Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Сегодня в прошлом


Не все миротворцы блаженны. К 55-летию «Царь-бомбы»

30 октября 1961 года – над Новой Землёй взорвали самый мощный боеприпас за всю историю испытаний ядерного оружия.

27 октября этого года спецкомитет ООН принял резолюцию, в которой назначил на март-июнь следующего года консультации о полном запрете ядерного оружия во всём мире. Причиной такого шага указаны «катастрофические гуманитарные последствия» его применения. Любопытно, что катастрофические гуманитарные последствия применения напалма и агент-оранжа во время войны во Вьетнаме не привели к соответствующим резолюциям. Да и мало ли на свете вещей, способных произвести катастрофические гуманитарные последствия?

Сегодня, когда мы справляем 55-ю годовщину подрыва, известного также как «Царь-бомба», стоит поговорить о том, что разоружаться не всегда хорошо.

Сделать не проблема, проблема доставить

«Царь-бомба» – пожалуй, самая известная страница ядерной гонки между США и СССР. Гонки, которую мы не выиграли (вряд ли такие соревнования вообще можно выиграть), но не проиграли. Если первые ядерные бомбы США и СССР разделяет почти 4 года, то термоядерные – уже 8 месяцев (1952). В первой половине 50-х советские учёные значительно больше времени уделяли разработке средств доставки – из-за чего мы и стали первыми в космосе. Потому что понимание принципа ядерного и термоядерного взрыва делает разработку боеприпаса задачей важной, но второстепенной. И АН602, пожалуй, единственный раз, когда с этого пути свернули.

Работа над проектом шла на протяжении семи лет (1954-1961).Во-первых, прерывались на пару лет по политическим причинам. Во-вторых, потому что и тут встала проблема транспортировки бомбы к месту испытания: самолёт и систему крепления дорабатывали специально. Ну а в конце октября 1961 года доставили, сбросили и ещё долго наслаждались реакцией мировой прессы.

Там «термоядерная реакция» продолжалась долго, а официальный Вашингтон даже высказался в том духе, что Америке нет необходимости таким образом доказывать своё ядерное превосходство. Мол, у нас всё равно больше.

Тем не менее, свой психологический эффект на ситуацию во время Карибского кризиса испытание сверхмощного боеприпаса не могло не оказать. Да и очень скоро оказалось, что «больше» – отнюдь не главное.

От количества к качеству

Если отвлечься от того, что «Царь-бомба» самая мощная (и самая-самая ещё по ряду параметров), то чем она примечательна?

У разработки и испытания АН602 были вполне конкретные задачи – отработка технологий создания ядерного оружия и их проверка на практике, а также пиар-сопровождение ядерной программы СССР и ретуширование отставания от США. У Америки в 10 раз больше зарядов, чем у Советского Союза? Зато у Союза есть такая бомба, которую в принципе всё равно, куда сбрасывать – повреждения всё равно гарантированы. Сегодня это звучит кровожадно, но 55 лет назад, в условиях ядерной гонки и «холодной войны» эти аргументы были более уместными. Но вот испытания прошли, что дальше?

Во-первых, это была последняя бомба. По крайней мере, магистральный путь советской ядерной программы после неё зафиксировал результат, сделал поворот, а учёные сосредоточились на разработке и совершенствовании МБР и боеприпасов под них.

Во-вторых, на АН602 гигантомания кончилась. Несмотря на заявления о более мощных зарядах (вроде торпеды Т-15 с термоядерным зарядом 100 мегатонн), все проекты так и остались проектами. Потому что сильнее и больше – не самоцель и ненужное ребячество.

Ядерный паритет, которого мы достигли с США уже к концу 60-х, опирался не на большие и страшные игрушки вроде «Царь-бомбы», а на новый род войск (РВСН), укомплектованный достаточным количеством МБР. Мобильность которых к тому же постоянно повышалась: стационарное размещение дополнили  пусковой установкой на автомобильном шасси, на подводной лодке и даже единственным в своём роде железнодорожным ракетным комплексом (да, БАМ нужен не только для перевозки грузов). А теперь к мобильности платформ прибавится и мобильность самого носителя: СМИ докладывают об успешных испытаниях гиперзвуковой ракеты.

Подозрительное миротворчество

Если же вернуться к предложению ООН, то вначале нужно вспомнить, что оно сделано в мире, в котором как минимум с 2010 года открыто задекларирована готовность США к нанесению БГУ (быстрый глобальный удар). Официально это стратегия реагирования на внезапные и крайне нежелательные для США сценарии развития мировой политики (вроде захвата Аль-Каидой власти в Пакистане, имеющем ядерное оружие), которая не предполагает использования оружия с ядерной БЧ. Однако любая стратегия, как известно, разрабатывается в нескольких вариантах реализации. И тот, что был предъявлен мировой общественности, может оказаться лишь одним из многих.

Реальность ядерного века может не нравиться, но она именно такова: за последние 50-60 лет у сверхдержав было достаточно поводов начать очередной крупный конфликт. Ядерное оружие – фактор, который этого не допустил, хотя создавалось оно именно для этого конфликта и именно для того, чтобы в нём победить.

Миротворческая риторика ООН (сознательно или нет) направлена на откат  разрешения мировых конфликтов к алгоритму первой половины XX века. Причём в тот момент, когда необходимость такого конфликта для отдельных участников сильно назрела: старая добрая неядерная война обнулит долги и перезапустит мировой капитализм на новый экономический цикл. Вот и вся цена этому миротворчеству.

Нет, ребята, по вашему больше не будет. 

0 Комментариев


Яндекс.Метрика