Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Харьковский процесс


 

До войны Харьков был вторым по численности городом на Украине — 900000 людей разных национальностей (по переписи 1939 года: 50% украинцев, 40% русских, 16% евреев и др.). В июле-октябре 1941 года туда бежали еще до 600000 жителей соседних областей. В основном, это были женщины, старики и дети. Пережить первую (24 октября 1941 – 15 февраля 1943 гг.) и вторую нацистскую оккупацию (10 марта – 23 августа 1943 года) удалось немногим — в окончательно освобожденном городе осталось лишь 200000 истощенных людей.

 

Нацисты разнообразно (но системно — «новый порядок») уничтожали мирных жителей и военнопленных: заживо закопали в ямы сотни детей из Харьковской больницы, сожгли 300 раненых красноармейцев, расстреляли в Дробицком Яру около 16000 евреев, уморили голодом десятки тысяч харьковчан. Однако, как сказал старший ефрейтор Р. Рецлав, «массовые казни путем повешения и расстрелов казались для германского командования слишком хлопотливыми и медленными средствами». Поэтому, как в Краснодаре и других городах, для массовых казней оккупанты и их пособники использовали «душегубки» («газенвагены») — герметичные грузовики, где людей травили выхлопными газами. Применение «душегубок» держали в тайне (поэтому, кстати, не сохранилось самих машин, нет даже фотографий), для секретности трупы отравленных харьковчан сжигались. Сколько имен и преступлений так скрыли нацисты — неизвестно. В 1943 году следствие смогло установить только 30000 документально подтверждённых убийств с конкретными виновниками. Некоторых удалось поймать — для справедливого суда.


Зверства немецко-фашистских захватчиков в городе Харькове и Харьковской области. На снимках: трупы советских граждан, задушенных в «душегубках» и расстрелянных немцами на территории городка Харьковского тракторного завода.

Зверства немецко-фашистских захватчиков в городе Харькове и Харьковской области.

На снимках: трупы советских граждан, задушенных в «душегубках» и расстрелянных немцами на территории городка Харьковского тракторного завода.
Опубликовано в газете «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №296 (8289) от 16 декабря 1943 г.


 

15 декабря 1943 года начался первый в мире открытый процесс над нацистскими преступниками. На скамье подсудимых находись трое немецких палачей: капитан военной контрразведки В. Лангхельд, Г. Риц, Р. Рецлав. Рядом с ними сидел советский предатель — их подручный М. Буланов.

 

Сотрудник гестапо Рецлав выбивал показания пытками, в том числе обвинил 25 харьковских рабочих в антигерманской деятельности (из них 15 расстреляли, 10 отравили в «душегубках»). Лично погрузил в «душегубку» 40 человек, помогал сжигать трупы. Заместитель командира роты СС Риц избивал арестованных и расстреливал безвинных людей.

 

Офицер военной контрразведки Лангхельд пытал военнопленных, сфабриковал ряд дел, по которым расстреляли до ста человек.

 

Шофер гестапо Буланов управлял «душегубкой» (а также чистил и ремонтировал ее после применения), возил харьковчан на казни, в том числе 60 детей. За это он получал 90 марок в месяц, паек, и те вещи казненных, которыми пренебрегали немцы.

 

Их вина изобличалась трофейными документами, судебно-медицинской экспертизой, показаниями жертв, допросами немецких военнопленных, актами ЧГК. Работали квалифицированные переводчики и трое известных в СССР адвокатов.

 

Обвиняемые сами подробно и даже буднично рассказывали о своих преступлениях. Они подчеркивали, что многие оккупанты делают подобное, ведь начальство (Гитлер, Гиммлер, Розенберг) прямо говорило об уничтожении «низших рас», призывало карать жителей за всякое сопротивление. Поэтому в Харькове судили, по сути, не только трех палачей и предателя, но и всю нацистскую бесчеловечную систему.


