренго и Бассиньяно.

Карта битвы при Нови

Карта битвы при Нови

Источник: pikabu.ru


Тем не менее Суворов испытывал ряд сложностей. Главная из которых – союзники. Австрийцы, которые сами позвали русских на помощь, испугались чрезмерного усиления России. Австрийский гофкригсрат (военный совет) всячески тормозил действия своих армий, лишал Суворова поддержки, мешал успешным действиям союзных войск.

Вторым фактором стал сам противник. Несмотря на ряд поражений французская армия под руководством тогда ещё Директории, управлявшей революционной Францией, всякий раз быстро восстанавливала свою численность. После поражения французы умудрялись каждый раз набирать новых солдат и давать очередной бой. Не стоит недооценивать и полководцев, к примеру, будущий сподвижник Александра I, а тогда ещё служивший Франции генерал Жан Моро считался смелым и достаточно опытным полководцем.

Суворов при Адде

Суворов при Адде

Источник: upload.wikimedia.org


Более того, Директория прислала ещё одного, очень уважаемого молодым Наполеоном генерала – Бартелеми Жубера, который со значительным подкреплением возглавил французские войска. Расположившись у городка Нови, они стали обустраивать позиции.

Подготовка

В самом городке Нови ранее стоял русский отряд Петра Багратиона – будущего героя Отечественной войны. Однако он был вынужден отойти. Сдержать 38-тысячную французскую армию он не мог.

Французы на пути к Нови

Французы на пути к Нови

Источник: pikabu.ru


Отход дал возможность французам отлично оборудовать свои позиции. Так Нови стал небольшой крепостью. Французская армия, в особенности артиллерия, расположилась на высотах, что давало великолепную возможность простреливать равнину перед собой. Фланги упирались ещё в два селения и гористую местность, что лишало Суворова возможности обойти противника или использовать конницу.

Австрийская пехота атакует

Австрийская пехота атакует

Источник: pinterest.ru


Русско-австрийское войско насчитывало 44 тысячи солдат и имело небольшое численное преимущество, но поле боя было чрезвычайно сложным. Генерал Жубер предусмотрительно отказался от полевого боя на равнине, как этого ожидал Суворов. Кроме того, Александру Васильевичу неверно донесла разведка о численности французов в 20 тысяч.

Суворовский натиск

15 августа 1799 года утренний туман только рассеивался, когда со стороны русских и австрийцев послышался барабанный бой. Войска выстраивались в боевые порядки, разворачивали знамена. Суворов, верный своему стилю, атаковал противника с ходу, решительным ударом.

Русская пехота атакует

Русская пехота атакует

Источник: pinterest.ru


Французские солдаты и артиллеристы спешно занимали свои позиции. Мерные шаги наступающей пехоты предвещали жестокую перестрелку, однако Жубер, оглядывая поле боя в подзорную трубу, увидел лишь одну австрийскую колонну, идущую к его левому флангу. Ни традиционной линии батальонов, ни артиллерийского обстрела. Австрийцы генерала Павла Края молча приближались.

Жубер подумал, что сможет легко отбить такой натиск. Но он был не прав. На центр шла ещё одна колонна войск, несколько позади, уступом от первой. Она целилась на сам городок Нови.

Жубер ведет войска в бой

Жубер ведет войска в бой

Источник: pinterest.ru


Австрийцы Края словно стрела впились в линию французской обороны. Французы подались. К 9 часам утра на левом фланге Жубера создалась угрожающая позиция. Тогда смелый французский генерал лично повел резервы в контратаку. Он вернул утраченные позиции и даже хотел наступать, но был сражен пулей. Командование перешло к Моро.

Военная фортуна

К полудню вторая русская колонна ударила по центру. Её вели русские генералы Багратион и Милорадович. Моро пытался предупредить этот удар, двинув вперед одну из дивизий правого фланга под командованием генерала Ватрена.

