Фильм о Зое Космодемьянской. Сделать пожертвование

Фильм о Зое Космодемьянской

Пожертвовать

Где правда?

10 главных мифов о последней дуэли Пушкина

Хранитель экспозиции мемориальной квартиры Пушкина развеяла главные мифы вокруг последнего поединка и последних дней великого поэта.

10 февраля 1837 года закатилось великое «Солнце русской поэзии» – так литератор Владимир Одоевский в 5-м номере «Литературных прибавлений» писал о смерти Александра Сергеевича Пушкина.

Историю о роковой дуэли с Дантесом, смертельном ранении и предсмертных муках поэта, казалось бы, каждый из нас знает еще со школы. Но согласитесь, что чем известнее сюжет, тем плотнее и увесистей слой мифов, который его окружает.

Сегодня мы постараемся развеять хотя бы часть этих заблуждений и рассказать, что же на самом деле послужило причиной той злополучной дуэли, кто кому бросал вызов и почему даже лучшие врачи не могли спасти умирающего Пушкина.

А поможет нам в этом хранитель экспозиции Мемориального Музея-квартиры А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге Ирина Николаевна Карташова.

Миф 1. Пушкин был заядлым дуэлянтом

Это правда, но только отчасти. Поэт действительно много раз вызывал соперников к барьеру, но отнюдь не был кровожадным мстителем.

«Смотря что считать дуэлью – вызов на дуэль или просто дуэльную ситуацию, когда друзья все-таки сумели предотвратить уже практически состоявшуюся дуэль или предупредить ее на более ранних стадиях. Всего в жизни Пушкина было 29 вызовов на дуэль, но некоторые из этих поединков не состоялись. Вдобавок у поэта был довольно вспыльчивый характер, но при этом миролюбивый – кроме Дантеса, он в жизни не ранил ни одного соперника», – рассказала Ирина Николаевна.

Миф 2. Дуэль состоялась с первого раза

В действительности Пушкин вызывал Дантеса к барьеру дважды, но находчивый приемный отец Дантеса, барон Геккерн, сумел отсрочить дуэль: он сделал приемного сына свояком оскорбленного поэта. А автор знаменитого пасквиля, который и послужил причиной вызова на дуэль, по сей день остается неизвестным, отмечает Карташова:

«6 ноября 1836 года в дом княгини Волконской “на Мойке, близ Конюшенного мосту”, где Пушкин снимал квартиру, по городской почте пришло анонимное письмо. Это был пасквиль, то есть сочинение оскорбительного содержания, на французском языке. В этом письме Пушкина называют “историографом ордена рогоносцев”: автор намекает на связь его жены с императором. Мы до сих пор не знаем, кто написал это письмо, и по-прежнему называем его анонимным пасквилем. Если бы хоть один историк представил ясные, четкие доказательства авторства, то руководство музея изменило бы формулировку, но пока оно все еще остается анонимным.

Сам же Пушкин по характеру письма, европейской традиции написания таких парфюмных писем, бумаге и почерку определил, что это дело рук Жоржа Дантеса. После этого Александр Сергеевич вызвал Дантеса на дуэль, но этот вызов в тот день не застал его дома, поскольку он был на службе в Зимнем дворце. Приемный отец Дантеса, барон Геккерн, понимал, что если эта дуэль состоится, то в худшем случае его сын будет убит, а в лучшем – будет выслан из России. В любом случае о карьере сына в России можно было забыть. А ведь Дантес, как верно отметил Лермонтов, ехал в нашу страну как раз “на ловлю счастья и чинов”. И Геккерн обратился к Пушкину с просьбой отсрочить дуэль. Пушкин нехотя, но согласился, и за время этой отсрочки состоялась свадьба между Дантесом и Екатериной Николаевной Гончаровой, старшей сестрой жены Пушкина». 

