Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Историко-культурный стандарт
История народов России


Советская национальная политика: как мы побывали в будущем. Нет в русской истории «трудных вопросов», часть 11

«Трудный вопрос» №11 из историко-культурного стандарта: Характер национальной политики большевиков и её оценка.

Претензии к национальной политике большевиков возникли в последние годы существования СССР, а совсем громко прозвучали уже после распада. Внезапно выяснилось, что, с точки зрения национальных республик, всю советскую эпоху русские колонизаторы подвергали их жесточайшему угнетению. В России, наоборот, стали считать политику большевиков по отношению к национальным окраинам излишне толерантной. Мол, кормили их, республики им дали, школ и заводов понастроили, границы нарезали, а вместо благодарности получили 1991 год, когда миллионы русских у себя дома оказались дискриминируемым меньшинством.

Сегодня и вправду территория бывшего Советского Союза представляет собой взрывоопасный регион. В национальных конфликтах пострадали многие, а русские – так особенно. Если в Латвии «неграждан» только поразили в правах, выдав паспорта особого вида, то в Чечне и Фергане была резня по национальному признаку. Внутренние противоречия разорвали Молдавию, Грузию, Украину.

И в каком-то смысле это как раз советское наследство. В Союзе уровень вражды и недоверия между народами был настолько низким, что люди совершенно спокойно переезжали в другие республики, безбоязненно селились в окружении других наций. Только после распада стало понятно (кое-где не сразу), что они очутились в ловушке.

Конечно, идеализировать «братство народов» в СССР тоже не стоит. Но более успешных примеров в мире попросту не существует. Ни в Соединённых Штатах, которые позиционируют себя как «плавильный котел» наций. Ни в ЕС, способности которого к ассимиляции других культур оказались сильно преувеличенными. Нигде межнациональные браки не стали таким массовым явлением, как в Советском Союзе. А это лучший показатель здоровья межэтнических отношений. Это сугубо личный выбор каждого человека, ведь не по партийной разнарядке женились.

Уже к 1917 году большевики подошли достаточно подготовленными к решению этнических противоречий. У Ленина больше тридцати статей на эту тему, Сталин тоже ещё до Первой мировой писал большую теоретическую работу «Марксизм и национальный вопрос».

Не удивительно, что в ходе Гражданской войны они тактически переигрывали своих менее искушённых противников – белых сторонников единой России и националистов. Красные создавали советские республики одну за другой: Украинская, Донецко-Криворожская, Кубанско-Черноморская, Терская, Дальневосточная, Туркестанская… Большинство этих образований не пережило войны, однако свою роль они выполнили. Нигде Красная Армия – от Финляндии до Украины – не воспринималась как оккупационная, внешняя сила. Везде она могла рассчитывать на поддержку хотя бы части местного населения.

Создание СССР как союзного государства тоже было хорошо продуманным шагом. Ленин завещал преемникам построить «Всемирную республику Советов», поэтому границы 1922 года изначально не рассматривались как нечто вечное. Нужен был легитимный способ присоединения к стране новых субъектов-республик. Так спустя некоторое время появилась Литовская, Латвийская, Эстонская, Молдавская ССР.

Уже дореволюционная Россия строилась как страна для десятков населявших её народов, а не колониальная империя. Большевики пошли ещё дальше: они создали союзный конструктор, который мог интегрировать в принципе любой регион.

Конечно, быть связующим звеном в огромной державе, гасить все её внутренние противоречия силой и авторитетом, подтягивать отстающих своей культурой в советскую эпоху стало тяжелым бременем для русского народа. Но в то же время – и огромным бонусом. И для экономического развития, и для цивилизационного.

Даже если сегодня мы не знаем, как использовать советский опыт национального строительства, помнить о нём обязательно нужно. Благодаря советскому проекту мы заглянули далеко в будущее. Мы там побывали – наверное, слишком уж преждевременно. Подобное знание уникально, а настоящую его цену смогут определить только следующие за нами поколения.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. Школа боевых искусств для Евразии: к 22-летию Договора о коллективной безопасности

Владимир Путятин. «Русский след» в «сараевском выстреле»: пропагандистский штамп, переживший сам себя

Виктор Мараховский. Ледовое побоище в истории наших 90-х. Казалось бы, при чём тут Церетели и дирижёр Ельцин

Иван Зацарин. В апреле 2016-го. Если бы СМЕРШ вернулся

Софья Абезгауз. Между Антантой и Германией: торговая политика России перед войной и революцией

Андрей Смирнов. Секреты царской психологии: зачем Пётр I переодевал Россию в европейское платье

Иван Зацарин. Что будет, если торговать миром. Памяти Лиги Наций

Дмитрий Пучков. Любой русофоб является дегенератом

Иван Зацарин. Ленский расстрел. О роли частной инициативы в крушении империи

Иван Зацарин. Первый выстрел Гражданской войны. К 150-летию покушения Каракозова

Егор Яковлев, Дмитрий Пучков. От войны до войны. Часть 3: зачем русским и немцам понадобилась Первая мировая

Андрей Смирнов. Как искажается «выбор Александра Невского» в школьных учебниках

0 Комментариев


Яндекс.Метрика