Подсудимые (справа налево): капитан В. Лангхельд, старший ефрейтор Р. Рецлав, лейтенант Г. Риц, шофер гестапо М.Н. Буланов на заседании Харьковского судебного процесса над немецкими военными преступниками.
Фото А.Б. Капустянского
Место хранения: Российский государственный архив кинофотодокументов (арх. № 0-320085)
Фото с сайта «Победа. 1941–1945» (общероссийский портал «Архивы России»)


 

Для главных советских газет суд освещали известные писатели — Илья Эренбург и Константин Симонов («Красная звезда»), Алексей Толстой («Правда»), Леонид Леонов («Известия). Для украинских: Юрий Смолич, Максим Рыльский, Владимир Сосюра, Павло Тычина, Владимир Лидин. В зале работали иностранные корреспонденты «Нью-Йорк таймс», «Таймс», «Дэйли экспресс» и др. Один из лучших в мире кинодокументалистов («Оскар» 1943 года за фильм «Разгром немецких войск под Москвой») Илья Копалин режиссировал документальный фильм «Суд идет» о процессе. Уже через месяц его показали все советские кинотеатры, а потом — во множестве стран.

 

Все подсудимые в последнем слове признали свою вину, то есть личное участие в убийствах тысяч советских граждан. Несмотря на это, немцы оправдывались «системой» и иерархией приказов. Все просили о сохранении жизни — Лангхельд ссылался на свой «преклонный возраст», Риц и Рецлав обещали вести антигитлеровскую пропаганду для германского народа, Буланов хотел искупить вину кровью.

 

Суд приговорил их к высшей мере наказания — смертной казни. Приговор привели в исполнение на Базарной площади 19 декабря 1943 г. в присутствии десятков тысяч харьковчан. Суд и казнь одобрили не только они, но и десятки миллионов читателей, слушателей, кинозрителей всего мира.

 


Международная реакция на Харьковский процесс

 

Источник: Лебедева Н.С. Подготовка Нюрнбергского процесса. М. 1975.

Глава 1: Политика СССР, США и Англии по отношению к военным преступникам в 1943-1944 гг., параграф «Политика СССР, США и Англии по отношению к военным преступникам в 1943-1944 гг.».

 

Особо следует отметить роль судебного процесса в Харькове как первого юридического прецедента наказания нацистских военных преступников. Этот процесс являл собой реализацию деклараций союзников о наказании военных преступников и придавал необратимый характер правительственным заявлениям. В то же время харьковский процесс оказал своего рода давление на правительства союзников, делая невозможным отказ от проведения подобных процессов. Именно здесь впервые со всей определенностью было заявлено, что ссылка на приказ начальника не освобождает от ответственности за совершение военных преступлений.

 

<…>

 

Посол США в СССР А. Гарриман в донесении госдепартаменту подчеркивал, что «процесс не оставляет сомнения в намерении советских властей привлечь к ответственности германское правительство и верховное командование за преступления и зверства, совершенные их именем и по их приказу». Он сообщал также, что американские корреспонденты, присутствовавшие на харьковском процессе, были убеждены в виновности обвиняемых, обоснованности предъявленных обвинений и отмечали строгое соблюдение судом юридических норм[1]. Посол рекомендовал использовать этот случай для проведения широкой кампании протестов против военных преступников. Однако ни госдепартамент, ни военное министерство не только не сочли нужным поддержать это предложение, но высказали серьезную озабоченность в связи с проведением такого процесса[2]. Вопрос рассматривался Лондонским политическим военно-координационным комитетом, который решил, что следует в любом случае избегать повторения процессов, «на которых бы делались заявления, что они входят или выходят за рамки Московской декларации»[3]. Таким образом, правящие крути Англии и США опасались, как бы их не заподозрили в причастности к осуществлению практических мер по наказанию военных преступников, проводимых Советским правительством.

 

Зверства немецко-фашистских захватчиков в г. Харькове и Харьковской области

Зверства немецко-фашистских захватчиков в городе Харькове и Харьковской области

Опубликовано в газете «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №297 (8290) от 17 декабря 1943 г.


