Чистый исторический интернет
более 300 ресурсов с достоверной информацией

Главный исторический

портал страны

Автор: Иван Зацарин
8 марта 2017

Мир шпионов. К 72-летию переговоров Даллеса и Вольфа

Сегодня в прошлом

8 марта 1945 года в Берне впервые встретились Аллен Даллес и Карл Вольф, начались переговоры о сепаратном мире между западными союзниками и нацистской Германией.

Выступая на коллегии ФСБ в середине февраля, Владимир Путин заявил, что в 2016 году ФСБ разоблачила 53 кадровых сотрудника иностранных разведок и почти 400 агентов. Основной интерес спецслужбы проявляли к ВПК, что и утешает, и настораживает одновременно. Потому что главный интерес разведки – люди, принимающие решения.

Сегодня, когда мы справляем 72-ю годовщину встречи будущего директора ЦРУ и генерала СС в нейтральной Швейцарии, стоит поговорить о том, что попытка заключения сепаратного мира стала лекалом для формирования Pax Americana.

Зачем мир немцам?

Что такое сепаратный мир для Германии? Это оборотная сторона блицкрига. Цель молниеносной войны, в идее которой, на самом деле, со времён Суворова и Наполеона мало что поменялось, проста как две копейки: разгром противников поодиночке, сверхнапряжением. Но увязание в войне сразу же заставляет вспомнить песню Высоцкого о спринтере-конькобежце, которого поставили бежать на дистанцию 10 тысяч метров. Один раз в XX веке Германия в эту игру уже сыграла, а сражение под Москвой заставило самых дальновидных из нацистской верхушки допустить возможность не очень хорошего окончания войны.

Поэтому первая попытка замириться на Западном фронте была предпринята уже в 1942 году. Немцы прощупали ситуацию сразу по двум каналам: отправили в Лондон сотрудника своего посольства в Швеции, а также попросили выступить посредником  генерального секретаря турецкого МИДа (тот встретился с британским послом и передал предложение). Британия на это ответила не просто отказом, а отказом принципиальным: будем разговаривать только в случае участия в переговорах СССР. Время умилиться? Не совсем.

В Лондоне прекрасно понимали, зачем немцам переговоры о сепаратном мире в 1942 году. Летняя кампания 1942 года, которая либо будет для Германии удачной, либо заставит её увязнуть в войне ещё на год. Начинать переговоры – помогать немцам воевать. А потом они рано или поздно вернутся к планам вторжения на Британские острова. Всё, что их удерживает – русские, второй год перемалывающие немецкую военную машину.

Берн как попытка повторить 14 пунктов

Фигура Аллена Даллеса – одна из первых ассоциаций, связанная с сепаратными переговорами. Кстати, кто такой Даллес? Глава европейского офиса Управления стратегических служб (будущее ЦРУ) и будущий  её глава.

Тема нам знакома больше в поп-версии (хотя и довольно качественной) – многосерийному фильму «Семнадцать мгновений весны». Фильм охватывает период с 24 марта по 12 апреля 1945 года. Один из эпизодов – первая встреча генерала СС Карла Вольфа с Алленом Даллесом. Но вот аберрация восприятия. А когда Даллес вообще приехал в Швейцарию? В 1945-м? Нет. В 1944-м? Тоже нет. В 1943-м, причём в феврале – сразу после окончания Сталинградской битвы. Мы же не станем думать, что это простое совпадение?

Мы уже однажды разбирали этот исторический казус на примере 14 пунктов Вильсона: воевать у нас получается лучше, чем пользоваться плодами своих побед. А между тем, если бы не известная ловкость советской разведки, армии, а также руководства страны, то Даллес вполне смог бы провернуть трюк, который в 1918 году удался тогдашнему американскому президенту: единолично написать условия послевоенного мира.