Миф 3. Дантес был влюблен в сестру Гончаровой 

Жорж Дантес действительно женился на Екатерине Николаевне Гончаровой, но отнюдь не от большой любви, а чтобы спасти свою жизнь и карьеру. К тому же эта идея принадлежала его приемному отцу. 

«По сути, чета Геккернов выставила все происходящее таким образом, будто Дантес приезжал совсем не к Наталье Пушкиной, а к ее старшей сестре – Екатерине, в которую якобы был влюблен. Но, по версии Геккернов, Дантес был настолько смущен, что не мог открыто признаться. Пушкин в этой ситуации выглядел вспыльчивым ревнивым самодуром. На самом деле Дантес, конечно, не любил Екатерину. Во-первых, она была бесприданницей, а Дантес явно хотел себе партию получше. Кроме того, красотой младшей сестры Екатерина похвастаться не могла – она была худой и смуглой. В свете старших сестер Гончаровых, Екатерину и Александру, называли чуть ли не черенками от швабры. 

Е.Н. Гончарова

Екатерина, как и многие светские дамы того времени, была влюблена в Дантеса. Молодой красавец-военный, обходительный, да к тому же француз – им многие увлекались. Услышав от Пушкина о предстоящей свадьбе, Екатерина была вне себя от радости. Она с упоением стала подбирать приданое, шить наряды и очень стремилась к этой свадьбе», – рассказывает сотрудница музея.

Миф 4. Гончарова любила Дантеса и была холодна к мужу

Даже несмотря на сохранившиеся письма Гончаровой к Пушкину и свидетельства современников, до сих пор точно не известно, какие отношения были между Натальей Николаевной и Дантесом. То, что он открыто волочился за ней, а Пушкин злился и ревновал, – это факт. Однако наличие любовной связи между молодой красавицей и пылким французом ничем не подкреплено. Близкие отношения Гончаровой с императором, в которых ее обвиняет анонимный автор письма, тоже всего лишь домыслы, утверждает наша собеседница:

«Что касается Натальи Николаевны, то она, будучи в свете, принимала ухаживания молодого кавалера, ей это было лестно, но обо всех случаях встреч с Дантесом она рассказывала Пушкину. Николай I также благоволил к Гончаровой. Бывало, он проезжал близ дома Пушкиных на набережной и потом журил Наталью Николаевну за то, что у нее опущены шторы. Он назначил Пушкина камер-юнкером, чтобы Наталья Николаевна была обязана бывать на балах в Аничковом дворце. Но все-таки связь Гончаровой с императором – это только домыслы, и никаких фактов, подтверждающих это, нет. Пушкин всегда говорил: “Жена моя – ангел” – и считал, что никакое подозрение ее коснуться не может.

Накануне дуэли Пушкин спросил жену: “По ком ты будешь плакать?” “По том, кто будет убит”, – спокойно ответила Гончарова. Но это вовсе не значит, что Наталья Николаевна не переживала за своего супруга. Объяснить такой ответ можно тем, что Гончарова была глубоко верующей. Если бы ее муж выжил, то, согласно христианским убеждениям, она должна была оплакать его убитого противника», – объяснила Карташова.

Миф 5. Поводом для дуэли стало поведение Дантеса

Конечно, развязное поведение Дантеса и его явные ухаживания за женой Пушкина, а также насмешки света над бедным «рогоносцем» были главной причиной конфликта. Но на самом деле финальным толчком к роковому поединку стало оскорбительное письмо самого Пушкина. 

Жорж Шарль Дантес

«Даже после свадьбы, уже будучи женатым на Екатерине, Дантес продолжал искать внимания Натальи Николаевны, и в свете ходили разные слухи и толки, эта ситуация активно обсуждалась. В конце концов, взбешенный этим, Пушкин уже сам написал письмо барону Геккерну, где обращался к нему в весьма жестких и жестоких выражениях (к примеру, называл его старухой-сводницей). Ответом на такое письмо мог быть только вызов на дуэль. Таким образом, Пушкин сделал все возможное, чтобы получить этот вызов. Действительно, барон бросил ему вызов, но из-за своего статуса нидерландского посланника в Петербурге он не мог драться на дуэли, и вместо него стреляться вышел его приемный сын», – пояснила Карташова.