Мировая общественность высоко оценила значение действий Советского Союза по наказанию военных преступников. Американский сенатор К. Пеппер писал в июле 1944 г.: «Советский Союз уже сделал определенные шаги, вселяющие уверенность, что военные преступники будут наказаны. Чрезвычайная государственная комиссия подготовила документальный отчет о военных преступлениях и преступниках на русской территории. Три нациста и один предатель уже судимы и казнены на месте, где они совершали свои преступления» (имеется в виду харьковский процесс. — Н.Л.)[4].

 

Многие юристы и общественные деятели стран Объединенных Наций отмечали своевременность судебных процессов, проведенных в Советском Союзе над немецкими военными преступниками, прочность их юридической базы, публичный характер судебного разбирательства и справедливость вынесенных приговоров. Так, например, чешский юрист В. Бенеш к заслугам Советского правительства отнес проведение харьковского процесса, показавшего, что «наказание военных преступников не только занятный вопрос для дискуссий среди юристов и политиков, но в первую очередь практическая необходимость, которая должна быть осуществлена без отсрочек. Кроме того, харьковский процесс продемонстрировал миру, что наказание военных преступников может быть успешно осуществлено в хорошо организованном обществе и в то же время могут быть соблюдены все необходимые гарантии материального и процессуального права»[5].

 

Редактор журнала Американской ассоциации по внешней политике, известная публицистка Вера М. Дин подчеркивала, что целью харьковского процесса было не только осудить трех немецких преступников и одного предателя русского, но и получить от подсудимых материал для обвинения подлинных вдохновителей всех преступлений — Гитлера, Гиммлера, Розенберга и др.[6]

 

Правда, в западных странах раздавались голоса, высказывавшие «беспокойство» и «опасение» по поводу того, что в СССР якобы проводится политика массовых казней. В связи с этим вашингтонский корреспондент газеты «Коллиерз» Г. Крил писал: «Ничто в харьковском процессе не дает права опасаться... что суд нарушил каким-либо образом юридические нормы. Хотя суд был военный, а не гражданский..., подсудимым были предоставлены адвокаты для защиты. Процесс был открыт для публики и прессы». Г. Крил сравнивал этот процесс с закрытым американским военным судом над восьмью немецкими диверсантами и отметил большую демократичность харьковского процесса[7]. Справедливость приговора харьковского суда признал и известный американский юрист Ш. Глюк[8].



[1] USA. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. 1943. vol. Ill, p. 851-852.

[2] Ibid., p. 850, 852; USA. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers., 1944, vol. IV, p. 1198-1211.

[3] 1944, vol. IV, p. 1202.

[4] C.D. Pepper. Punishment of War Criminals. A Major War Aim. - "Free World", 1944, July, vol. 8, p. 73; см. также: H. Munro. Plan for the Trial of War Criminals. - "The Law Journal", 1945, Jan. 6, vol. 95, p. 5-9.

[5] V. Benes. The Punishment of War Criminals. - "The Spirit of Czechoslovakia", 1945, vol. 5, N 1, p. 22.

[6] V.M. Dean. Russians Take Lead in Trying War Criminals. - "Foreign Policy Bulletin", 1943, Dec. 24, vol. XXIII, N 10, p. 1-2.

[7] G. Creel. War Criminals and Punishment. New York, 1944, p. 152, 154.

[8] Sh. Glueck. War Criminals. Their Prosecution and Punishment. New York, 1944, p. 80.


 

Судебный процесс о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории гор. Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации. М.: ОГИЗ – Госполитиздат, 1943

 

Леонов Л. Статьи военных лет. М.: Издательство «Правда», 1946

 

Судебный процесс о зверствах немецко-фашистских захватчиков на территории гор. Харькова и Харьковской области в период их временной оккупации:

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №296 (8289) от 16 декабря 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №297 (8290) от 17 декабря 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №298 (8291) от 18 декабря 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №299 (8292) от 19 декабря 1943 г.

 

Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №300 (8293) от 21 декабря 1943 г.


 

Назад


Яндекс.Метрика