Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический портал страны

Брянский процесс


Орел, Брянск, Бобруйск — разные судьбы этих мест соединились в кровавых годах оккупации. На всех территориях нацисты методично мучали людей, жгли дома, грабили все ценное. Сразу же уничтожались евреи (в Орле использовали автомобили-«душегубки») и пациенты психиатрических больниц. Под предлогом борьбы с партизанами, нацисты массово уничтожали заложников, жгли деревни, взрывали дома. Всего в Орловской и Брянской областях убили 90000 мирных граждан (из них 4565 детей) и более 56000 военнопленных. В Бобруйской области оккупанты уничтожили до 40000 гражданского населения и около 40000 военнопленных. В немецкое рабство угнали свыше 217000 советских граждан, а сопротивлявшихся расстреливали.

 

Жизнь советских людей была расходным материалом для оккупантов. В Орле они отравили ипритом группу рабочих «с целью испытания отравляющих веществ и действия медикаментов». Бобруйских детей (от 6 до 13 лет) насильно отняли у родителей и отправили в немецкий госпиталь (Марьина Горка, Белоруссия), чтобы брать кровь для раненых немецких солдат и офицеров. Мирными гражданами разминировали дороги и поля — конвой заставлял их тащить бороны на опасные места.

 

Многие преступления в разных местах имели один и тот же почерк: оставляя пепел и трупы, палачи отступали из Орла в Брянск, из Брянска в Бобруйск. Увы, удалось поймать не всех. Но все же четырёх преступников судили на открытом процессе в Брянске 26–30 декабря 1945 г. Это были два командира и два исполнителя:

 

1) Генерал-майор А. Гаманн, бывший комендант Орла, Брянска, Бобруйска. Он руководил деятельностью подчинённых ему немецких войсковых частей, местных комендатур, карательных органов и органов местного управления. То есть по его приказам советские люди под угрозой расстрела вынуждены были работать на вермахт. Уклонявшиеся от принудительных работ заключались в лагерь или тюрьму, где расстреливались или гибли от голода и пыток. По его приказу детей отбирали у матерей, чтобы выкачать из них кровь для раненых солдат вермахта;


Гаманн. Карикатура Б. Ефимова из книги: Палачи Европы. Портреты и памфлеты. Карикатуры худ. Кукрыниксы и Бориса Ефимова. Редактор-составитель И. Лежнев. М: Политиздат, 1945

Гаманн

Карикатура Б. Ефимова из книги: Палачи Европы. Портреты и памфлеты. Карикатуры худ. Кукрыниксы и Бориса Ефимова. Редактор-составитель И. Лежнев. М: Политиздат, 1945


2) Генерал-лейтенант Ф. Бернгард, бывший в 1942-1944 гг. командующим тыла 2-й танковой, а затем 9-й пехотной дивизий, действовавших на территории Орловской, Брянской и Бобруйской областей. Немецкое командование возложило на него охрану коммуникаций от партизан, для этой цели Бернгард имел до 50000 солдат. Эти солдаты только в Брянской области (по неполным данным) расстреляли, повесили, сожгли и замучили в лагерях до 22000 советских граждан, угнали по его приказу в германское рабство 48000. Бернгард лично провёл две крупные карательные операции;

 

3) Обер-ефрейтор К. Штейн принимал активное участие во всех карательных операциях: «Всё это делалось под видом борьбы с партизанами, но самих партизан я не видел, — вынужден был признать убийца. — Это было планомерное истребление мирного населения»;

 

4) Ефрейтор М. Лемлер участвовал в уничтожении вокзала станции Брянск-1 и расположенных поблизости домов, моста, соединяющего вокзал с городом. В Брянске он со своими с подручными взорвал 7-8 жилых зданий. Лемлер лично убил не менее 100 мирных жителей.

 

Штейн и Лемлер полностью признали себя виновными. Гаманн признал себя виновным в мобилизации мирного населения Бобруйска для работ на оборонительных сооружениях и заявил, что он лишь выполнял приказы непосредственного начальства. Бернгард признал себя виновным в создании жестокого режима в концентрационных лагерях, в мобилизации мирных граждан на работы по разминированию полей и в угоне их на работу в Германию.