Миф 6. Жесткие условия дуэли установил Геккерн

Жаждавший поскорее расквитаться с обидчиком, Пушкин был согласен на любые условия поединка. В итоге он фактически подписал себе смертный приговор. В некоторых источниках можно встретить версию, согласно которой жесткие условия дуэли установил сам Геккерн. Но в музее Пушкина эту версию уверенно отвергают:

«Жесткие условия поединка установил вовсе не Геккерн, а секунданты. Секундантом Пушкина был Константин Карлович Данзас, его давний лицейский приятель, а секундантом Дантеса – виконт Оливье д'Аршиак, атташе французского посольства. Они и выработали условия дуэли. Пушкин настаивал на том, чтобы поединок состоялся как можно скорее: он боялся, что друзья отговорят его и помирят с соперником или сделают так, чтобы эта дуэль не состоялась. Поэтому он до последнего не говорил Данзасу, что выбрал его своим секундантом, а попросил его об этом практически перед самой дуэлью – не дай бог, кто узнает и помешает! Все держалось в обстановке такой секретности, что даже самые близкие друзья поэта не знали о том, что происходит, пока дуэль не случилась. 

Луи Геккерн

Шансов выжить, а тем более остаться невредимым в таком поединке почти не было: расстояние между противниками было очень маленьким – всего 20 шагов, а барьер составлял всего 10 шагов. Причем стрелять можно было с любого расстояния на пути к барьеру, права первого выстрела не было. Первым выстрелил Дантес: он сделал четыре шага и спустил курок. То есть даже по реалиям того времени – и европейским, и российским – правила этой дуэли были очень жестокими: практически верная смерть».

Миф 7. Предотвратить дуэль было невозможно

Шанс изменить трагический ход событий был, причем сделать это могла сама Гончарова. Но ей помешало плохое зрение: 

«Даже в сам день дуэли Пушкина и Дантеса трагедию можно было предотвратить. 8 февраля, когда Пушкин с Данзасом ехали к месту дуэли, на Дворцовой набережной, близ Троицкого моста, они встретились с экипажем Гончаровой. Конечно, Наталья Николаевна ничего не подозревала о предстоящем поединке и, возможно, могла бы остановить Пушкина. Но, к сожалению, она была близорука и не рассмотрела мужа в санях, а Пушкин и вовсе смотрел в другую сторону. Данзас, сидевший рядом с Пушкиным, попытался привлечь внимание Натальи Николаевны, но, к несчастью, ему этого не удалось, и они разминулись».

Миф 8. Умирающего Пушкина можно было спасти 

Вполне возможно, что, случись эта история в наши дни, поэт сохранил бы не только жизнь, но и здоровье. Однако в 30-е годы XIX века медицина еще не шагнула так далеко, и рана Пушкина оказалась смертельной. Вот что говорит Ирина Николаевна о шансах на спасение Пушкина в наши дни:

«На этот счет есть много разных мнений. Некоторые специалисты считают, что спасти Пушкина можно было только на месте дуэли, если бы там оказался врач; кто-то говорит, что шанс на спасение был еще в течение часа и даже гораздо позже. Таким образом, медики здесь расходятся во мнении. Но, конечно, намного больше версий утверждают, что сегодня Пушкина спасли бы. А тогда полостных операций не проводили, анестезии не было, а опыты по переливанию крови только начинались. Врачи пытались облегчить страдания раненого: давали вещества, которые притупляют боль, ставили пиявок и т. д. Но у Пушкина была очень большая кровопотеря уже на месте дуэли; также он потерял много крови за довольно продолжительное время поездки с Комендантской дачи до центра Петербурга. Сначала его везли в санях, потом для удобства переложили в карету Геккерна – за это время поэт потерял очень много крови. В дом его, ослабевшего, уже вносили на руках, поскольку сам он идти не мог. А кровь все шла и шла, не останавливаясь. Пушкину меняли повязки, ставили пиявок, но у него уже начался сепсис, а изъять пулю из тела врачи не могли. Николай Арендт – один из врачей, лечивших Пушкина, – первым вышел от больного и сказал Данзасу: “Штука скверная, он умрет”». 