Даллес ведь не зря два года в Швейцарии просидел. И его первая встреча с Вольфом в марте 1945-го в Берне была совсем не первой встречей с представителями высших кругов нацистской Германии, пытавшимися встроиться в уже различимое на горизонте послевоенное мироустройство (Вольф даже не в первой пятёрке). Тем более, что немцам уже приходилось вести переговоры о мире с США в 1918 году и они примерно представляли, чего они хочет добиться от войны и от окончания войны Америка. А также на какие её болевые точки можно давить.

Скажем немного и о самом Вольфе. Почему именно он? Во-первых, из-за его положения в табели о рангах. Он считался человеком Генриха Гиммлера, т.е. как переговорщик был вполне пригоден. Однако пользовался и доверием самого Адольфа Гитлера, то есть обладал некоей автономностью. Во-вторых, Вольфу подчинялись СС и полиция Северной Италии. Содействие такой фигуры могло  привести к сдаче в плен целой группировки и резко упрочить положение США в послевоенных торгах с СССР.

В итоге войска в Северной Италии всё же сдались. Однако произошло это в день капитуляции гарнизона в Берлине, т.е. эффективность операции вышла весьма сомнительной. Привело к этому сочетание сразу ряда факторов

1. Выяснение отношений между Сталиным и Рузвельтом (22 марта-12 апреля). С этим связан один малоизвестный эпизод. 12 апреля, в день своей смерти, Рузвельт написал Сталину телеграмму, которой фактически «сдавал назад»: «Благодарю Вас за Ваше искреннее пояснение советской точки зрения в отношении бернского инцидента, который, как сейчас представляется, поблёк и отошёл в прошлое, не принеся какой-либо пользы. Во всяком случае, не должно быть взаимного недоверия, и незначительные недоразумения такого характера не должны возникать в будущем…». Рузвельт дополнительно настоял на передаче телеграммы именно в таком виде, несмотря на возражения посла США в СССР Гарримана. К тому же эта телеграмма стала последней в жизни Рузвельта.

2. Из-за неразберихи сразу в двух центрах принятия решений (Рузвельт умер, Гитлер был уже неадекватен) Даллес и Вольф не смогли выжать из ситуации практически ничего. Предсмертная телеграмма во многом связала Даллесу руки, а без его указаний Вольфу было сложновато уговаривать генералов на капитуляцию.

Так и получилось, что первая операция ЦРУ (не будем формальничать) провалилась, хотя и была хорошо подготовлена.

Генералов под контроль машин

Встреча и вся операция «Санрайз» в целом, тем не менее, не были безрезультатны. Если мы вспомним операции США на Ближнем Востоке уже в наше время, заметим их эффективность. Что армия США против Саддама, что повстанцы против Каддафи и Асада действуют очень успешно. Потому что в каждом случае мы обнаружим такого Вольфа. Кто-то сдавал ключевые объекты обороны, кто-то передавал повстанцам арсеналы. Годы прошли, а схема работает довольно неплохо, несмотря на первый сбой.

В случае чего, воевать с нами станут в крайнем случае. Как до последнего избегали столкновения с группировкой в Северной Италии. Вначале будут пытаться перекупить генералитет и высокое чиновничество. Вопрос: что с этим делать?

Патриотическое воспитание – это само собой. Профилактическая работа спецслужб – тоже. Однако все методы, включающие человеческий фактор, в результате сводятся к стойкости этого самого человека на конкретном посту.

Пока что, видимо, для решения этой проблемы придётся прибегать к помощи машин. В смысле – создания электронной командной системы, анализирующей угрозы и «отдающей приказы» таким образом, чтобы максимально усложнить для слабых звеньев в командовании принятие откровенно предательских и саботажных решений. Для обхода этой страховки придётся брать под контроль всю вертикаль, это уже сложнее.

Напоминает фантастику, «Терминатор», восстание машин? Но подобные системы уже реализованы в РВСН, остаётся их адаптировать и отмасштабировать на армию в целом. К тому же отдавать приказы всё равно будут люди, система будет их только готовить и контролировать адекватность. Над слабостями человеческой природы мы до конца не властны, зато никто не мешает бороться с условиями, в которых появляются и действуют генералы Вольфы.

0 Комментариев


Яндекс.Метрика