 

Оправдания у Гаманна были двух типов:

 

а) это не я: «Гаманн показал, что с 8 июля 1942 года и до 4 августа 1943 года он был комендантом города Орла и здесь не было случая расстрела советских граждан, а также ни одного факта ущемления гражданских свобод мирного населения. Это показание Гаманна встречено смехом присутствующих».

 

б) ничего не знаю: «Гаманн не отрицает, что население Бобруйска действительно исчезло, но куда — ему неизвестно. «Я пытался установить это у командующего войсками СС, но ничего не добился», — заявил подсудимый».

 

Однако вина всех подсудимых подтверждалась различными источниками. Гаманну, к примеру, показали его личные отпечатанные приказы. Также цитировались экспертизы, акты ЧГК, выступали свидетели и немецкие военнопленные.

 

Суд вынес приговор 30 декабря 1945 года в 11 часов утра. Руководствуясь статьей 4 УК РСФСР и статьями 319 и 320 УПК РСФСР (и учитывая степень виновности каждого), Военный трибунал приговорил Гаманна, Бернгарда и  Лемлера к смертной казни, Штайна — к 20 годам каторжных работ.

 

В тот же день трое преступников были повешены на городской площади. О казни сообщили всемирно известные СМИ: «Известия», «Правда» и «New York Times». Как писала газета «Брянский рабочий», «Приведение в исполнение приговора было встречено единодушным одобрением собравшихся на площади многочисленных трудящихся города».


Документы

 

Приказ Гаманна о розыске двух орловцев,

обвиняемых в нападении на германского солдата 5 июля 1942 г.

 

Источник: газета «Речь», №79 (109), 1942 г., 5 июля, стр. 4.

 

В ночь с 1 на 2 июля 1942 г. двумя гражданскими лицами было произведено нападение на германского солдата, которого ранили уколами ножа. Виновниками являются: Кащавцев Виталий, рождения 1923 г., в г. Орле, Якобович Константин, рождения 1924 г., в г. Орле. Они сбежали и скрываются в городе или окрестностях. Все жители призываются принять участие в розыске и о их местонахождении известить Военную комендатуру. Кто сбежавшим окажет содействие, их приютит или окажет им какую-либо помощь и не сообщит о них — как сообщник будет казнен. Я приказал до поимки виновников 20 граждан задержать в качестве заложников. В интересах каждого, равно как и заложников, захватить преступников и поддерживать спокойствие и порядок в городе Орле. Кто поднимет руку против немецкого солдата — будет казнен.

 

Военный комендант г. Орла, генерал-майор Гаман.

 

 

Справка начальника управления НКВД по Орловской области

о массовых убийствах населения города Орла и районов области

 

Источник: Государственный архив Орловской области, Ф. 52, Оп. 2, Д. 553, Л. 91. Подлинник.

 

18 августа 1943 г.

 

В гор. Орле, в корпусах тюрьмы и во дворе, а также на площади, обнесенной колючей проволокой, немцы организовали лагерь военнопленных, в котором содержали военнопленных и мирных жителей, арестованных органами жандармерии и гестапо. В этом лагере создали невыносимый режим, в результате которого тысячи людей умирали с голода, сотни расстреливали. Обнаружено место, где зарыты трупы. По рассказам очевидцев, там закопано около 5000 расстрелянных и умерших с голоду военнопленных и мирных жителей.

 

Жертвы немецко-фашистской оккупации. 1943 г., г. Орёл

Жертвы немецко-фашистской оккупации

г. Орёл, 1943 г.


В районе кирпичного завода — по Карачевскому шоссе, в километре от гор. Орла, во рвах, образовавшихся от обвала печей Гофмана, обнаружены сотни трупов, расстрелянных немцами. В районе Медведевского леса, в 7 км от Орла, обнаружены места, где зарыты сотни расстрелянных. В районе леса Старая Гать, в окопах и траншеях, 2000 трупов расстрелянных мирных жителей. В районе Некрасовского детдома, в 7 км от Орла, имелся лагерь гестапо. Вокруг этого лагеря обнаружены места массового расстрела. Очевидцы показывают, что в этом лагере производились ужасные пытки, вплоть до кастрирования людей.