Миф 9. Пушкин смиренно терпел боль

И да и нет. Поэт действительно очень стойко перенес предсмертные муки и старался не докучать родным, но в какой-то момент даже он чуть не сломался:

«Все ждали трагического финала, но Наталья Николаевна надеялась до последнего. Периодически Пушкину становилось лучше, и один раз он даже попросил жену покормить его моченой морошкой. Наталья Николаевна исполнила просьбу мужа: встала на колени перед кроватью, покормила его с ложечки и, обрадованная, вышла к друзьям, убеждая их, что Пушкин поправится. Но, к сожалению, это был один из кратких периодов улучшений. А в основном боли поэта были настолько сильными и невыносимыми, что в какой-то момент слуга сказал его друзьям, что барин попросил подать ему шкатулку, в которой лежали пистолеты. Страдания Пушкина были настолько ужасны, что он задумался о таком тяжелом грехе, как самоубийство. Но при этом поэт старался никому не показывать своих болей и не кричать, чтобы не испугать жену, которая была в соседней комнате. Он даже сам ставил себе пиявок – то есть старался как можно меньше тревожить близких. Но в какой-то момент даже он не выдержал и чуть было не застрелился – муки его были нестерпимы».

Миф 10. На похороны Пушкина пришла вся Россия

Отношения Пушкина и Николая в последующие годы довольно часто представали в искаженном виде, особенно в советскую эпоху. Историки и публицисты того времени часто показывали Пушкина в образе поэта-вольнодумца, который едва не стал декабристом, и даже коверкали некоторые моменты его биографии. Так, фразу императора, сказанную по поводу смерти поэта, «Пушкин умер и, слава богу, он умер христианином» советские пушкинисты сократили, и получилось «Пушкин умер, и слава богу», что совершенно меняло смысл сказанного. Отношения между царем и поэтом в самом деле были непростыми, но и сказать, что смерть Пушкина обрадовала Николая, безусловно, нельзя.

«То, что смерть Пушкина могла быть выгодна царю, – это нонсенс. Николай часто беседовал с Пушкиным и считал его умнейшим человеком, определил его камер-юнкером и дал возможность работать в архивах, заказал ему “Историю Петра I”. Правда, Пушкин в процессе работы уже отошел от процарских настроений, но все равно этот заказ был важен для него. 

После смерти Пушкина Николай боялся народного восстания. Сначала он приказал назначить отпевание в часовне Исаакиевского собора, потом повелел тайно перенести его в церковь Конюшенного ведомства и пригнал туда жандармов. Студентам в этот день даже запретили уходить с лекций под угрозой исключения. А после отпевания тело Пушкина в гробу тоже тайно погрузили на сани, накрыли рогожей, соломой и опять же тайно вывезли из Петербурга. Его похоронили на кладбище Святогорского монастыря в Псковской губернии. 

На похоронах Пушкина практически никто из его близких не присутствовал. Из тех, кто знал поэта, там был только его друг Александр Иванович Тургенев. Наталья Николаевна осталась в Петербурге: после всех этих событий она была настолько плоха, что близкие и врачи боялись за ее собственное состояние – как бы она не последовала на тот свет вслед за мужем. У нее случались страшные нервные припадки, во время которых эта высокая, стройная женщина доставала затылком до пяток – так она билась в конвульсиях. Доктора пытались удержать ее в этой жизни, поэтому она, конечно, никак не могла поехать на похороны Пушкина. Впервые Гончарова посетила могилу супруга только через два года», – заключила Ирина.

Теги: История литературы Литература Культура История Российской империи История культуры А.С. Пушкин

0 Комментариев