Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
27 декабря 2016

Учимся чертить золотые треугольники. К 504-летию глобальной экономики

Сегодня в прошлом

27 декабря 1512 года Испания выбрала Африку основным поставщиком рабов в свои колонии.

«Нам нужен мир. Желательно весь». Пока мир готовится к встрече Нового года, в Китае готовятся этот самый мир осваивать. А потому решили закрепиться в пока новой для себя нише – начали строительство первого ледокола. Нетрудно догадаться, для чего это им нужно.

Сегодня, когда мы справляем 504-ю годовщину события, которое до сих пор определяет нынешнюю мировую экономику и торговлю, стоит поговорить о том, как меняются «главные торговцы». И как на этом заработать.

***

...Многим (да почти всем), кто успел застать Советский Союз и советский кинематограф в сознательном возрасте, должен быть знаком этот монолог. Мы не можем отказать себе и вам в удовольствии и приводим этот своего рода эпиграф в первоисточнике:

Никакого Негоро и Альвеса, конечно же, не было, однако это не делает монолог вымыслом. Были другие «негоцианты» в достаточных количествах.

Зеркальца и бусы

Заключение Тордесильясского соглашения сделало Испанию на некоторое время полноценной хозяйкой Нового Света: все решения, касающиеся новооткрытых земель принимало правительство этой страны. Для колонизации были нужны рабочие руки, тысячи рабочих рук. Однако испанцы очень быстро столкнулись с проблемой: аборигены не выдерживали принудительного труда и вымирали. Решение было найдено: Испания санкционировала ввоз рабов из Африки.

Поскольку Новым Светом владела Испания, то она и распоряжалась правом торговли. Для обогащения у Испании был целый континент, поэтому право поставлять в свои колонии рабов они отправляли на аутсорс. Начиная с середины XVI века вся Европа окучивала Испанию в борьбе за это право (асьенто), на владельцев которого проливался золотой дождь. Владение асьенто отражает последовательный расцвет и закат торговых империй Португалии, Голландии. В конце концов все барыши перешли в руки французов, у которых асьенто отняла Британия. И не только отняла. Англо-испанские войны XVIII века как минимум дважды имели одной из причин борьбу за право поставлять в колонии рабов. Штука была в том, что предоставлять асьенте кому-то одному на долгое время было чревато потерей колоний.

Торговля была выгодной, неприлично выгодной, образуя так называемый золотой треугольник работорговли:

1. Пресловутые бусы, зеркала, ткань, спирт и ром, сахар, немного оружия, – всё это везли в Африку для обмена на рабов. В «Пятнадцатилетнем капитане» это расписано в подробностях, с этого начинался путь любого Себастьяна Перейры.

2. Рабов везли в колонии для работы на плантациях. В среднем доплывал лишь каждый пятый. Учитывая, что за время легальной работорговли в Новый Свет было доставлено 15-17 млн рабов, как минимум ещё 60 млн умерли в пути.

3. На обратном пути корабли везли в Европу сырьё и товары, в том числе и те, которые затем можно было обменять в Африке на новых рабов, повторив цикл заново.

Один полный рейс занимал примерно 1-1,5 года, но даже после одного плавания человек, который его профинансировал, мог не работать до конца своей жизни, живя на ренту, вложенную в малоприбыльное и безрисковое дело.

Законы нашего мира

Трансатлантическая работорговля, хотя ей стукнуло более пяти веков, сыграла чрезвычайную роль именно для современной экономики и глобальной торговли.

Во-первых, потому что практически все нынешние успешные рыночные экономики своими корнями уходят либо в доходы от работорговли, либо в само рабство. Все эти милые европейские средневековые мостовые, кукольные домики, величавые набережные, где так уютно пьётся кофе и ром – всё это построено на смертях двух континентов. «Итальянский кофе», «кофе по-венски» – напомним, кофе вообще не растёт в Европе.

Во-вторых, сам принцип подобной треугольной торговли успешно использовался и дальше. У Британии, которая в результате вытеснила всех с этого выгодного рынка и отказавшаяся от асьенто только в самом конце эпохи работорговли, незадолго до её запрета в конце XVIII века, был собственный треугольник: в Индию товары, из Индии в Китай опиум, из Китая в Европу – чай. И не только в Европу, но это уже в-третьих.

В ходе работорговли случилось именно то, чего боялись испанцы. Британия потеснила их в Новом Свете, наплевав на древний раздел мира папами, которые уж два века как сошли в могилу. Именно так: плевать на пап, договоры, традиции. Кто держит морские торговые пути, у кого сильный флот, тот может выстраивать торговые цепочки, делая торговлю глобальной: покупать с наименьшими издержками, продавать с наивысшей прибылью. Кто-то против? Вон на рейде эскадра, сейчас её командующий всё объяснит. Уже нет рабов и работорговли (в смысле есть, но меньше точек соприкосновения с официальной экономикой), а глобальная торговля продолжает существовать по этим законам – разве не удивительно?

Замена на поле

Американская борьба за независимость и её успех стали началом конца для Британской империи, как основного выгодополучателя этой торговли. Хотя запаса прочности ещё хватило, чтобы удерживать мировое первенство более 150 лет. Попутно отметим, что географическим определением мы тут пользуемся вынужденно, поскольку уже тогда в Британии были структуры, известные сегодня как ТНК, то есть далеко выходящие за рамки определения «национальный бизнес». Для контроля торговых путей необходим флот, а для их успешного использования – развитые финансовые институты. Как раз поэтому наиболее мощные флоты миры – у Америки и Великобритании, равно как и биржи в Нью-Йорке и Лондоне, входящие в пятёрку крупнейших в мире.

Вполне вероятно, что уже при нашей жизни мы увидим, как Китай освобождается от опеки США точно так же, как США в своё время освободились от метрополии британской короны. И первенство на рынке глобальной торговли перейдёт уже к Китаю. Осталось-то всего ничего. Шанхайская биржа в пятёрке крупнейших, экономика обогнала экономику США ещё пару лет назад, торговые карусели Китай крутит не хуже своих колонизаторов – с той же Африкой и крутит. Остаётся флот. «Новый Шёлковый путь» – это конечно правильно, а только флот и морские торговые пути конвертируются в богатство и власть вот уже пять столетий, рецепт проверенный.

Наш скромный интерес в этом – помогать эти пути создавать. Тем более, что это первый случай в истории, когда у нас есть  шанс подойти к этому средоточию капитализма настолько близко. И одновременно желательно не дать новому властелину мира играть в наши пасочки. Строить ледоколы и предлагать их аренду – это наше «асьенто», а Северный морской путь – наш «золотой треугольник».

1 Комментарий

  • Mas Igor

    Как может сайт с претензией быть научным, публиковать такую диалетантскую статью? Автору не мешало бы почитать Адама Смита и Маркса, понять, как формируется экономика, за счет каких факторов. Монетарная система, правовая база, экономические контакты, пути обменов натуральных продуктов, технологии - все эти основы экономики стали формироваться задолго до открытия Нового Света и работорговли в Америке.


Яндекс.Метрика