 

Немецкое командование — комендант гарнизона генерал-майор Гаман — за несколько дней до бегства из Орла издал специальный приказ, по которому все население от 14 до 55 лет подлежало явке в лагеря военнопленных и оттуда угону колоннами. Лица, не пожелавшие явиться добровольно, полицией и жандармерией вылавливались и под силой оружия загонялись в лагеря, оттуда угонялись в неизвестном направлении. Вся женская молодежь 1917-1926 гг. рождения немцами через биржу труда отправлялась в Германию. Население от этой каторги разбегалось. 28 мая 1943 года командующий Орловским административным округом — генерал-майор Гаман издал приказ, чтобы скрывавшаяся женская молодежь в селах вылавливалась органами полиции и стражи и под силой оружия направлялась в Германию. По неполным данным, из города Орла и районов — Урицкого, Кромского, Сосковского угнано в Германию женщин свыше 20000.

 

Нач. управления НКВД по Орл. обл.

полковник государств. безопасности

Фирсанов

 

 

Спецдонесение прокурора области

Секретарю Орловского обкома ВКП(б) Матвееву о зверских злодеяниях

немецко-фашистских захватчиков на территории Кромского района

 

Источник: Государственный архив Орловской области, Ф. 52, Оп. 2, Д. 553, Л. 87-90. Подлинник.

 

7 сентября 1943 года

 

После освобождения частями Красной Армии территории Кромского района от местного населения в военную прокуратуру поступил ряд заявлений о зверских злодеяниях немецко-фашистских захватчиков, выразившихся в массовых расстрелах, повешениях, систематических умерщвлениях различными способами мирных граждан.

 

В целях проверки поступивших заявлений была создана специальная комиссия, последняя, произведя раскопки, обнаружила две ямы, расположенные в окрестности города Кромы, в одной из которых на глубине одного метра оказалось 25 трупов, под ними находился слой земли толщиной 0,5 м.

 

По снятии последнего оказалось еще 24 трупа. Трупы свалены в яму беспорядочно, большинство совершенно без одежды. Всего обнаружено в яме 19 трупов мужчин, 19 женщин и 11 подростков и детей, в том числе и грудного возраста. В нижнем слое находились трупы женщин и детей.

 

Явившаяся на место раскопок гр. Чернова П.И. опознала по обуви, белью и волосам свою мать Чернову-Левину, арестованную немцами в мае 1942 года.

 

Во второй яме на глубине 2-х метров обнаружены беспорядочно сваленные 98 трупов разного пола и возраста. Преобладающее большинство трупов без одежды.

 

При судебно-медицинском исследовании 147 трупов, из них: мужчин 47, женщин 54, детей 42. Причина смерти в 12 случаях огнестрельное ранение черепа с разрушением мозгового вещества, в 8-ми случаях зарыты живыми, в 100 случаях отравление угарным газом (окись углерода) и в 27 случаях — удавление.

 

Очевидцы, в том числе и бывший охранник тюрьмы города Кромы, находившиеся 8 июля 1942 года на посту в тюрьме, показывают: «Заключенных граждан в этот день вывозили из тюрьмы в закрытой автомашине, окрашенной в темный цвет, с закрытой на замок дверью, что говорит о том, что умерщвление группы заключенных в количестве 100 человек произведено с помощью специальной машины типа «Душегубки»».

 

Красная Слобода, Брянская область. 30 августа 1941 г.

Красная Слобода, Брянская область

30 августа 1941 г.


При вскрытии трупа мужчины-инвалида с ампутированной ногой установлен перелом 2-х ребер справа и наличие 3-х ранений на верхней поверхности языка — что свидетельствует о применении грубой физической силы к покойному и истязаниях последнего.

 

Свидетель Конобеева А.И., указавшая место ям, показывает, что в июне-июле 1942 года она возвращалась с работы и видела на улицах деревни немецких патрулей, которые всех жителей загоняли в дома и даже тех, которые работали на огородах, не разрешая им выходить из помещения.

 

Придя домой и забравшись на чердак, она видела на окраине села 15 немецких солдат, копавших яму. Спустя некоторое время к яме подошла закрытая машина, прибывшая из гор. Кром, и остановилась на краю ямы. Вскоре дверь машины открылась и из нее выходили один за другим одетые в нижнее белье мужчины, которые прыгали в яму. Машина несколько раз приезжала из Кром к яме и до позднего вечера жителям деревни не разрешали выходить из домов.