Генерал Жан Моро

Генерал Жан Моро

Источник: upload.wikimedia.org


Битва превратилась в упорный штыковой бой. Стремительно пройдя сектора обстрела французской артиллерии, суворовцы схлестнулись с врагом врукопашную. Трещали приклады, ломались кости, стонали раненые. Бой был очень упорным и кровопролитным. Исход боя тогда решило феноменальное упорство русских и тот небольшой факт, что Суворов, действуя меньшими силами, заставил Моро потратить все резервы. А у русского командующего в запасе ещё была вся конница и 6 тысяч пехоты.

К 17 часам пал Нови, к 18 часам, когда Моро велел французам отступать, это отступление и так уже шло без приказа, быстро превратившись в беспорядочное бегство.

Итоги

В этот и на следующий день французы потеряли в совокупности до 20 тысяч солдат почти 10 тыс. пленными). Армия оказалась фактически разгромлена, была потеряна вся артиллерия (до 40 орудий) и множество знамен. Русские потеряли всего около 2 тысяч солдат, главные потери пришлись на австрийцев (около 4 тысяч).

Битва при Нови стала уникальным случаем в истории войн. Казалось бы, все преимущества – тактика, артиллерия, поле боя – всё было на стороне французов. Тем не менее воинский талант Суворова проявился тут во всей красе. Нестандартность мышления и молниеносный натиск, до сих пор являющийся его «визитной карточкой», сделали своё дело. Французская армия, по словам великого военного теоретика К. Клаузевица, потерпела «великую трагедию», а русское оружие и военная теория праздновали очередной триумф.

Александр Коцебу. «Сражение при Нови»

Александр Коцебу. «Сражение при Нови»

Источник: upload.wikimedia.org


«Я спешу сообщить Вашему Превосходительству о сильном поражении неприятеля. 4/15 сего месяца показался он на хребтах гор около Нови, состоявший в 37 000 человеках, и выстроился в боевой порядок, имея с левой стороны за собой Гавию, а правым крылом простирался к Серавалле. В таком положении он был атакован, совершенно разбит и обращен в бегство. Урон его простирается, по признанию самих французов, до 20 000 человек».

Из письма А.В. Суворова адмиралу Ф.Ф. Ушакову по результатам сражения.

Обложка: pikabu.ru


Пожалуйста, оцените материал:
Просмотры: 8837
3 Комментария

Андрей Ульбин

В сражение при итальянском городе Нови (в 40 км от Генуи) 4 августа по старому стилю (15 августа по новому стилю) 1799 года А.В.Суворов командовал союзными (русскими и австрийскими) войсками общей численностью 65 тысяч человек и рассчитывал на лёгкую победу над противостоявшим ему французским корпусом под командованием генерала Жубера. Ещё бы… Суворову донесли, что у Жубера всего-то 20 тысяч человек. Но впоследствии выяснилось, что к французам постоянно подходили подкрепления, незамеченные русскими лазутчиками, и в реальности Жубер располагал 38 тысячами человек. (Как вскоре наглядно покажет знаменитый русский поход по Альпам, Суворов вообще не задавался ни организацией разведки, ни проведением рекогносцировок, ни налаживанием связи между разрозненными русскими и австрийскими войсковыми группами, ни даже обеспечением собственных тылов. Он считал подобное поведение признаком робости и неуверенности в себе.)

При Нови всё пошло не так… Французы оказались ребятами стойкими, и, хотя сам Жубер был убит в начале сражения (командование принял генерал Моро), вскоре огромные потери русских и австрийцев с учётом более выгодного позиционного положения французов почти уравняли шансы противостоявших сторон. Суворов был близок к панике от предчувствия поражения… он сам водил батальоны в бесплодные атаки. Таким его никогда доселе не видели… он катался по земле перед притихшими шеренгами своих солдат и кричал, что не переживёт этого дня – пусть ему выроют могилу и оставят здесь навсегда.