 

Свидетель Миклер Е.В. показывает: «29 июня 42 года арестовали ее мужа, 8 июля 42 года к ней на квартиру пришел один из полицейских тюремной стражи и забрал в тюрьму их детей, которым заявил: «Папу вашего повезем в Орел на комиссию и после этого он будет работать». Как впоследствии стало известно — в этот день из тюрьмы вывезли партию заключенных и умертвили их, в том числе и ее мужа».

 

Учительница Газукина Е.К. утверждает: жители дер. Вожево рассказывали ей, что когда зарыли ямы, то земля над ними длительное время находилась в движении. Из погибших заживо закопанных, она знает Чернову, Райхельсон с 17-летним сыном Ильей, Миклер с 2-мя малолетними детьми и других.

 

Бывший редактор местной газеты «Слово», выходившей в Кромах, Чернов утверждает, что, по сообщению быв. следователя гестапо и полиции Рыбалова, летом 1942 года большая партия заключенных мирных жителей была умерщвлена при помощи специальной машины «Душегубки», которую привезли немцы из Германии, ибо до этого у них такой машины в Кромах не было.

 

Перечисленные лица выше и другие лица подтверждают, что активными пособниками немецко-фашистских захватчиков в свершении мерзких злодеяний, выразившихся в расстрелах, избиениях, пытках, в изготовлении виселиц для повешения ни в чем не повинных мирных жителей города Кромы явились быв. нач. тюрьмы г. Кромы Жердев, принимавший участие при всех расстрелах и лично расстреливавший коммунистов и комсомольцев, начальник полиции Злобин, приводивший в исполнение приговоры при повешении и расстрелах, ст. полицейский Тупиков и следователь полиции и гестапо Рыбалов, занимавшийся расстрелами и избиениями. По указанным выше материалам производится тщательное расследование в отношении пособников немецко-фашистских захватчиков, оставшихся на освобожденной от немецких оккупантов территории.

 

Прокурор области Яцковский

 

Документы цит. по: Память о подвиге. Российская Федерация. Орловская область. Сводный том/сост. В.А. Пирогов; сост. В.Я. Воробьева; отв. ред. И.Я. Мосякин. Орел: Орелиздат, 1998. С. 101.


Корреспондент «BBC» Александр Верт об оккупации Орла

 

Источник: Верт Александр Россия в войне 1941-1945. Авторизованный перевод с английского. М.: Воениздат, 2001. Глава VII. Орел в период немецкой оккупации: личные впечатления

 

Созданная немцами «зона пустыни» протянулась теперь от Ржева и Вязьмы до Орла.

 

Орел, этот не так давно приятный, тихий провинциальный город, все еще полный воспоминаний о Тургеневе, сильно пострадал. Более половины домов было разрушено; в некоторых местах развалины еще дымились… Из 114 тыс. населения в городе сейчас осталось только 30 тыс. Многих жителей оккупанты убили. Многие были повешены на городской площади — на той самой, где теперь похоронен экипаж советского танка, который первым ворвался в Орел, а также генерал Гуртьев — прославленный участник Сталинградской битвы, убитый в то утро, когда советские войска с боем взяли город. Говорили, что немцы убили 12 тыс. человек и вдвое больше отправили в Германию. Многие тысячи орловцев ушли к партизанам в Орловские и Брянские леса, ибо здесь (особенно на Брянщине) был район активных партизанских действий.

 

<…> Зима 1941/42 г. была самой тяжелой. Люди сотнями умирали от голода. Позже они стали получать по 200 г хлеба в день, если как-то работали на немцев. И затем весь этот ужас лагеря военнопленных. Здесь я впервые непосредственно познакомился с отношением немцев к советским военнопленным, а оно изменилось после Сталинграда. До этого им давали гибнуть массами. После Сталинграда шантажом или лестью их пытались вовлекать в армию изменника Власова.