Наконец Суворов прекратил лобовые и совершенно бесполезные атаки на французские позиции. Сражение прервалось на три часа. Русско-австрийские союзники ожидали результатов скрытного обхода французского правого фланга, предпринятого подоспевшим австрийским резервом под командованием генерала Меласа. Французы сумели отбить, частично опрокинуть и даже погнать Меласа, но, воспользовавшись сумятицей, Багратион захватил Нови и некоторые высоты за городом. Этим был решён исход сражения. У Моро оставалась лишь одна дорога для отступления, другие две были перерезаны русскими. Французы сумели сохранить половину своих сил и отойти в горы, но артиллерию пришлось бросить – из 40 имевшихся у французов пушек 39 достались Суворову.

Обозлённые русские солдаты, ранее опрометчиво предвкушавшие простенькую прогулку, ворвавшись в город, симпатизировавший французам, не стеснялись в своих действиях – они грабили и убивали мирных жителей. Суворов с трудом сумел остановить массовые грабежи и убийства, так как солдаты его не очень-то слушались… До сих пор в Северной Италии непослушных детишек стращают "ужасным Сувором".

И это только то, что в стало широко известно относительно славных походов Суворова по Европе. О том, что творили суворовские солдаты во время "азиатских" военных кампаний (в турецких войнах), мало сведений. Но вряд ли они там проявляли больший гуманизм.

Андрей Ульбин

Что касается потерь в личном составе, то по суворовским реляциям (которые всегда грешили занижением своих и изрядным завышением у "супостата") русские при Нови потеряли примерно 2 тысячи человек убитыми и ранеными, а союзные им австрийцы – 5 тысяч человек убитыми и ранеными. Французские данные по их собственным потерям указывают на 10 тысяч убитых и раненых (причём основная масса французских раненых попала в плен) и несколько тысяч "разбежавшихся", многие из которых потом соединились с отступившими в горы французскими частями. (Надо отметить, что в те времена сколь-нибудь серьёзное ранение означало почти верную смерть через несколько часов или дней, поэтому с ранеными сильно не возились, особенно в русской армии.)

Сам Суворов свою Итальянскую кампанию считал незавершённой, а Швейцарский поход вообще провальным. Преследовавшие в конце его жизни неудачи повергли Суворова, выражаясь современным языком, в тяжёлую депрессию… Он грезил реваншем за Швейцарию и писал докладные на "Высочайшее Имя", испрашивая разрешение всё повторить, но в ином, "правильном", исполнении.
Однако к тому времени направление внешней политики Российской Империи в очередной раз кардинально изменилось.

Андрей Ульбин

Как бы там ни было, но у Суворова явно не заладилось при первой же встрече с западноевропейской армией... Французские войска новой формации – это тебе всё же не турецкое воинство, не польские повстанцы и не казацко-башкирские бунтовщики… Это серьёзно… серьёзно даже под командованием посредственных генералов Директории, а не талантливого Наполеона (Наполеон в это время находился в Египте).

И надо признать, очень не хотелось Суворову встревать в итальянские дела и тем более лезть в Альпы.
По-видимому, Суворов сознавал, что лично для него это грозит не просто слишком большой степенью риска, а сверх того – концом репутации непобедимого полководца. А отсюда – вечно мрачное настроение, о котором остались воспоминания окружавших его в то время людей.

Широко известно высказывание Наполеона, что Суворов обладает душой великого полководца, но не головой великого полководца, и что к военным вождям "первой величины" Суворов не принадлежит.

И ещё… В 1799 году итальяно-швейцарские походы русских войск генерал-фельдмаршала А.В.Суворова и средиземноморские походы черноморской эскадры вице-адмирала Ф.Ф.Ушакова были предприняты в рамках Второй антифранцузской коалиции, сколоченной на английские деньги. Участие русских воинских контингентов в европейской кампании полностью оплачивалось Англией. Русские выполняли роль обыкновенных подручных англичан – в тех пределах, которые англичанами были обозначены.