 

<…> У большого кирпичного здания орловской тюрьмы из рва выкапывали трупы. Издали они казались мягкими зеленовато-коричневыми тряпичными куклами — их складывали возле рва, откуда их извлекали. Два представителя советских властей сортировали черепа — некоторые были с пулевыми отверстиями в затылке, другие без таких отверстий. Из рва шел едкий, застоявшийся смрад. Выкопали 200 трупов, но, судя по длине и глубине рва, там находилось по крайней мере еще 5 тыс. трупов. Некоторые «образчики» были трупами женщин, но большинство — мужчин. Половину составляли советские военнопленные, умершие от голода и различных болезней. Остальные были солдаты или гражданские лица, которых убивали выстрелом в затылок. Казни совершались в 10 утра по вторникам и пятницам. Взвод гестаповцев, производивший расстрелы, методично появлялся в тюрьме два раза в неделю. Помимо этих, много других людей было убито в Орле. Некоторых публично вешали как «партизан» на городской площади.


Жертвы фашистского террора у тюремной стены в Орле, 1942 г.
Жертвы фашистского террора у тюремной стены в Орле, 1942 г.

<…> В доме помещался музей Тургенева, и я беседовал со стариком смотрителем. Он три месяца просидел в гестаповской тюрьме и слышал залпы расстрелов утром по вторникам и пятницам. Оба его помощника по музею были расстреляны как лица, «подозреваемые в принадлежности к коммунистам».

 

Старик (его фамилия Фомин) рассказал о страшном голоде в Орле. Длительное время населению вообще не выдавали никакого продовольствия, даже мизерного хлебного пайка. Проходя по улицам зимой 1941/42 г., люди спотыкались о тела упавших и тут же умерших. В ту зиму он с женой с большим трудом меняли свои пожитки на картофель и свеклу. Позже людям помогали выжить их огороды.

 

Фомин рассказал, что немцы забрали 10 тыс. томов из Тургеневской библиотеки, а многие другие экспонаты, например, дробовик Тургенева, были просто украдены. Слава богу, говорил он, хоть дом уцелел. Дом Тургенева в Спасском-Лутовинове — между Орлом и Мценском — сгорел дотла.

 

Однажды вечером, когда звездное небо окрасилось на западе, в сторону Карачева, красным заревом горящих деревень, я повстречал в горсовете странную пару — местного врача и местного священника.

 

Доктор Протопопов, с маленькой бородкой и в пенсне, напоминавший чеховский персонаж, рассказывал, как, несмотря ни на что, ему удавалось лечить больных и раненых советских военнопленных. Они находились в кошмарном состоянии — голодные и запущенные. Лишь он и несколько преданных помощников пытались хоть немного облегчить их участь, собирая продовольствие среди местных жителей — хотя тем мало было чем делиться — и потихоньку пронося его в больницу. Некоторых тяжело больных пленных немцы в самые морозы решили перебросить на санях в другую больницу, за много километров. Русский персонал тщетно протестовал. Постарались как можно больше людей укутать в одеяла. Но почти половина умерла во время переезда. Как он слышал, эта другая «больница» мало чем отличалась от лагеря смерти.

Благодарим за помощь в поиске информации директора АНО «Историческое сознание» и главного редактора журнала «Новые исторические перспективы» Д.А. Ахременко и ведущего библиотекаря отдела хранения основного фонда Брянской областной научной универсальной библиотеки имени Ф.И. Тютчева Е.В. Званскую.

 

Обвинительное заключение по делу о зверствах немецко-фашистских захватчиков в Орловской, Брянской и Бобруйской областях. Газета «Брянский рабочий» №255 (7654) от 26 декабря 1945 г.

 

Судебный процесс по делу о немецко-фашистских зверствах в Орловской, Брянской и Бобруйской областях:


Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №303 (8913) от 27 декабря 1945 г.


Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №304 (8914) от 28 декабря 1945 г.


Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №305 (8915) от 29 декабря 1945 г.


Газета «Известия Советов депутатов трудящихся СССР» №306 (8916) от 30 декабря 1945 г.


Газета «Правда» №307 (10078) от 27 декабря 1945 г.

 

Статья «Победители» об освобождении Орла. Газета «Правда» №196 (9332) от 7 августа 1943 г.


Статья В. Гроссмана о Бобруйске и Гаманне. Из книги: Гроссман В.С. Годы войны. М.: Гослитиздат, 1945.


 

Назад


Яндекс.Метрика